NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ЧТО ТАКОЕ «ОРАНЖЕВАЯ КУЛЬТУРА»
Неужели хамские выкрики попсы — это все, что может предложить Россия Украине?
       
"Вопли Видоплясова" — первая Скрипка революции. (Фото — PhotoXPress)
     
       Оксана ЗАБУЖКО — популярнейшая украинская поэтесса, писательница, автор публицистических эссе. Ее произведения возглавляют рейтинги современной украинской литературы. Будучи переводчиком некоторых из них, я попросила Оксану на этот раз «перевести на русский» то, что происходит сегодня в Украине.
       
       — Оксана, каковы, по-твоему, культурные корни «оранжевой революции»?
       — Вообще-то такие грандиозные тектонические процессы на каком-то одном уровне, да еще изнутри, понять не получится — слишком велик масштаб.
       Через киевский Майдан прошли миллионы людей, а локальные «майданы» все еще продолжают клокотать по всей стране. Историкам, социологам, психологам, культурологам хватит работы на долгие годы, а уж писателям так просто повезло сверх всякой меры — такой сверхмощный взрыв человеческого материала выпадает раз в столетие (в Украине в последний раз — в 1918-м).
       В качестве ближайшей, самой «узнаваемой» аналогии сейчас чаще всего вспоминают Прагу 1989-го (поляки, впрочем, еще и Варшаву 1980-го, а немцы — падение Берлинской стены), но, по-моему, как и любое другое, это сравнение тоже чуток «прихрамывает». То есть по всем признакам — несомненно очередная «восточноевропейская бархатная» (за демократическую форму правления, против авторитарной) с цветами, песнями и общим нравственным пафосом, совпадающим с той же Прагой-1989 даже на уровне лозунгов («Любовь и правда победят»). Но есть и еще одно важное обстоятельство: именно в эту осень окончательно завершился 13-летний процесс консолидации украинской политической нации. Изменилось не только массовое сознание, но и массовая энергетика. Уникальная — все метафоры блекнут! — атмосфера «свободы, равенства, братства» на улицах столицы, слезы на глазах от нежности ко всем и каждому, слияние в оранжевой эйфории полесских фермеров, львовских и харьковских студентов, запорожских металлургов, киевских бизнесменов... И при этом, что очень важно, еще и окончательная духовная ассимиляция — как бы переплавка в общем национальном горниле — этнических русских, евреев, венгров. Ключевую фразу этих недель — «Я горжусь тем, что я украинец» — впервые доводилось слышать от разных людей безотносительно к их этническому происхождению, понятие «украинец» наконец-то стало из паспортного гражданско-политическим.
       — Вероятно, можно увидеть корни происходящего в прошлом Украины…
       — Культуры просто так не умирают — а может, и вообще не умирают никогда? Все-таки еще двести с лишним лет назад гетманов у нас выбирали, и очень сильно подозреваю, что, не будь в культурном «геноме» украинцев этого (очень шевченковского!) ощущения «неправедности» всякой неизбранной, «назначаемой сверху» власти, то одних только 13 лет гражданского общества для становления украинской демократии могло бы, пожалуй, и не хватить…
       А если попроще, то в течение последнего года в Украине окончательно оформился давно зревший исподволь цивилизационный разрыв между обществом и властью. Постсоветская власть попросту треснула на теле Украины по всем швам, как на выросшем молодом человеке истрепавшийся подростковый костюмчик. Не исключено, что наконец-то настал «не календарный», как выражалась Ахматова, а настоящий — духовный, или, если угодно, метафизический — конец СССР.
       — Как и почему украинская интеллигенция — писатели, деятели культуры — участвует (или не участвует) в «оранжевом движении»?
