NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

БОРЬБА ЗА МИР СМЕРТЕЛЬНО ОПАСНА
Государству мешают солдатские матери
       
Прием в Лучниковом переулке. (Фото Артема Геодакяна)
   
       
Власть раздувает скандал вокруг так называемого Обращения Союза комитетов солдатских матерей России к командирам чеченских вооруженных формирований — вместо того чтобы воспользоваться удобной для нее общественной инициативой и выйти из чеченского тупика
       
       Что случилось?
       Предыстория скандала, разгоравшегося всю минувшую неделю, проста: 9 октября, в очередную субботу, когда в тесной комнатушке Союза комитетов солдатских матерей России (СКСМР) в Москве обычно становится чуть потише и есть возможность подумать не только о текущих делах (прием солдат, призывников и их родителей), собрались Валентина Мельникова, член Координационного совета СКСМР, и Ида Куклина, член Комиссии по правам человека при президенте РФ. Они говорили о том, что обсуждают сейчас почти во всех правозащитных организациях: об очевидной неспособности власти справиться с чеченским кризисом, о продолжающихся терактах и о том, что способно сделать для изменения ситуации движение солдатских матерей — ясно, медлить дальше нельзя.
       Так родился проект письма к полевым командирам. Еще три дня ушло на шлифовку формулировок и обсуждение их с членами СКСМР — и 13 октября этот короткий текст был передан в информационные агентства:
       «Мы знаем цену вооруженного насилия в Чечне. Это — огромные и невосполнимые потери чеченского народа: сотни тысяч убитых, пропавших без вести, беженцев, руины на месте городов и сел. Это — гибель тысяч наших сыновей — солдат и офицеров. Это — сотни невинных жертв террора. Целое поколение молодых чеченцев и российских военнослужащих искалечено опытом насилия и произвола. Обречены на нищету тысячи бедствующих инвалидов. Горе десятков тысяч семей, потерявших своих близких, — вот цена, давно превысившая потери в афганской войне… Десять лет войны не принесли желаемых результатов ни для вас, ни для федеральных властей. Террор порождает антитеррор, и наоборот. Ни в Чечне, ни в России народ не чувствует себя в безопасности.
       Господа командиры чеченских вооруженных формирований! Вы будете убивать или вас будут убивать — без конца. Вы ничего не сможете изменить, пока вас не признают субъектом переговоров. Солдатские матери обращаются к тем из вас, кто действительно хочет добра чеченскому народу, с предложением: дать миру шанс и начать переговоры о мирном урегулировании. Мы готовы ехать куда угодно, встречаться с уполномоченными вами людьми где угодно, лишь бы остановить смертельную гонку. Выступая в качестве инициатора переговоров, мы приложим все необходимые усилия, чтобы вовлечь в переговорный процесс представителей руководства Чеченской Республики и администрации президента РФ, межправительственных и миротворческих организаций, а также влиятельных и уважаемых общественных деятелей… Мы ждем вашего ответа. Члены Координационного совета Союза комитетов солдатских матерей России Валентина МЕЛЬНИКОВА, Мария ФЕДУЛОВА, Наталья ЖУКОВА».
       Ответ последовал быстро. Уже на следующий день Аслан Масхадов передал через Ахмеда Закаева, своего представителя в Европе, что и сам он, и бойцы сопротивления положительно восприняли инициативу солдатских матерей: их сторона готова к подобной встрече. «Мы готовы сделать все зависящее от нас, чтобы остановить кровопролитие и найти способ мирного разрешения конфликта, — заявил Закаев от имени Масхадова. — Конечно, СКСМР — это не главнокомандующий, который может с нуля часов такого-то дня прекратить боевые действия. Но опыт первой войны показывает, что наше сотрудничество может быть очень эффективным: благодаря этой организации были спасены не сотни — тысячи солдатских жизней. К тому же это те, к чьему голосу должны прислушиваться и в России, и за рубежом. Ведь якобы от их имени, от имени их детей и ради них российские власти ведут войну. И если солдатские матери скажут, что эта война им не нужна, российское общество, которое пять лет проявляло безразличие к происходящему в Чечне, может изменить свое отношение… А Путин может продолжать войну только в условиях безразличия общества...».
       
