NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

СУД В ОЦЕПЛЕНИИ. ЕГО ОРГАНИЗОВАЛА ЛИЧНАЯ ОХРАНА ОБВИНЯЕМОГО
       
Кадет со своим адвокатом в зале суда.
   
       
В Грозном продолжается первый в истории «антитеррористической операции» судебный процесс над федералом — нижневартовским милиционером Сергеем Лапиным, который в 2000—2001 годах был оперуполномоченным по борьбе с терроризмом в составе Ханты-Мансийского сводного отряда милиции, дислоцированного в чеченской столице на улице Павла Мусорова.
       Лапина («чеченская» кличка-позывной — Кадет) обвиняют в тяжких преступлениях — соучастии в похищении и пытках 26-летнего грозненца Зелимхана Мурдалова, который, будучи задержан на одной из центральных улиц города, был привезен в Октябрьский ВОВД (временный отдел внутренних дел), где хозяйничали «ханты», был зверски избит в кабинете Кадета, после чего 3 января 2001 года бесследно исчез и числится с тех пор пропавшим без вести.
       
       
Судебные разбирательства проходят в Октябрьском районном суде Грозного под председательством Майербека Межидова уже в течение полутора лет, однако только сейчас, в серии заседаний конца ноября 2004 года, удалось сдвинуть процесс с мертвой точки: начато рассмотрение дела по существу предъявленных Кадету обвинений (ст. 286 ч. 3 — «Превышение служебных полномочий», до семи лет лишения свободы; ст. 111 — «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»; ст. 292 — «Служебный подлог»).
       До этого «борец с терроризмом» откровенно уклонялся от суда и налаживал свою жизнь: родная система, МВД РФ, невзирая на чрезвычайную тяжесть вменяемых Кадету преступлений против личности, тихо, не привлекая внимания, восстановила подсудимого на службе, и теперь он, находясь под подпиской о невыезде, опять трудится оперуполномоченным уголовного розыска в Нижневартовском городском УВД, носит погоны, имеет табельное оружие и стоит на страже закона…
       Тем не менее на ноябрьских заседаниях Кадет вел себя как закоренелый рецидивист — дерзко, нагло, хамовато, в шестой раз поменял свои показания, полностью отказался признавать свою вину и свалил все на тех своих товарищей по «антитеррористической операции», которые погибли.
       Очень по-мужски. Не правда ли?
       
       Военно-полевой грозненский суд
       Майербек Межидов — председатель Октябрьского районного суда Грозного, практикует в полуразрушенном здании бывшего департамента госбезопасности Ичкерии по улице Поповича. Если прямо посмотреть на эту коробку — вроде бы дом. С тыла — один каркас, для осуществления правосудия кое-как отремонтировано меньше половины первого этажа со стороны входа. Тут холодно, как в рефрижераторе, и редкие «лампочки Ильича» так скупо выдают людям свет, что необходимое чтение судьей Межидовым, немолодым уже человеком, документов — экспертиз, протоколов допросов — смело можно назвать подвигом во имя правосудия.
       Другой подвиг — осуществление «свободного» правосудия в оцепленном здании. Где еще такое видано? Неизвестные в камуфляжах, с бритыми головами, обвешанные автоматами, приехав на БТРах и бронированных «УАЗах», держат на мушке каждого, кто переступает порог суда и покидает его. Части из нас достаются еще и реплики, одна другой «краше».
       Это — бригада охраны Кадета, подсудимого. Он с ними приезжает, он с ними уезжает. Даже когда Кадет курит в перерывах, его прикрывают собой члены этой бригады. Как прокомментировал происходящее Олег (так представился: «командир опергруппы МВД»), человек абсолютно бандитского вида, со здоровенным то ли автоматом, то ли гранатометом, который он держит, как младенца, у груди, у него «устный приказ командующего» (группировкой МВД в зоне «антитеррористической операции») на охрану Лапина.
       — От кого?
       — Сами знаете, — злобно чеканит Олег.
       От чеченцев, надо думать.
       От несчастной Алеты, тети замученного Кадетом Зелимхана Мурдалова, которой стало плохо, как только начали зачитывать, что и как делали «ханты» в Октябрьском ВОВД с ее племянником 2 и 3 января 2001 года. «Ханты» — так именуют в Грозном бойцов Ханты-Мансийского сводного отряда милиции, отличавшихся даже тут жестокостью и наглостью.
       От Астемира Мурдалова, то и дело с силой сжимающего седые виски низко опущенной головы. Он — отец Зелимхана.
       От жертв пыток «хантов» — тех, которые чудом выжили и вышли из застенков Октябрьского ВОВД. От жен и матерей похищенных «хантами» людей, ловящих теперь каждое слово и судьи, и Кадета — с надеждой, а вдруг хоть что-то проскользнет о судьбе и их мужа, сына, брата…
       Все эти женщины и мужчины жмутся в сторонке. «Личная бригада» довольно и откровенно ухмыляется, дополняя эту чудовищную картину государственного поощрения преступников в погонах.
       
