NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

Александр РАГУЛИН:
К «МИРНОЙ» ЖИЗНИ ГОТОВ НЕ БЫЛ
У отечественного хоккея было лицо Александра Рагулина — десятикратного чемпиона мира и трехкратного олимпийского чемпиона. Теперь оно — в траурной рамке, и такое ощущение, что наш хоккей осиротел…
       
(Фото — из книги "Алексей Рагулин")
   
       
Он не всегда был таким привычно монументальным. На фотографии конца 50-х он худой, поджарый и кудрявый, и таким его легко представить в составе джазового трио братьев-близнецов Рагулиных, которое, к счастью для советского хоккея, не состоялось. «Быстрее Сашки защитника не было», — говорил о тех временах его первый серьезный тренер Николай Семенович Эпштейн. В «Химике» ему оставалось быть недолго, как недолго было оставаться Сашкой и самым быстрым. Он стал Палычем и самым лучшим. Таким и запомнится.
       Его товарищи по амплуа в отдельных компонентах ни в чем ему не уступали, но по сумме компонентов равных Александру Рагулину даже в той блестящей плеяде не было. Как и по достижениям — три олимпийских «золота», десять золотых медалей чемпионатов мира (из них девять — подряд). У Владислава Третьяка — тоже десять, у Вячеслава Старшинова — тоже девять подряд, но это лишь подчеркивает уникальность Палыча.
       Все совпало — облик, характер, мастерство, одно дополняло другое, вот почему именно Рагулин стал воплощением лучших черт национального характера, так адекватно отраженных в отечественном хоккее золотой его поры. Доминирующим качеством Рагулина было скромное обаяние силы. Это чувствовали не только соотечественники — у него была мировая известность.
       Груз всенародной славы он нес без видимых усилий и многое успел под занавес блистательной игровой карьеры, став одним из главных героев Суперсерии-72 и поставив победную точку на ЧМ-73 в Москве, когда ни одного его товарища по сборной-63 и даже по сборной-68 гренобльского образца рядом уже не было. При том что самому Палычу еще и тридцати трех не исполнилось — играть бы да играть…
       Жить бы да жить… Но здоровье он там оставил, на льду, да и «послехоккейная» жизнь гладким продолжением карьеры отнюдь не была. При этом Александр Павлович и на обочине не оказался, и сам себе монументом не стал — не такой он был человек.
       То, как Рагулин заботился о ветеранах и детях, дорогого стоит.
       От него исходило ощущение надежности — за наш хоккей (при всех его нынешних передрягах) с Рагулиным было как-то спокойнее. Такое ощущение оставили и три наших обстоятельных встречи, при том что и темы, и обстоятельства были разные. В госпитале в Сокольниках, где проходил плановое лечение инвалид второй группы подполковник в отставке Александр Рагулин, он ни словом, ни жестом не дал понять, как ему трудно. Это было и так видно…
       Нынешним летом в своей квартире «генеральского дома» на Соколе он выглядел отдохнувшим и посвежевшим. Собирался на дачу, делился планами. Почетный приз «Легенда спорта», врученный ему — первому из хоккеистов, скромно стоял на серванте в уголке. И ничто не предвещало того, что он уйдет в легенду теперь уже навсегда.
       Часть наших последних разговоров — перед вами.
       