Валентина Мельникова. (Фото Артема Геодакяна)       Еще день спустя Закаев позвонил Мельниковой, и их общение перестало быть эпистолярным.
       — Договорились, что встреча будет в ноябре в одной из европейских столиц, — коротко объясняет Валентина.
       — Был ли для вас неожиданным звонок Закаева?
       — Нет. Для нас тут ничего не бывает неожиданным. (И это чистая правда — ежедневно, ежемесячно, пятнадцать лет подряд перед женщинами из СКСМР проходят люди с тяжелейшими судьбами. — А.П.) Мы были уверены, что чеченцы откликнутся.
       — Вы выдвинули Закаеву какие-то требования?
       — Да. Надо выбрать для нашей встречи такое государство, по которому Путин не посмеет нанести превентивный удар за «укрывательство террористов». Неясно все: что способны обеспечить представители Масхадова со своей стороны? Каковы их условия? И как мы можем поддержать эти условия? Да и как пойдет сам разговор? Может быть по-всякому. Но в том, что надо говорить с Масхадовым, мы уверены. За 15 лет в комитете мы говорили с убийцами, с бездушными чиновниками, со всеми…
       Попытка переговоров с нашей стороны — это и шаг к самосохранению. Подумайте: десять лет к нам приходят изуродованные мальчишки — мы ведь тоже не железные… Сколько мы можем утешать? Искать деньги на протезы? Мы ищем и личный выход. Чечня — это сейчас огромный всемирный тупик. Если бы кто-то что-то мог, то давно бы уже вышли из него.
       — Почему с таким Обращением после Беслана выступили именно вы — из всех общественных и правозащитных организаций?
       — Думаю, основное горе от войны падает на нас. И лучше нас никто не представляет, какие потери несет страна. Когда спецслужбы в очередной раз твердят о криминализации страны, я удивляюсь их лицемерию. Десять лет страна воюет. 26 ноября — десять лет первого штурма Грозного танковой колонной. Обращение — это лишь наш ход. Не более, потому что митинги сейчас никого не волнуют.
       
       ДОСЬЕ
       По данным опроса, проведенного радиостанцией «Эхо Москвы» на минувшей неделе, 75 процентов людей, позвонивших на радиостанцию во время обсуждения в прямом эфире Обращения СКСМР, отвечая на вопрос: «Нужно ли вести переговоры с Масхадовым?», сказали: «Да, надо».
       
       Совершенно очевидно, что все это было лишь подступами к переговорам, нащупыванием тропинок. Однако дальше началось убиение еще не родившегося младенца. Государственный аборт — удушение общественной инициативы, показавшей даже малейшую миротворческую эффективность, прямо в зародыше. Для чего был введен план: «Враг идет с Запада». Уже 13 октября депутат Госдумы Виктор Алкснис, бывший «сильнокрасный», но одумавшийся и состоящий теперь в правильно оппозиционной Кремлю фракции «Родина», принес в Совет Думы «протокольное поручение» следующего содержания:
       «В Российской Федерации ведет активную деятельность общественная организация Союз комитетов солдатских матерей (СКСМ), имеющая более 300 отделений во всех регионах России… В составе этих отделений на штатной основе работают сотни человек, отделения арендуют офисные помещения, оснащены оргтехникой и средствами связи. По оценкам экспертов, общий бюджет этой организации якобы составляет более 15 млн долларов в год. По заявлениям руководителей СКСМ, основу финансирования этой организации составляют зарубежные гранты. При этом СКСМ осуществляет активную антиармейскую деятельность, в том числе содействуя уклонению граждан от выполнения конституционного долга...».
       