       — Во-первых, революция на то и революция, что в ней тем или иным образом участвуют ВСЕ, от мала до велика, — от моего соседа-таксиста, который после смены бесплатно развозил людей с митинга по домам, до директора моего любимого японского ресторана, ежевечерне отправлявшего в палаточный городок машину бесплатных суши, и не менее нежно мной любимых Олега Скрипки и Марийки Бурмаки, непонятно как не сорвавших голос многочасовыми бесплатными концертами на ветру и морозе. Во-вторых, главным двигателем «оранжевой революции», как и положено «по учебнику», оказалось именно «третье сословие», то бишь украинский средний класс, — и, разумеется, интеллигенция в том числе. Она-то начала сопротивление куда как задолго до 21 ноября — и самиздат возродила (в виде распечаток из интернета и самопально изготовленных листовок), когда по всем телеканалам, кроме 5-го и ТРК «Эра», еще валом валила вполне советской стилистики пропаганда (Янукович — «крепкий мужик» и замечательный премьер, Ющенко — подлый агент американского империализма, с ножом в зубах и свастикой на лбу), да и сам интернет качественно ох как изменился…
       — Для нас он стал одним из важнейших источников информации о событиях в Украине...
       — Вообще о роли интернета в этой революции когда-нибудь будут написаны диссертации, настолько важна оказалась эта «зона свободы». А десятки тысяч инженеров, журналистов, студентов, записывающихся в наблюдатели? А тысячи часов любительских видео, на которых по всей стране люди с риском если не для себя, то для камеры фиксировали неисчислимые «страхи и ужасы» этих выборов? Не живя в Украине, наверное, трудно представить, до какой степени победа Ющенко «не принадлежит ему» и только в малой степени может быть отнесена на счет его штабов (по моим «наблюдениям постороннего», дело там по многим параметрам обстояло отнюдь не блестяще!). Люди потому и вышли на улицы, что победу украли не у Ющенко, а у них, у всех нас, это нас обманули (в том числе, как терпеливо объясняли «оранжевые» ошарашенным «бело-голубым» десантникам, и сторонников Януковича: «Ведь вы так и не знаете, сколько вас на самом деле!»). Просто Ющенко сумел стать символом, объединившим и консолидировавшим нацию по той же модели, что Гавел чехов в 1989-м, а Иоанн Павел ІІ поляков в 1980-м: он представляет редкий (возможно, только вот на таких переломных этапах истории и успешный!) тип морального политика. Это-то и оказалось самым важным — и самым востребованным.
       Еще перед первым туром Янукович, выступая в Донбассе на каком-то очередном «хозпартактиве», выкрикнул фразу, ставшую крылатой: «Я верю, что сильных и здоровых людей у нас больше, чем этих козлов, которые постоянно мешают нам жить!». Меня тогда ужаснули даже не «козлы», а апелляция к «сильным и здоровым» — прямая цитата из речей Гитлера 1933 года. Но вот теперь, после двух месяцев «сопротивления козлов» и потрясших мир трех недель майдана, поневоле думается: а ведь прав был мужик! — если иметь в виду «сильных и здоровых» не телом, а духом, то их, как выяснилось, у нас и впрямь неимоверно много! С учетом того, как долго растлевали власти украинское общество, оно оказалось на удивление нравственно здоровым. И, разумеется, вся интеллигенция, тихо задыхавшаяся в сгущавшейся атмосфере лжи и продажности, в эту осень выкарабкалась из своих «экологических ниш» и пошла по-партизански «спасать Родину» — кто как умел.
       — Как ты прокомментируешь письмо группы украинских писателей, опубликованное еще накануне выборов, где говорилось, что русский язык — это «язык попсы и блатняка»?
       — Вряд ли россияне представляют себе, до какой стадии «блатного» разложения дошел сегодня в Украине русский язык, коим наша обанкротившаяся политическая элита (за редкими исключениями) владеет в объеме не более 500 слов (украинским, боюсь, в еще меньшем!), причем половина из них — это феня, арго и мат. Это уже даже не советский дискурс — в том хоть синтаксис сохранялся! Провластный же «единый кандидат» г-н Янукович был неоднократно замечен СМИ в крайне непринужденном изъяснении матом прямо в ходе встреч с избирателями во время кампании. Даже во время «теледебатов» (на которых зачитывался заранее заготовленный текст!) он умудрился, перейдя в заключительном слове на русский, за пять «русскоязычных» минут несколько раз сорваться — прозвучало (быстренько, впрочем, сдавленное мычанием!) «без балды» и еще несколько перлов.
