NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

АНТОН ДЕЛЬВИГ. ПЕРО ИЗ ПУШКИНСКОГО КРЫЛА
       
       
       Евгений ЕВТУШЕНКО
       
       * * *
       Над лицеем старая ворона
       каркала, что, видимо, не зря
       у барона Дельвига корона –
       всех ленивцев сонного царя.
       
       А какие сны Антон Антоныч
       видел наяву или во сне –
       вряд ли разберешь в глазах, — утонешь
       в тронутой ленцой голубизне.
       
       Он ходил, немного принаивясь,
       был на эпиграммы не сердит,
       а какой был, к черту, он ленивец —
       Богу или Пушкину судить.
       
       Среди стольких в мире преступлений
       обладать прекрасно иногда
       ленью не одной — букетом леней:
       защитят от грязи и стыда.
       
       Он ленился — к знати не ломился.
       Он ленился лгать и спину гнуть
       и вполне презрительно ленился
       побрякушки получать на грудь.
       
       Он ленился ездить в Рим и Ниццу
       и на службу сам себя волочь.
       Знал: душа обязана лениться,
       не трудиться тупо день и ночь.
       
       Боже, как прекрасно проявленье
       отданной давным-давно в музей
       благородной позабытой лени
       предавать единственных друзей.
       
       И обворожительная леность,
       как — барону было невдомек,
       превращалась в плавную нетленность
       над собой задумавшихся строк.
       
       В странники податься аль в монахи
       он ленился — те и те скучны,
       а вот не ленился альманахи
       печь, как обжигавшие блины.
       
       Не ленился тратить кучу денег,
       раздражая всю великосветь.
       Лишь одну ошибку сделал Дельвиг:
       что не поленился умереть.
       
       
       
В 1826 году Фаддей Булгарин докладывал, что в Царскосельском лицее с его основания «начали читать все запрещенные книги, там находился архив всех рукописей, ходивших тайно по рукам, и, наконец, пришло к тому, что если надлежало отыскать что-либо запрещенное, то прямо относились в Лицей».
       Подозревал ли он, что в будущем этот донос станет документом вовсе не обвинительным, а делающим честь Лицею? Заведение, задуманное как опора самодержавия, стало рассадником вольнодумства. Барон Антон Дельвиг был одним из птенцов не «гнезда Петрова», а «гнезда Лицеева», которые жадно раскрывали свои еще желтенькие клювы, с восторгом выхватывая свободные мысли Европы, реявшие в воздухе, — их главный младенческий корм.
       В письме П.А. Плетневу, посланном через неделю после смерти Дельвига, Пушкин признался: «…никто на свете не был мне ближе Дельвига». Анна Керн свидетельствовала, что при встречах и расставаниях «они целовали друг у друга руки и, казалось, не могли наглядеться один на другого». В выпускной лицейской песне Дельвиг уже предвидел неизбежное прощание навсегда:
       
       Простимся, братья! Руку в руку!
       Обнимемся в последний раз!
       Судьба на вечную разлуку,
       Быть может, здесь сроднила нас!
       