       ДОСЬЕ
       Из Виктора Алксниса (цитаты из интервью, данного 22 октября): «Кто за ужин платит, тот девушку и танцует. Политика — грязное дело. Но даже в нем есть свои нормы, нельзя заниматься политикой на зарубежные деньги. Они нарушили этот принцип… Они получают гранты из-за границы. Это миллионы, по экспертным оценкам. При формировании гражданского общества в России нам не нужны зарубежные учителя… У них более 300 организаций по России — весьма солидная структура. Утверждать, что это волонтеры, которые 15 лет бескорыстно заботятся о призывниках и солдатах, — смешно. Только чтобы поехать на переговоры с Закаевым в Европу, надо несколько тысяч долларов. Переговоры с чеченскими террористами и бандитами — типичный политический заказ. Это недопустимо. Они говорят, что борются с дедовщиной. Но основной вред — не от дедовщины. А от наркомании, пьянства. Каждый день от этого в России погибают 300 молодых людей. А в армии каждый день погибают только 3 солдата. Почему на этом надо акцентировать? Цифры несопоставимы...»
       
       За «протокольным поручением» последовали депутатские запросы Алксниса в Генпрокуратуру и Минюст с требованием провести всестороннюю проверку деятельности «врагов». И серия жестких пресс-конференций в стиле «позднего Суркова» («пятая колонна», «страна в осаде» и пр.): «Деятельность этой организации противоречит национальным интересам России, и это подтверждается информацией о том, что СКСМ планирует уже в следующем месяце обсудить перспективы урегулирования ситуации в Чечне с представителем Масхадова Закаевым… Больше десяти лет они наносят урон обороноспособности страны… Преднамеренно. По политическому заказу Запада». 15 миллионов долларов из «протокольного поручения» по ходу наезда на солдатских матерей превратились в «15 млрд долл.». Эффективность их «пятой колонны» Алкснис сравнил со святым — с эффективностью «Единой России»…
       — Мы возгордились ужасно, — смеется Мельникова. — Это признание успеха. Мы почувствовали себя «ЮКОСом». Кто-то из наших пошутил: почему бы нам на этакие-то деньги не «организовать свою армию»…
       
       Почему именно Алкснис?
       Администрация президента, как известно, не переносит разговоры о мирном урегулировании в Чечне не по их сценарию. Для Путина Чечня — как Ходорковский. И обращаясь к полевым командирам, солдатские матери и не могли рассчитывать на любовь администрации. Однако почему произошел впрыск именно Алксниса в качестве общественного прокурора (а в том, что администрация режиссирует скандал, сомнений чем дальше, тем меньше)? Не какого-нибудь шута Жириновского, а внешне не «своего», к тому же человека из политического нафталина?
       Именно Алкснис в этой конкретной ситуации оказался хорош для администрации по исходным характеристикам. Во-первых, настоящий полковник (в отставке), знающий толк в армейских проблемах, тут не отобьешь. Во-вторых, с «красным» хвостом — значит, это может подчеркнуть расширение политической поддержки президента, что и «красные» «с нами». В-третьих, у самого Алксниса объявился сильный личный интерес к администрации — а администрацию в качестве партнеров волнуют как раз корыстные, а не бескорыстные политики.
       Дело в том, что в данный момент Алкснис пытается реанимировать свою карьеру, с тем чтобы прорваться в главы администрации Одинцовского района Подмосковья. Если кто-то посмеется, мол, какая еще политическая карьера в каком-то там районе, — то, значит, он далек от быта самых высших слоев нашей политической атмосферы. Одинцовский район — это прямо-таки «Ближняя Дача» эпохи Ельцина—Путина. Тут проживает почти вся «элита», тут самая дорогая земля, тут Путин спит по ночам, возвращаясь из дворцовых покоев, тут олигархи у него под боком. Все. Легче назвать, кого нет — тут нет народа.
       Исходя из современных кадровых реалий, прорваться в главы такого Одинцовского района можно, лишь продемонстрировав полнейшую лояльность Кремлю. Вот и потянулись плюс к минусу, «у нас нет друзей — у нас только интересы», взаимовыгодное сотрудничество. Надо признать, антиматеринскую роль свою Алкснис исполняет с задором. С душой. Не было дня на минувшей неделе, чтобы он не твердил публично о материнских миллионах.
       