       А теперь о письме, о котором ты вспомнила. Писем в поддержку демократии были десятки, если не сотни, — я лично подписала штук пять, в том числе «от творческой интеллигенции» (то самое «звездное», собравшее около 500 подписей) и «от интеллектуального сообщества» (то, которое вслед за нами, украинцами, стали подписывать и иностранцы — среди них Ноам Хомский и ряд других выдающихся умов современной цивилизации). Со своим отдельным «Письмом 12 аполитичных литераторов» выступила и литературная группа Ю. Андруховича.
       Оно было обращено к своей читательской аудитории — молодежной, студенческой — и выдержано в привычном для них «постмодернистском» формате. По стилю, языку, эксцентрично-стебной композиции оно больше походило на литературное произведение, чем на политическое заявление. Среди множества ярких инвектив по адресу «премьер-министра», пишущего свою должность в анкете с двумя ошибками, там была и такая фраза: собирается, мол, «сделать язык попсы и блатняка вторым государственным».
       Между прочим, интересное филологическое наблюдение моей интеллигентнейшей старушки-матери, в эту осень впервые в жизни научившейся говорить, чуть речь заходила о действиях властей, на приблатненном жаргоне: «Господи, какой ужас, — спохватилась она однажды, перебив сама себя на каком-то полулагерном выражении: — Он ведь таки, получается, ввел второй государственный язык!».
       — То есть в сознании образованного украинца словосочетание «русский язык» ассоциируется с блатным жаргоном, а через него — с ненавистной постсоветской системой?
       — Сам-то по себе язык — нет, конечно, абсолютное большинство украинцев им прекрасно владеет, а почти для трети населения он вообще родной… А вот русский как язык украинской власти — безусловно! И вот когда на эту хлесткую метафору невинной группы провинциальных литераторов с грохотом обрушилась вся российская пропагандистская машина и они побрели по второму-третьему-четвертому кругу объясняться и оправдываться, вот тут меня обуял подлинный ужас, чувство надвигающегося оруэлловского мрака. И было очень стыдно и горько за некоторых замечательных деятелей русской культуры, подхвативших все это «политтехнологическое» кликушество, в особенности же больно за автора с детства обожаемых фильмов, когда-то в советские времена как раз помогавших распрямиться — и не идти туда, куда гонит строем конвой по окрику пьяного начальства.
       Эти люди не понимают, что в данном случае как раз не искушенные в публичных жестах прикарпатские мальчишки выступили в защиту именно русского языка и русской культуры — то есть тех ценностей, которые и сделали ее мировой! Но почему те же Ноам Хомский или Жерар Депардье могут без особого труда разобраться в украинских событиях, а Марк Захаров выступает рядовым служащим оруэлловского «министерства правды»? Что вообще происходит с русской интеллигенцией — где ЕЕ письма к нам в эти дни?
       Да, огромное спасибо Юрию Шевчуку, приехавшему и спевшему на майдане, спасибо московским ребятам, стоявшим там с российским триколором, и многим-многим россиянам, писавшим и звонившим в Киев с тем же, с чем обращался к нам в эти недели весь мир: держитесь, мы с вами! Но русские писатели, интеллектуалы, режиссеры, актеры — почему мы их не слышим? Неужели хамские выкрики российской гастрольной попсы да еще скучные личики пацанят из «Фабрики звезд», привезенных в Киев в качестве массовки на нелепую и провалившуюся «альтернативную» акцию, — «это все, что останется» нам, как пел на майдане Шевчук?
       