       — Правда ли, что в ЦСКА с первого же сезона вас звали Александр Палыч?
       — Это версия Анатолия Владимировича Тарасова. Все-таки не сразу.
       — Приглашение в сборную вы восприняли как должное?
       — Какое там! 19 лет, конкуренция аховая. Второй контрольный матч доиграл на одном коньке — боялся сказать, что лезвие провалилось. Думаю: скажу — на лавку посадят, а потом, не дай бог, вовсе из состава выведут. Местом в сборной дорожили. Борис Майоров до сих пор смеется, вспоминая, как я в Архангельском опоздал на автобус — через все поле бежал, пока не увидели…
       — В ЦСКА из «Химика» вас забрали прямо с пляжа?
       — Не совсем. Но Николая Семеновича Эпштейна не предупредили, и он действительно узнал обо всем, встретив нас с Виктором Кузькиным и братом Мишей на пляже в Ялте во время отпуска. Конечно, не обрадовался. Я было назад решил заявление забрать, но мне доходчиво объяснили, что у меня теперь два пути: либо на лед в хоккейной форме ЦСКА, либо на Дальний Восток — в армейской.
       — Евгений Мишаков вспоминал, как вы попались в поезде по дороге на матч в Ленинград. Вроде как Рагулин за «добавкой» отправился, долго не было, решили, что он в туалете застрял, и пошли «вызволять» — а из туалета сам Тарасов появляется…
       — Да я просто спать пошел! Какая «добавка» — приятель наш, болельщик по прозвищу Карлыч, все с собой вез. Огурчики там, помидорчики. Чуток, наверное, и выпивали. Вот Женька с огурчиков этих, похоже, долбился в туалет — и получил от Тарасова. Правда, в Ленинграде реабилитировался.
       Нет, в ЦСКА с этим строго было. В «Химике» — посвободнее. Как-то играли в страшный снегопад, просто по снегу ползали, устали страшно, после матча подходим к главному — мол, по сто грамм бы не мешало. «Ну, если по сто…». На следующий день добрейший Николай Семенович, увидев последствия, возмутился: «Сто грамм — это что, лошадиное ведро?!». Но в основном все нормально было, в загулы не пускались.
       — Вы, кажется, приятельствовали со Свеном Юханссоном, знаменитым Тумбой?
       — Да не особо. Зубы он мне как-то «по-приятельски» выбил — было дело. Вот с Ульфом Стернером мы и бодались регулярно (с ним надо было ухо востро держать), и вне площадки поводы для общения находили. Портфель-дипломат прозрачный с бутылкой «Абсолюта» и рюмками внутри подарил мне на день рождения в Стокгольме на ЧМ-95. Стоит теперь в моем «ветеранском» кабинете во Дворце спорта ЦСКА на самом видном месте.
       — С полной бутылкой?
       — Ну, бутылка тогда и до вечера не дожила. Все-таки день рождения.
       — Правда ли, что вас оберегали от конфликтных ситуаций на площадке?
       — Ерунда. Никто никого не оберегал. Да и конфликтов особых не случалось. Так, стычки, особенно с чехами. А канадцы и американцы знали, что с нами драться бесполезно. Исключение — Суперсерия-72, когда они взбесились и пошли ва-банк.
       — Вы могли кого-то опасаться?
       — Да ко мне особенно и не лезли. Знали: если что — скручу в бараний рог.
       — Встречались в те времена хоккеисты мощнее вас?
       — Среди наших, пожалуй, нет. Канадцы попадались, но для наших нападающих большие габариты соперников препятствием не являлись.
       — Но и Рагулина ведь обыгрывали!
       — Обязательно. Женька Зимин до сих пор вспоминает, как меня один раз обыграл.
       Если серьезно — мы и готовились, и играли на пределе. Вот простой пример. Сдержал я, допустим, в матче с «Динамо» Сашу Мальцева, лучшего на тот момент нападающего в мире, — значит, и любому канадцу нос утру.
       — Кажется, на ЧМ-66 в Любляне вы вошли в десятку лучших бомбардиров?
       — Благодаря партнерам — Фирсов с молодыми Викуловым и Полупановым помогли, здорово они тогда сыграли…
       — Столько лет прошло, а вы все до деталей помните…
       — Все матчи перед глазами — с первого до последнего выхода на лед. Ничто не исчезает из памяти.
       — Дело прошлое — но не рановато ли закончили?
       — Да еще лет пять-шесть погоды бы не портил. Из сборной не выгоняли, а в ЦСКА «закруглили», да еще без возможности где-то продолжить карьеру.
       — Помните, как вас провожали?
       — Ничем особенным проводы не запомнились. Нас вместе с Толей Фирсовым «на пенсию» отправляли. Звания майоров присвоили. Вручили подарки, подхватили на руки — и чао, бамбино… Хорошо хоть не уронили.
       К «мирной жизни» готов не был. Оттого и проблем хватало. От ЦСКА куда меня только ни посылали выступать! «Банкет» этот длился несколько лет, жил, так сказать, в «свободном полете». От начальства доставалось, и считаю, проработки на пользу пошли.
       — Отчего все-таки не сложилась тренерская карьера?
       — Когда в Новосибирске с армейской командой работал, много чего о жизни узнал — и интриги были, и предательство, и инфаркт прихватил… В плане карьеры я особенно никуда не рвался. Настолько наелся хоккеем, что тренерская работа не прельщала. Правда, вот Вячеслав Фетисов свою книгу подарил мне с посвящением — как детскому кумиру и как тренеру. Так что и тут я кое-что сделал, в том числе в молодежной команде ЦСКА.
       — У вашего хоккейного поколения наград — хоть каждому персональный музей делай. А вот нынешнее поколение что будет получать, за какие такие заслуги?
       — Это боль моя непреходящая… Мальчишек, любящих хоккей, у нас хватает, а школы хоккейные в загоне, и тренеры практически бедствуют. Но вопреки всему мы в этой области еще конкурентоспособны. Ну и ветеранское направление настоящий бум переживает. Только это — не магистральная линия. И положа руку на сердце дело ведь не только в поддержании формы ради разнообразия — иногда и нужда гонит на лед.
       Но любо-дорого посмотреть на ребят, на то, как они играют и к делу относятся. Где ни участвуем — наши команды лучшие. Пожалуй, созрели для проведения всероссийского турнира среди ветеранов — в честь 60-летия Победы. Это моя мечта и главная забота.
       — Получается, отдыхать особенно некогда?
       — И хорошо, что некогда.
       