       Корейки в юбках
       21 октября в логове «мирных заговорщиков» — все та же комнатушка солдатских матерей в Лучниковом переулке в центре Москвы, что и десять лет до этого. Теснота. Тьма народу. Пытаюсь совершить экскурсию по комитету, но это невозможно — нет места, чтобы поставить ногу, доступно лишь крутить головой. Такой офисной скученности просто не может быть, если есть деньги. Шесть столов впритык. Хаос бумажных гор. Наверное, это и есть та картотека (о которой пишут сейчас СМИ, развивая «дело Алксниса против солдатских матерей»), хранящая тайны нашей армии (места расположения воинских частей, имена командиров и их заместителей, которыми «матери» «торгуют на Запад»).
       Женщины с убитыми глазами, спрашивающие, «где тут солдатские матери? Поговорить бы...». Входит солдат, просит совета. Хочет судиться с воинской частью. Завывает телефон — звонит мать другого солдата, спрашивает, что ей делать, если за несколько месяцев в армии ее сын похудел… на 25 килограммов.
       — Как что делать?! — кричит в гневе Мария Григорьевна Федулова, одна из подписанток Обращения, женщина, проползшая на брюхе пол-Чечни в первую войну, поэтому больная насквозь, что, впрочем, не отменяет ее неуемную энергию в деле спасения солдатских жизней. — Спасать, мама!!! Вы что? Вы еще спрашиваете?! Езжай к нему!
       «Они организуют дезертирство на западные гранты. Это — подрывная работа», — вспоминается цитата из Алксниса.
       — Алкснис лучше бы поинтересовался, куда ушел грант «Дорога жизни», полученный Министерством обороны! — Мария Григорьевна Федулова закончила телефонную лекцию маме сына без 25 килограммов и говорит о скандале. — Это был грант в 300 тысяч долларов от какого-то западного фонда — специально на лечение и протезирование военных инвалидов. Занимался распределением ГУВР — Главное управление воспитательной работы МО, лично генерал Виктор Иванович Ключников. Как-то к нам пришла мать солдата, оставшегося без ноги. Культя у него стала усыхать, надо было менять протез, не хватало шести тысяч рублей. Я позвонила Ключникову, попросила, он мне в ответ: «А 600-й «Мерседес» они не хотят?». И не дал. Зато я знаю, что на тот грант штабные офицеры с женами ездили отдыхать за границу. Да нам бы сотую долю от «денег Алксниса», — мы бы такую работу тут развернули! Все бы получили протезы!
       
       Общероссийская грантомания
       Что такое грант? Почему вокруг этого дела так много разговоров — и вообще, и сейчас в частности? Были ли у СКСМР гранты? И на что они ушли?
       Грант — это деньги, которые дают правительственные и неправительственные организации и фонды на выполнение конкретной работы по строго утвержденному проекту и в определенный период времени. Внутренних грантодателей из числа богатых людей, фирм и фондов практически не существует. На деятельность по защите солдат найти их в России тем более невозможно, так как солдаты наши, по словам члена Комиссии по правам человека при президенте РФ Иды Куклиной, — это «дети социально незащищенных слоев. На 99,9 процента. Какие гранты могут быть от их родственников?».
       Зарубежный же грант получить крайне трудно — для этого надо, чтобы твой проект выиграл конкурс. Трата средств не по утвержденному проектному назначению влечет прекращение грантовых выплат. Как правило, поэтому они бывают поэтапными — по мере предоставления финансовой документации грантодателю за предыдущий транш. Сложилось так, что среднестатистический грантовый проект в России — это примерно 20 тысяч евро в год. Самый большой известный грант за всю новую историю страны — 1 млн евро на трехгодичное существование проекта.
       Если подытожить, то жестокая правда такова: права человека в нашей стране защищают, а также лечат инвалидов, протезируют, отправляют на реабилитацию на иностранные деньги, и люди должны понимать, что это именно так. Но сами правозащитники, как правило, люди нищие. Комитеты солдатских матерей — уж точно, беднее церковной мыши — наблюдала их и в Москве, и в Нижнем Новгороде, и в Ростове-на-Дону, и в Екатеринбурге…
       