       «Меня бросили под пытки»
       Наконец заседания начинаются. Люди дышат в холодном зале, и только тогда становится тепло. Но пока еще все трясутся от сырости, Кадет требует слово — его речь пересыпана приблатненными интонациями, и он полностью отказывается от всего, что говорил раньше.
       Судья: А зачем вы все это говорили?
       Кадет: Я боялся. Меня бросили под пытки. В течение месяца меня пытали в чеченском РУБОПе.
       Судья: Кто пытал?
       Кадет: Следователь Байтаев. Я признался бы и в убийстве Кеннеди. У меня не было выбора — мне надо было что-то говорить.
       Кадет переходит к плачущим интонациям. О том, как его пытали на предварительном следствии, он будет повторять еще много-много раз. В результате получается следующая картина. Всякий раз, когда его кто-то допрашивал по делу — то ли Байтаев из РУБОПа, то ли временно исполняющий на тот период обязанности прокурора Грозного В. Мороз, то ли следователь республиканской прокуратуры В. Игнатенко, — на Кадета или психологически, или физически неимоверно давили. Мол, признавайся, иначе запрем в тюрьму.
       — Я не хотел в ИВС, вот и признавался, — объясняет Кадет.
       — Но это же было в присутствии адвоката? — пытается напомнить судья.
       — Какого адвоката? Абалаева говорила мне, что таких, как я, надо резать…
       Прокурор Октябрьского района Грозного Владимир Розетов (он представляет на процессе гособвинение): У вас были телесные повреждения во время содержания в ИВС РУБОПа?
       Кадет: Да. Меня содержали без зубной щетки и пасты. Вы представляете?
       Адвокат Станислав Маркелов (московский адвокат, защищает сторону потерпевшего Астемира Мурдалова): Почему в деле нет вашего заявления о применении физического воздействия к вам?
       Адвокат Григорий Дегтярев (нижневартовский адвокат, защитник Кадета) тут же повышает голос и чуть ли не срывается на крик (у него такая странная манера, которую он распространяет даже на судью): У моего подзащитного травма психического порядка. Признаки постстрессового расстройства! Вы не имеете права!
       Однако это очередной блеф. В предыдущих судебных заседаниях уже было доказано, что ничего подобного у Кадета не было.
       Судья: Но раньше вы хотя бы говорили, что вывели Мурдалова за пределы ВОВД, после чего он пропал. Почему сейчас отрицаете?
       Кадет: Говорил, потому что на меня психологически давил Мороз, зампрокурора, который допрашивал.
       Прокурор Розетов, горько и очень тихо: Мороз убит…
       Судья Межидов: Вы обжаловали действия Мороза?
       Кадет: Посчитал — не нужно.
       Сказка про давление Мороза — еще один блеф. И тут необходимо короткое отступление — картинка из 2001 года: когда Кадета вызывали на первые допросы в грозненскую прокуратуру к Морозу, «ханты» приезжали туда большим отрядом и оцепляли здание, держа его в прицелах автоматов и гранатометов, пока Кадет был у Мороза, по ходу дела громили, что попадалось под руку, внутри прокуратуры, угрожали расправой тем, кто там работал. То есть психологическое давление действительно имело место — только давили не прокуроры. А на них.
       Судья Межидов: А кто на вас давил в Нижневартовске? Вы ведь были уже не в Чечне?
       Кадет: Прокуроры Дин и Леушин, приехавшие меня допрашивать из ЧР.
       Леушин тоже погиб…
       Кадет с вызовом, опять меняя тошнотворно-плачущий тон на хамский и то и дело грозя указательным пальцем в сторону судьи, изрекает: Думаю, Мурдалова бил Таймасханов (Салим Таймасханов — оперуполномоченный того же Октябрьского ВОВДа. — А.П.). Он его и куда-то дел из ИВС.
       Судья: Вы не давали показаний ни на Мороза, ни на Таймасханова, пока они были живы. И тут же меняли показания, когда узнавали, что они погибли. Как это объяснить?
       Кадет: Если вас пытают сутки подряд, вы подпишете все что угодно. У меня не было выбора.
       И с места Астемир Мурдалов, спокойно и горько: А у наших был выбор…
       Наконец терпение вершащих правосудие подходит к пределу. Прокурор Розетов просит судей огласить предыдущие показания Лапина — напомнить ему их, так как расхождения принципиальные. Судья Межидов начинает зачитывать протоколы предыдущих допросов Лапина С.В., произведенных в Нижневартовске, по месту его жительства, в Пятигорске, в Грозном — в самых разных местах и самыми разными следователями: «…От услуг адвоката отказываюсь. Могу сам осуществлять свою защиту. По существу обвинения виновным себя признаю. Показания давал добровольно… Готов подтверждать показания на очных ставках…».
       Кадет с раздражением расшвыривает на столе УК и УПК, он недоволен и не думает этого скрывать. Но судья продолжает: «…Вопрос следователя: Кто на вас воздействует? Почему вы постоянно меняете показания? Ответ: На меня никто не воздействует. Впервые меняю показания, потому что раньше не придавал им значения…».
       Это — принципиальная фраза, ключевая и много объясняющая. Действительно, подавляющее большинство федералов в Чечне даже и не держат в голове, что к ним может быть применено уголовное законодательство за похищения и убийства гражданского населения. В среде федералов тот герой, кто уничтожил чеченца. А трус тот, кто испугался уничтожить. Так продолжается пять лет, а Кадет — вдруг привлеченный к ответственности — почти одинокое исключение…
       Первый доказанный случай типичных для последних пяти лет в зоне «антитеррористической операции» в Чечне обстоятельств. Когда жизнь и судьба «врага» на «вражеской территории» не стоят ровным счетом ничего. Когда только случайное стечение обстоятельств — как было в истории с Зелимханом Мурдаловым — позволило надеяться на расследование и правосудие. Когда права человека не играют никакой роли по сравнению с ложно понятой борьбой с террором. Недаром Кадет несколько раз повторял на ноябрьской серии судебных заседаний: «Я не думал, что это будет серьезно». И поэтому — врал, как хотел. И потом снова — врал, что хотел. И в третий раз — врал… В четвертый. Пятый. Шестой.
       Следующее заседание суда по делу Кадета-Лапина 15 декабря — будет допрос свидетелей обвинения.
       
