NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

«ДОБРО» С КУЛАКАМИ И БРИТЫМ ЧЕРЕПОМ
О российских скинах-антифашистах
       
(Рисунок С. Аруханова)
     
       
Они идут по городу. Молодые тренированные парни. У них лица хулиганов, бритые головы, в руках — пивные бутылки. Они громко матерятся. Их манеры развязны. Но вместе со всем этим они спаяны железной дисциплиной. Их боятся. Им не рискуют возражать. В их действия не вмешиваются, даже милиция. Это скинхеды.
       Считается, что скинхеды опасны только для кавказцев, негров, евреев. Это не совсем так. Среди них есть скинхеды, которые опасны только для остальных скинхедов. Они выглядят почти так же, но называют себя антифа.
       Любопытно, что ни милиция, ни общество не противостоят нацистам. Против них встают уличные хулиганы.
       Корреспондент «Новой» стал свидетелем боя скинхедов-интернационалистов со скинхедами-фашистами.
       
       Наша справка
       Скин-движение появилось в Англии на рубеже 50—60-х годов. Первые скины имели пролетарские корни и слушали музыку ска (предшественник pеггей). Много чернокожих — и никаких расовых предрассудков. Первых британских скинов называли «МОДЫ», а французских — «Черные куртки». Ребята с городских окраин собирались в барах и противопоставляли себя полиции, буржуазии, центровой богеме и вообще обитателям престижных дорогих кварталов.
       К 70-м годам эти полукриминальные группировки разделились на три основных направления: «бонхеды» («костяные бошки», наци-скины), «треды» (аполитичные скины) и «ред-скины» (или антифашисты). Тогда появилась и отличительная униформа: нацисты стали шнуровать свои строительные бутсы белыми шнурками, антифашисты — красными.
       В России наиболее известная разновидность уличных антифашистов — «шарпы» (SHARP — Skinheads Against Racial Prejudices — Скинхеды Против Расовых Предубеждений).
       По Москве антифа разбиты на небольшие многонациональные группы по двадцать-тридцать человек. Один-два раза в месяц выходят на рейды, или action, — «мочить фашню». Вместе с «шарпами» ходят и просто антифашисты по убеждению, и рэперы, и вообще любые неформалы.
       
       
В редакцию он позвонил сам. Представился: «Марко (реальное имя просил не упоминать), антифашист». Пожаловался: о неонацизме пишут, а об их оппонентах — антифа — практически неизвестно. Порадеть за добро с кулаками я согласилась с условием — я должна быть свидетелем action.
  • (Аction — это когда заведомо превосходящими силами (например, двенадцать человек против одного) забивают одного из фашистов. В определении противника не мудрствуют: «Если человек бритый и носит «кельт», практически сто процентов, что он участвовал в погромах». Фашистов ищут в метро, у магазинов, торгующих предметами символики. Видя «цель», не предупреждая, несутся на нее, «прыгают», валят, несколько минут избивают руками-ногами, подручными средствами и уходят. Есть и другой вариант. Выходят группой вечером на улицу, где предположительно неподалеку должна быть точка нацистов, и выкрикивают свои лозунги, провоцируя наци обнаружиться.)

       Но меня обманули: взяли не на action, а на обычную «стрелку» с фашистами. Договорился о ней Артем из подмосковного военного городка. Артем носит рэперские штаны и черные кудри. Пару лет назад наци избили его до бессознательного состояния. Теперь у Темы — личные мотивы.
       Наци подошли к нему сами и предложили «проверить, кто сильнее». Проверять, правда, захотели не в чистом поле, как того требуют настоящие кулачные бои, а в том же закрытом военном городке, где все они живут, на заброшенном теннисном корте.
       