       ДОСЬЕ
       Комитеты солдатских матерей существуют в России с 1989 г. В 1989 г. по требованию КСМР 176 тысяч солдат-студентов были досрочно возвращены в институты для продолжения образования. В 1990 г. президент СССР М. Горбачев издал указы «О реализации предложений Комитета солдатских матерей» и обязательном государственном страховании военнослужащих по призыву. 1991 г. — КСМР добился издания президентского указа об амнистии для солдат-беглецов. 1993—94 гг. — по требованию КСМР проведено расследование трагедии на острове Русском, где от голода, болезней и пыток умирало более 200 моряков. 1994 г., 27 ноября — КСМР первым из всех российских правозащитных организаций выступил с требованием немедленного прекращения войны в Чечне. 1995—96 гг. — КСМР добился, чтобы 500 солдат, сознательно отказавшихся от участия в первой чеченской войне, были освобождены от уголовного наказания. 1997 г. — Госдума приняла предложенный КСМР проект амнистии для всех участников чеченской войны с обеих сторон. 1998 г. — по требованию КСМР в госбюджет включена целевая статья расходов на работы по розыску и опознанию погибших в Чечне. Начиная с 1999 г. Союз КСМР начал общественную кампанию против сокрытия истинных потерь в чеченской войне, собирал и публиковал списки погибших и пропавших без вести. Выступает с заявлениями, письмами к политическому руководству страны с требованием прекратить войну и начать процесс политического урегулирования в Чечне.
       Организации-основоположники СКСМР: Ассоциация солдатских матерей Челябинской области, волгоградская областная организация «Материнское право», Новокузнецкий комитет защиты прав военнослужащих, организации солдатских родителей Сарапула и др.
       
       Начиная с 1994 года СКСМР также получал гранты на различные проекты. Например, в 2003 году на деньги представительства Еврокомиссии в РФ, выделенные под программу «Солдатам России — судебную защиту», солдатские матери издали сборник «Мы обращаемся в суд. Мнения, примеры, информация». И очень быстро книжка стала бестселлером — прежде всего в среде военных юристов и командиров воинских частей. Там содержались уникальные сведения об опыте обращения в судебные органы в случае нарушения прав военнослужащих.
       Вот перечень глав сборника: «Нарушения закона при призыве на военную службу», «Трудности при обжаловании в суде решений призывных комиссий», «Обжалование действий или бездействий должностных лиц», «Трудности при увольнении в запас незаконно призванных граждан», «Вопросы оформления документов для выплат по страхованию и единовременному пособию военнослужащим»…
       
       Партстроительство
       Один из главных мотивов Алксниса — солдатские матери виноваты в том, что занимаются именно политической деятельностью на иностранные деньги, тогда как это законом запрещено. Имеется в виду следующее: солдатские матери, после падения всей демократической оппозиции на парламентских выборах прошлого года, объявили о желании создать свою партию на базе движения. И 6—7 ноября у них — первый съезд.
       — Этот мощный накат связан с вашим партстроительством?
       — Уверена, да, — отвечает Мельникова. — Это одна из главных целей. Как же президент потерпит такую партию?
       