       Однако предугаданная «сродненность судьбой» объединила лицеистов на вечную неразлученность в истории.
       В тесном «гнезде Лицеевом» они сблизились настолько, что, казалось, писали перьями, одолженными из крыльев друг друга. Лицеисты по-братски одалживали друг у друга не только деньги или галстухи, но и мысли, и рифмы. Они слагали не только стихи, но и друг друга. Дельвиг не меньше был учителем Пушкина, чем Пушкин был учителем Дельвига. Пушкин несколько преувеличивал поэтический дар Дельвига, зато не преуменьшал его, как делали некоторые другие, иронически сравнивая его с Пушкиным. Дельвиг был первым на свете поэтом, воспевшим Пушкина в стихах, а незадолго до смерти работал над статьей о «Борисе Годунове», не зная, что в ссылке их общий друг Кюхля будет наслаждаться той же самой трагедией и бревенчатые стены его избы превратятся в стены Кремлевских палат, где по мраморному полу тяжко ступают красные, расшитые бисером сапоги Годунова, бормочущего себе самому: «Достиг я высшей власти…».
       Но высшей властью в понимании Дельвига была власть дружбы, и сладость этой власти заключалась не в повелевании другими людьми, а в повелевании самих законов дружбы, не позволяющих ни предать, ни забыть, что, по сути, есть то же самое предательство. А еще… а еще… он обожал власть лени, прославленной в стольких эпиграммах на него. Даже Пушкин тормошил его: «Дай руку, Дельвиг! что ты спишь?».
       Ст. Рассадин в своей дивной книге «Русские», из которой, по лицейскому принципу, я беззастенчиво «одалживаю», оградил Дельвига от упреков, порой самых дружеских и нежных, в лени и блаженной сонливости. «Такая «лень» — это, возможно, общая для поэзии пушкинианства мечта гармонизировать мир, однако по-дельвиговски, то есть очень индивидуально, неотделимая от сознания, что мечта — невоплотима. При том, что страсть не выдыхается от трезвости самосознания, а лишь копится и таится. Такой сон — это средоточие душевных сил, то, что, по сути, и делает человека поэтом».
       А теперь давайте посмотрим, что сделано в течение такой короткой жизни этим мифическим «ленивцем», — и мы с изумлением откроем, что одной из его «леней» была лень лениться.
       Помимо многих элегий, переводов, статей он был автором нескольких шедевров, стилизованных под «русские песни». При этом в ряде случаев и музыку сочинял он сам. На его стихи писали и Глинка, и Даргомыжский, и Алябьев. Дельвиг издавал один из лучших альманахов преддекабризма «Северные цветы» (с 1825 г.), выпустил альманах «Подснежник» (1829), и, наконец, именно ему «принадлежит» «отцовство» «Литературной газеты» (1830 — 1831), хотя профиль на ее первой странице сегодня не его, а пушкинский. Но Дельвиг бы не обиделся — в среде лицеистов была незнакома ущемленная завистливость.
       Уже в первых номерах тогдашняя «Литературка» элегантно высекла Булгарина, Николая Полевого и заодно всю «коммерческую словесность». Вызовы на ковер главных редакторов наших газет — это старинная российская традиция. Одним из первых был Дельвиг, представший перед Бенкендорфом. Тот оскорблял его, топал ногами, всячески унижал, угрожал, припоминая ему дружбу с декабристами. Беззащитный по характеру Дельвиг не выдержал этой нравственной пытки и вскоре скончался. Пушкин посвятил другу специальный разовый выпуск воскрешенных им «Северных цветов» (1831).
       
       
Антон ДЕЛЬВИГ
1798 (Москва) — 1831 (Петербург)
       
   
       Элегия
       
       Когда, душа, просилась ты
       Погибнуть иль любить,
       Когда желанья и мечты
       К тебе теснились жить,
       Когда еще я не пил слез
       Из чаши бытия, –
       Зачем тогда, в венке из роз,
       К теням не отбыл я!
       
       Зачем вы начертались так
       На памяти моей,
       Единый молодости знак,
       Вы, песни прошлых дней!
       Я горько долы и леса
       И милый взгляд забыл, –
       Зачем же ваши голоса
       Мне слух мой сохранил!
       
       Не возвратите счастья мне,
       Хоть дышит в вас оно!
       С ним в промелькнувшей старине
       Простился я давно.
       Не нарушайте ж, я молю,
       Вы сна души моей
       И слова страшного: «люблю»
       Не повторяйте ей!
       
1821 или 1822
       
       
       Сонет
       
       Златых кудрей приятная небрежность,
       Небесных глаз мечтательный привет,
       Звук сладкий уст при слове даже «нет»
       Во мне родят любовь и безнадежность.
       
       На то ли мне послали боги нежность,
       Чтоб изнемог я в раннем цвете лет?
       Но я готов, я выпью чашу бед:
       Мне не страшна грядущего
       безбрежность!
       
       Не возвратить уже покоя вновь,
       Я позабыл свободной жизни сладость,
       Душа горит, но смолкла в сердце
       радость,
       
       Во мне кипит и холодеет кровь:
       Печаль ли ты, веселье ль ты, любовь?
       На смерть иль жизнь тебе я вверил
       младость?
       
1822
       
   
       Русская песня
       
       Пела, пела пташечка
       И затихла;
       Знало сердце радости
       И забыло.
       
       Что, певунья пташечка,
       Замолчала?
       Как ты, сердце, сведалось
       С черным горем?
       
       Ах! Убили пташечку
       Злые вьюги;
       Погубили молодца
       Злые толки!
       