       Что тут хитрить, пожалуй к бою…
       Я выехала из Москвы вместе с разведотрядом — оценить ситуацию на месте. В электричке озадачила Марко вопросом: «Зачем?».
       — У меня есть желание: первого попавшегося нациста не просто избить, но… хотя бы покалечить. Легальными методами бороться невозможно. Было сколько угодно случаев, когда избитый негр или кавказец прибегал к ментам и слышал: «Ну, побили тебя немного, ну и что?». Между прочим, бывало, что в метро мы предотвращали нападение фашни на людей. И сейчас они считают нас врагом номер один.
       Когда приехали на место, поняли, что «попали». Маленькая безлюдная станция. Поселка за деревьями не видно. Бетонная стена, где-то за ней, в двадцати минутах ходьбы, — корт. Сколько человек будет за забором на самом деле — неизвестно, а пути отхода, мягко говоря, бесперспективные.
       Нас встречали трое наци. Увидев только четверых прибывших (договорились четырнадцать на четырнадцать), занервничали: «Наши ребята уже ждут, а ваших все нет».
       По-хорошему, драку стоило перенести, но разведчики и я оказались в заложниках. Наци согласились ждать, но недолго. Нервно расхаживая вдоль платформы, демонстративно разминали кулаки. Следуя древним традициям кулачных боев, противники вступили в перепалку.
       — А ты знаешь, что национал-социализм интернационален? При чем здесь «Москва для москвичей»?
       — Кто ты, я не понял?! Ты не можешь быть наци, ты черный. Сейчас выйдем и поймем, кто прав!..
       Беседы не получилось, зато спорщики пообещали найти друг друга на поле брани.
       По поводу идеологических заморочек здесь вообще мало кто напрягался. Один из прибывших с «нашей» командой признался, что ему неприятны «и те и другие», а здесь он сам за себя. Наци и скины-интернационалисты действительно, как близнецы, похожи друг на друга. Вся разница в том, что цель антифа — не просто проломить череп врагу, но назвать это актом справедливости.
       Когда прибыл весь состав, «наши» поразмыслили и отказались лезть через забор. Отправили туда двух своих переговорщиков с предложением искать более открытую площадку. Оставив меня на платформе следить, не возникнет ли противник оттуда, и в случае тревоги звонить им по сотовому, сами расположились недалеко от станции, у забора. Хотя решили драться чистыми руками, антифашисты готовились к бойне — прятали арматуру за пазуху и разбирали приготовленные заранее бутылки.
       Переговорщики не возвращались полчаса, мобильники не отвечали. Зато начали звонить разыскивающие их родители. Мы поняли: родительские звонки они тоже игнорировали.
       Стемнело. На платформе не осталось ни одного постороннего человека, антифашисты сбились в кучу и стали нервно переходить с места на место, ожидая нападения откуда угодно — из-за забора, из леса, с платформы. Бодрые кличи типа: «Сейчас мы им покажем!» и смачный мат потеряли свое терапевтическое свойство.
       Когда переговорщиков уже мысленно похоронили, они объявились. Договорились цивилизованно сойтись у КПП, биться прямо под фонарем. Фашей оказалось около сорока против четырнадцати антифа. Воззвать к совести превосходящего силами соперника не получилось, в ход пошли заготовленные обеими сторонами бутылки.
       Бой длился от силы пять минут. Наци, здоровые качки, просто прошли сквозь «шарпов».
       Возвращаясь в электричке, «наши» похвалялись, как «завалили» десять фашей. Правда, в кутерьме эти чудеса антифашистского героизма я не заметила, а на слово моим собеседникам, честно говоря, не поверила. А вот три проломленных черепа были в наличии, и до самой Москвы я печально думала: «Кажется, нам набили морду».
       
       А в это время
       Пока «наши» антифашисты у подмосковной станции то ли били фашистские морды, то ли сами получали от них, на улицах немецкого города Лейпцига заварилась своя каша. Там тоже случилось что-то вроде «стрелки». Сценарий в Лейпциге был практически аналогичным, но в меньшинстве оказались наци.
       С одной стороны, примерно 150 нацистов проводили свой марш (они, кстати, на проведение своего мероприятия получили официальное разрешение). С другой — около четырех тысяч лейпцигских антифашистов вышли на улицу, чтобы помешать этой акции. Спасать фашистов от антифашистов пришлось местным «ментам».
       Для разгона демонстрантов полиция применяла водометы. При этом один из немецких полицейских был ранен брошенной бутылкой. С какой стороны ее бросили, выяснить так и не удалось.
       Встреча политических противников обошлась без трупов, хотя немало средне и легко раненных. Арестованы 29 человек с обеих сторон.
       