       Елена МАРИНИЧЕВА
       
20.12.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 93
20 декабря 2004 г.

Четвертая власть
120 журналистов взбунтовались против администрации президента и ФСБ

Наталья Питахина: Носивших плакаты против Рыжкова охраняли люди в камуфляже

Дмитрий Негреев — о механизме давления и журналистском сопротивлении

Валерий Савинков: Кампанию организовал человек, связанный с администрацией президента

Про оперативное сопровождение…

Навстречу выборам
Любить во весь голос. В глубинке не найти хорошей партии

Ишаев — мон Амур. Хабаровск накануне губернаторских выборов

После выборов
Оспаривать результаты российских выборов придется в Европе

У Шойгу раздвоение подписи…

Тупики СНГ
И хочется, и НАТО. Внутренние и внешние вызовы Ющенко

Хавьер Солана: События в Украине показали всем, что там есть гражданское общество

Оксана Забужко. Что такое «оранжевая культура»

Деньги на спецоперацию есть, а на вооружение уже не хватает

Если Ющенко отравили украинские спецслужбы, им, скорее всего, помогли из Москвы

Суд да дело
Нельзя отказываться от высшей формы демократического правосудия. Надо готовить кадры

«Газпрому» грозят санкции вплоть до ареста танкеров и банковских счетов

Тактика выжженных доказательств. Началась охота на менеджеров и юристов «ЮКОСа»

Игнорируя иностранные суды, Россия рискует резко сузить круг деловых партнеров

«Свободу!» Подведены итоги конкурса плакатов в защиту Михаила Ходорковского

Болевая точка
Ультиматум бесланцев: или «верхи» начнут говорить правду о Первом сентября, или будет перекрыта федеральная трасса

Серийные номера огнеметов, обнаруженных после штурма бесланской школы, записаны неверно

Кавказский узел
Кадет срывает процесс и с удовлетворением наблюдает, как здорово ему это удается

Обстоятельства
Что общего между митингами в Дагестане и ростом цен на мясо?

Цена закона
Борьба с террором вплость до… полной потери гражданами своих прав

Власть и люди
Человек обоймы. Анзора Каратляшева застрелил пьяный милиционер. Но никто не собирается привлекать его к ответственности

Финансы
Михаил Зурабов забыл о 13 миллионах льготников

Монетизация идет. Но есть трудности с монетами

«И будет вам счастье!..» Техника почтового «лохотрона»

Отдельный разговор
Госнаркоконтроль пытается любыми способами продлить свое существование

Незаконный оборот марганцовки. Теперь наркотики — в каждом доме

Впервые врача признали виновным в сбыте наркотического вещества

Регионы
Пост сдал, пост принял. В стране проходит эстафета голодовок

Мир и мы
Главы детских семейных домов просят политического убежища в Эстонии

Образование
Хорошо будут учить только в VIP-школах и за большие деньги?

Точка зрения директоров элитных московских школ…

Армия
Генералы привыкли к земле

Исторический факт
Как Владимир Буковский скопировал секретные документы ЦК КПСС, которые опять засекретили

Подробности
До вершины власти лимоновцы не добрались

Мошенник создавал героев войны как-то по-своему…

Татары не оставляют надежды сменить алфавит

«Стародум» Станислава Рассадина
«Дзык-дзык». Важнейшим из искусств становится «Аншлаг»

Личное дело
Исправленому — верить! Лена Калинина (три года колонии) — новая ведущая «Радио России»

Спорт
Тамара Москвина — ледяная леди, воспитавшая нескольких чемпионов мира и Оимпийских игр

Библиотека
Как пишут Евгений Гришковец и Эрлен Лу? Писатели и сами этого не знают

Премия «Дебют» открыла лицо девушки с московской пропиской

Вольная тема
Здравствуй, моя Мурка, и прощай! Как по-человечески похоронить кошку

Дина Рубина. Как я люблю Одессу…

Кинобудка
Бродит молодое кино. После каждой фамилии ведущих режиссеров — слово «младший»

Театральный бинокль
Фестиваль «NET»-2004 прошел под знаком любви и смерти

Наградной отдел
Лауреаты «Новой генерации» — 50 молодых ученых и студентов

К сведению…
Опровержение

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100