       Свою цель Алкснис не скрывал: если Генпрокуратура и Минюст докопаются, что СКСМР использовал грантовые деньги, то партии солдатских матерей не будет. Политические партии в нашей стране могут существовать только на чеки, выписываемые в Кремле.
       — Но, значит, вы сами себе не вовремя подложили мину? Может, стоило все-таки одновременно обратиться и к Путину? А не только к полевым командирам? Может, администрация и смягчилась бы…
       — Нет, мы решили, что следует поступить сначала именно так. Это наш подход: попытка разговора общественной организации с одной из воюющих сторон. Мы — как посредники. К тому же у меня к Путину личный счет: он не выполнил данное мне обещание. Я была приглашена на первую его инаугурацию — тогда еще был другой состав администрации, и там пытались общаться с нами. Смотрю, стоит Путин с бокалом шампанского и разговаривает с кем-то, я подошла, чокнулась, представилась — и сразу с места в карьер: «Надо прекратить чеченскую войну». Он: «Мы будем стараться». Я, наступая: «Надо не стараться, а прекратить». Конечно, его тут же заслонила от меня охрана — я же наступала. Но он все-таки мне пообещал. Офицер, а слова не сдержал. Нехорошо. Прошло уже пять лет. Меня заело.
       — Вы что, работая тут, в комитете, не видели офицеров, которые дают обещания и не выполняют?
       — Так они же не президенты.
       — Знаете ли вы, что стало со всеми остальными, кто пытался организовать или вести переговоры в эту войну? Даже если они были санкционированы сверху?
       — Их отстреливали. Знаем.
       — Вы не боитесь того же?
       — Боимся, что не выедем из страны и не доедем до переговоров, — отвечает Мельникова.
       
       ДОСЬЕ
       ЧТО СТАЛО С ДРУГИМИ ПЕРЕГОВОРЩИКАМИ?
       Тема переговоров с силами сопротивления — самая больная для Кремля. Окружение Путина не способно к ним, и даже когда пыталось наладить контакты такого рода, это всегда плохо заканчивалось для посредников. Их или уничтожили со временем, или сажали. В лучшем случае — оплевали и низводили.
       Ислам Хасуханов — вел переговоры по прекращению огня от имени Масхадова с представителями ФСБ РФ (группа Боковикова) поздней осенью и ранней зимой 1999 г. Осужден к 12 годам по сфабрикованному делу, подвергся жесточайшим пыткам в УФСБ (по Чечне и по Северной Осетии), его мучения продолжаются до сих пор. Те люди, которые осуществляли коридор для проезда Хасуханова в Назрань — там происходили контакты, — были вынуждены бежать из страны.
       Ризван Лорсанов, известнейший переговорщик, общественный деятель Чечни, занимавшийся подготовкой Хасавюртовского мира, включившийся в переговорный процесс в начале второй войны. Похищен неизвестными в камуфляже.
       Руслан Алихаджиев — бывший спикер чеченского парламента. Пытался вести переговоры. Похищен неизвестными в камуфляже.
       Руслан Аушев — бывший президент Ингушетии. Самый эффективный переговорщик. Был принужден оставить пост президента. Оболган. Удален с переговорного поля.
       Ахмед Закаев — участвовал в переговорах с генералом Виктором Казанцевым в ноябре 2001 г., прошедших в международной зоне московского аэропорта «Шереметьево-2». Участник Хасавюртовского процесса. Политический беженец поневоле, вследствие попыток РФ экстрадировать как «лицо, причастное к международному терроризму». Удален с переговорного поля.
       
       Смешное послевкусие
       Как уже это повелось, с официальной точкой зрения по поводу «Обращения солдатских матерей к полевым командирам» выступил «первый вице-премьер ЧР по силовому блоку, советник полпреда ЮФО» Кадыров-младший. 22 октября он объяснял публике причины появления Обращения. Оказывается, это обеспечение «попытки Масхадова сдаться властям», «он ищет возможности». Эту новость российские телеканалы подали как главную сенсацию: «Масхадов в ближайшее время может сдаться».
       