       Анна ПОЛИТКОВСКАЯ, спец. корр. «Новой», Чечня
       
29.11.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 88
29 ноября 2004 г.

Обстоятельства
Справочник для братков. Силовики торгуют информацией о гражданах России
Тамбовский авторитет: Вообще-то это беспредел государства
Власть и люди
Милиция — комбинат общественного пытания?
Преступления совершаются на глазах у милицейского начальства
Мнение психолога: Бьют — значит любят бить
После выборов
Извините за внимание
Восток и Запад. Встреча в Киеве. Оранжевая хроника
Украина — не окраина. Иллюзии и смысл ноябрьской революции
Народ считает выборы несостоявшимися
В Москве прошел митинг солидарности с большой частью народа Украины
Мир и мы
Для силового переворота на Украине не хватает только сил
В отношениях России и Евросоюза — резкое похолодание
Украинцы всех стран соединились
Украинский кризис и иллюзионный мир российской власти
«Тушите свет!»
«Виагра» и братья Кличко — две вещи несовместные
Власть
«Пятилетка Путина». Другой страны и другого народа у нас нет
Армия
Почему два самых образцовых солдата стали преступниками?
Близнецы армии
Точка зрения
Российским генералам до сих пор снятся победы над США в какой-нибудь войне
Академик Юрий Рыжов: Жестокость приговора физику Данилову показывает слабость нашей власти
Суд да дело
Суд над Кадетом — в оцеплении. Его организовала личная охрана обвиняемого
Госнаркоконтроль прощается с кетаминовой кормушкой
Суды теряют «инвестиционную привлекательность»
Дело «ЮКОСа». Свидетели взлетели на воздух
Телеревизор
Журналисты НТВ написали оперу о «ЮКОСе». Опер может быть доволен
Реакция
Бунт присяжных – 2. Прокуратура вызывает бунтовщиков на «проверку»
Деньги президента – 2. Где-то глубоко внутри Путин не порвал с Березовским
Расследования
Показания врача-
заложника из бесланской школы №1: До последней минуты не верила, что наше правительство наплюет на нас

Отдельный разговор
Химия — не жизнь. Производство химоружия — миллиарды на ветер. Теперь, даже при его уничтожении, этот ветер убивает нас
Отработанная порода. Химики Шихан падают в голодные обмороки
Право на ответ. Официальная оценка сложившейся ситуации
Финансы
Студентов прокатили. Проездные отнимут, но стипендии не повысят
Подробности
Удачная посадка
ФСБ ищет террористов в мечетях
Регионы
Обнаружен денежный приток Вятки
Массовое отравление на юге страны
Новости компаний
Энергия в третьей степени
Библиотека
Цензура. Запретили книгу о взаимоотношении полов в мусульманском мире
Трудовые книжки. На работу в «Букбери» принимают не всех
Александр Покровский: Как я попал в переплет
Спорт
Бугры на поле – 3. Отрывки из фантастического детектива
Кинобудка
«Александр». Миролюбивый завоеватель
Марш примирения и сагаласия. «Московская сага» как история для быдла
В кино дьявол — точно в деталях
Инострания
День индейки

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100