       …На хоккее всегда искал глазами его заметную фигуру. Палыч на трибуне — значит, все в порядке.
       Не верится, что больше так не будет.
       
       Владимир МОЗГОВОЙ
       
22.11.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 86
22 ноября 2004 г.

Обстоятельства
Груз-20
О чем не сказал президент
Кавказский узел
В Черкесске ОМОН отрабатывает приемы отражения атаки на здание правительства
Беслан. Люди – в пограничном состоянии
В Беслане избили бывшего мэра
Мир и мы
Солдатские матери России невольно устроили кризис в Бельгии
Исторический факт
К 10-летию начала последней чеченской войны: «Я, Шамиль, прошу мира. Почему молчите?»
Власть и люди
Работники правоохранительных органов сохраняют остатки галантности на статистическом уровне
Когда в московской школе появились милиционеры, она стала зоной повышенного риска
Пока пенсионерку спасали от инфаркта, милиционер «снимал» с нее показания
Власть
«Пятилетка Путина». Где у России настоящая столица?
Четвертая реформа Совета Федерации, а сенаторы — ни тпру ни ну
Власть и деньги
Президент и его администрация стали крупнейшими собственниками в России
Цена закона
Секретная переписка о судьбе Конституции России
Суд да дело
Почувствуйте, как быть немножко Ходорковским
Сравнительная таблица бандитского и государственного захвата
Окончательное решение по «ЮКОСу» приняли, когда президентом США стал Буш
Реальная задолженность «ЮКОСа» незначительно превышает 1 млрд долларов
Отдельный разговор
Первобытно-родовая система
Дети власти обходятся народу дороже своих
Самый плохой родильный дом России называется Домом правительства
Точка зрения
Чтобы защитить власть от тех, кто на нее претендует, пришлось мобилизовать МЧС
После выборов
Озарение возле урны
Навстречу выборам
Атака клонов в Преображенском округе Москвы
Московский наблюдатель
Поставят ли в Москве памятник павшим в Чечне воинам-москвичам?
Ищем героев обороны Москвы
Радиоуправляемое метро. Зачем пассажиров пугают объявлениями о терактах?
Регионы
У Генпрокуратуры есть не только поддельный сайт, но и факс
Народ предчувствует новые инициативы Госнаркоконтроля
Саратовские депутаты просят президента не распускать их за непослушание
По криминалу Кировскую область уже сравнивают с Чечней
Страна уголков
Бронзовый Круг, небо вокруг. Таким будет исторический центр Твери
Новости компаний
Прибор к рукам. Зеленоградский НИИ «Зенит» взяли штурмом
Телеревизор
Косой взгляд на ТВ: президент как глюк Российской Федерации
Четвертая власть
Вниманию читателей: Пресса-2005
Интернет
Интернет-библиотеки будут выплачивать штрафы писателям
Анонс
Чего не будет у других ядерных держав?
Сюжеты
Самолет Калашникова. История отношений страны и человека в истории одного самолета
Люди
Этюды оптимизма патологоанатома Талалаева
Почему полковник Канарейкин должен идти пасти коров?
За рулем
День заноса и затора
Кинобудка
Жизнь в безвоздушном пространстве
Театральный бинокль
Дети капитала гранта
Сектор глаза
Александр Попов. Монолог художника кино, ТВ и общепита
Спорт
Отыгрались на маленьких
Вячеслав Колосков: Впервые играли сильнейшие
Александр Рагулин: К «мирной» жизни готов не был
К сведению…
Дни Жана Поля Шене в России
Информация КБ «Межторгбанк»

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100