       Еще одна справка вместо эпилога
       В отличие от западных отечественные антифашисты на политическую силу никак не тянут. Попытки их использовать — хоть и вялые, но были. Накануне президентских выборов 1996 года на одном из мероприятий антифашистам протянули помидоры и деньги — швырните овощи в Зюганова. От денег антифа, по их версии, отказались, а помидоры взяли. И швырнули.
       В неизвестного, но доброго дядю, раздающего прохожим деньги и овощи, поверить трудно. Скорее всего, уличных антифашистов пытались курировать те же, кто курирует и уличных нацистов.
       Периодически среди антифа появляются «грантососы» — те, кто однажды увидел в движении бизнес и предложил отработать гранты (из-за рубежа и, как правило, на экологические акции). Но последний такой грант они получили в 2000 году.
       У них нет лидера, ими не признается сотрудничество с партиями, выстроенными по принципу иерархии. Из-за разобщенности антифа узнать об их реальной численности можно разве что по информации ФСБ.
       
       Яна СЕРОВА
       
28.10.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 80
28 октября 2004 г.

Обстоятельства
Российский бизнес заставили скинуться на Януковича
Странная болезнь Виктора Ющенко. Свидетели заговорили?
Виктор Ющенко: Отношения России с Украиной определяют три-пять семей
Тупики СНГ
Вожатые в мини-соцлагере
Болевая точка
Что предлагает Масхадов? Сын — об инициативах отца
Переговоры начались. Пока их ведут солдатские матери
Почему Союз комитетов солдатских матерей России сейчас нуждается в нашей поддержке
Беженцев в «Серебряниках» не кормят уже два года
Подробности
В Беслане решается судьба первой школы
Милосердие
«Новая» о детях Беслана. Поправляйтесь!
Власть и люди
Как в Москве помянули погибших на Дубровке
Власть
Еще один уральский губернатор подал заявление в партию власти. Партии власти такие нужны?
Новости партстроительства. Идут переговоры о создании еще одной партии — «Новые демократы»?
Отдельный разговор
    «ЯБЛОКО» В «НОВОЙ»
Кризис власти. Заявление бюро российской демократической партии «ЯБЛОКО»
Осознанная необходимость свободы
Григорий Явлинский: Чеченская война разрушает Россию
От губернаторов — к гауляйтерам
Силовик в роли наместника столицы
Выборы на скамье подсудимых
Капля камень точит
Номенклатура как туберкулезная палочка
«ЯБЛОКО» растет. Не вступают в него только чиновники
Мир и мы
Родина всех резолюций. Россия лидирует по числу докладов в ОБСЕ и ООН о нарушении прав человека
Точка зрения
Олег Скрипка: Президентом должна быть женщина, похожая на Махно
Александр Чача Иванов: Участвовать в манипуляции общественным сознанием не хотим
«Приключения Электроников»: наши политики живут в ритме «Чунга-чанга»
Общество
О российских скинах-антифашистах. «Добро» с кулаками и бритым черепом
Русские фашисты: интеллектуалы и отморозки
Расследования
Областной прокурор доложил, кто мог взорвать дом в Архангельске
В Саратове раскрыто убийство братьев Бандориных
Суд да дело
Навстречу оборотням в мантиях
Финансы
Центробанк поддерживает доллар по политическим мотивам
Новости компаний
Каждому субъекту — по турбине
Банкрот в овечьей шкуре
Люди
История о том, как подполковник Садовский превратил капитана Шумакова в инвалида
Человек стаи. Орнитолог Кирпичев сохраняет глухарей для человечества
Элем Климов. Он по-прежнему беспокоит нас, как Россия — весь мир
Телеревизор
Телечувствие. Мы смотрим на экран, как кролики — на удава
Регионы
В поисках согласия с Москвой в парламенте Татарстана поминали Колыму
Саратовских похитителей проводов будут воситывать в интернете
На Вятке пыхтят с хорошим КПД
Инострания
Право убежища. Уроки нечеловеческого бытия помогают склеить душу
Сюжеты
В Троицке готовятся к открытию памятника неизвестному младшему научному сотруднику
Вольная тема
Кастанеда увел жену, квартиру, страну…
Музыкальная жизнь
Как выживает замечательный московский ансамбль…
Театральный бинокль
Вячеслав Гвоздков: Даже самый плохой театр стоит полка
Как станцевать компьютерную графику…
Культурный слой
Антон Дельвиг — перо из пушкинского крыла
Личное дело
Наши корреспонденты торговали своими газетами. Сошло с рук

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100