       Полететь бы пташечке
       К синю морю;
       Убежать бы молодцу
       В лес дремучий!
       
       На море валы шумят,
       А не вьюги;
       В лесе звери лютые,
       Да не люди!
       
1824
       
       
       Русская песня
       
       Как за реченькой слободушка стоит,
       По слободке той дороженька бежит,
       Путь-дорожка широка, да не длинна,
       Разбегается в две стороны она:
       Как налево — на кладбище к мертвецам,
       А направо — к закавказским молодцам.
       Грустно было провожать мне, молодой,
       Двух родимых и по той, и по другой:
       Обручальника по левой проводя,
       С плачем матерью-землей покрыла я;
       А налетный друг уехал по другой,
       На прощанье мне кивнувши головой.
       
1828
       
       "Новая газета" № 80
       
28.10.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 80
28 октября 2004 г.

Обстоятельства
Российский бизнес заставили скинуться на Януковича
Странная болезнь Виктора Ющенко. Свидетели заговорили?
Виктор Ющенко: Отношения России с Украиной определяют три-пять семей
Тупики СНГ
Вожатые в мини-соцлагере
Болевая точка
Что предлагает Масхадов? Сын — об инициативах отца
Переговоры начались. Пока их ведут солдатские матери
Почему Союз комитетов солдатских матерей России сейчас нуждается в нашей поддержке
Беженцев в «Серебряниках» не кормят уже два года
Подробности
В Беслане решается судьба первой школы
Милосердие
«Новая» о детях Беслана. Поправляйтесь!
Власть и люди
Как в Москве помянули погибших на Дубровке
Власть
Еще один уральский губернатор подал заявление в партию власти. Партии власти такие нужны?
Новости партстроительства. Идут переговоры о создании еще одной партии — «Новые демократы»?
Отдельный разговор
    «ЯБЛОКО» В «НОВОЙ»
Кризис власти. Заявление бюро российской демократической партии «ЯБЛОКО»
Осознанная необходимость свободы
Григорий Явлинский: Чеченская война разрушает Россию
От губернаторов — к гауляйтерам
Силовик в роли наместника столицы
Выборы на скамье подсудимых
Капля камень точит
Номенклатура как туберкулезная палочка
«ЯБЛОКО» растет. Не вступают в него только чиновники
Мир и мы
Родина всех резолюций. Россия лидирует по числу докладов в ОБСЕ и ООН о нарушении прав человека
Точка зрения
Олег Скрипка: Президентом должна быть женщина, похожая на Махно
Александр Чача Иванов: Участвовать в манипуляции общественным сознанием не хотим
«Приключения Электроников»: наши политики живут в ритме «Чунга-чанга»
Общество
О российских скинах-антифашистах. «Добро» с кулаками и бритым черепом
Русские фашисты: интеллектуалы и отморозки
Расследования
Областной прокурор доложил, кто мог взорвать дом в Архангельске
В Саратове раскрыто убийство братьев Бандориных
Суд да дело
Навстречу оборотням в мантиях
Финансы
Центробанк поддерживает доллар по политическим мотивам
Новости компаний
Каждому субъекту — по турбине
Банкрот в овечьей шкуре
Люди
История о том, как подполковник Садовский превратил капитана Шумакова в инвалида
Человек стаи. Орнитолог Кирпичев сохраняет глухарей для человечества
Элем Климов. Он по-прежнему беспокоит нас, как Россия — весь мир
Телеревизор
Телечувствие. Мы смотрим на экран, как кролики — на удава
Регионы
В поисках согласия с Москвой в парламенте Татарстана поминали Колыму
Саратовских похитителей проводов будут воситывать в интернете
На Вятке пыхтят с хорошим КПД
Инострания
Право убежища. Уроки нечеловеческого бытия помогают склеить душу
Сюжеты
В Троицке готовятся к открытию памятника неизвестному младшему научному сотруднику
Вольная тема
Кастанеда увел жену, квартиру, страну…
Музыкальная жизнь
Как выживает замечательный московский ансамбль…
Театральный бинокль
Вячеслав Гвоздков: Даже самый плохой театр стоит полка
Как станцевать компьютерную графику…
Культурный слой
Антон Дельвиг — перо из пушкинского крыла
Личное дело
Наши корреспонденты торговали своими газетами. Сошло с рук

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100