       СЕРЬЕЗНО. ОТ РЕДАКЦИИ
       Над движением солдатских матерей России нависла сегодня смертельная угроза — это чистая правда. Поэтому просим всех матерей страны, кому женщины из СКСМР когда-то помогли сохранить жизнь их сыновей, начать акцию солидарности с ними. По пейджеру в Москве 974 22 22 (для аб. 49883) пошлите только одно слово: «За!». И обязательно — подпись. Мы опубликуем этот список поддержки. Также возможно использовать нашу редакционную электронную почту. В этом случае мы сможем опубликовать вашу точку зрения в поддержку инициативы солдатских матерей. Время сопротивляться государственному танку, уничтожающему под своими траками то, что является безусловным достижением нашей хоть и уродливой, но все же демократии.
       
       Анна ПОЛИТКОВСКАЯ, обозреватель «Новой»
       
25.10.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 79
25 октября 2004 г.

Власть и деньги
По банковскому счету В.В. Путина можно предсказывать судьбы людей
В канун годовщины трагедии в «Норд-Осте» мать погибшего пытались подкупить
Обстоятельства
Анна Политковская: Борьба за мир смертельно опасна. Государству мешают солдатские матери
Юлия Латынина — об армии, которая проигрывает и жалуется на женщин
Подробности
Разгневанные люди в Черкесске взяли штурмом Дом правительства
Федеральные обычаи на кавказский лад. Это страшнее, чем первый ввод войск в Чечню
В Чечне горит только то, что надо. На сей раз — документация по разрушенному жилью
Убийца из команды Ульмана пошел на повышение
Власть и люди
Очень много нормальных людей пришло на митинг с целью прекратить войну в Чечне
Власть
Демократура. Мы переживаем три кризиса одновременно. А сценариев всего два: резкий и тихий
Когда Конституционный суд откашляется и скажет свое слово об инициативах президента?
Точка зрения
Анна Каренина бежит впереди паровоза. Главное — успеть заглянуть в глаза машинисту
Расследования
В ритме боевого самбо сотрудник ГИБДД одержал убедительную победу над 14-летним мальчиком
Менты все чаще поднимают руку на детей, а прокуратура закрывает на это глаза
Только правозащитники знают, как посадить за решетку зарвавшегося милиционера
Откровения старшего лейтенанта милиции из маленького Чикаго
Болевая точка
Беслан. Здесь горел воздух
Отчаявшись найти виноватых, пострадавшие призвали к ответу учительский комитет
Сабина Ибрагимова: Домой не хочется
Наградной отдел
Премия «Вопреки» вручена в седьмой раз
Четвертая власть
Зверски убита известная белорусская журналистка. Маньяк или офицер?..
В Минске омоновцы избили журналистов НТВ и REN TV
Суд да дело
Андрей Васильев: «Альфа» попыталась торгануть лояльностью в Кремле
Александр Гафин: Здесь сплелись и политика, и заказ недобросовестных конкурентов
Комментарии без комментариев
Московский наблюдатель
Полезная площадь. Что будет на месте гостиницы «Москва»?
Греф увлекся архитектурными памятниками. Особенно — их стоимостью
Образование
Правительство — против образования и науки
Новые реформы в сфере науки могут привести к ее полному уничтожению
За попытку обратиться к министру образования молодежному лидеру дали 10 суток
Цена закона
Пейте пиво пенное, рожа будет — как у депутатов
Навстречу выборам
Кандидата в губернаторы уничтожают бактериологическим оружием
Регионы
Челнинский бизнесмен разбил палатку у Казанского кремля
Тупики СНГ
Приключения Ющенко в «стране Януковича»
Российские артисты отправились агитировать за Януковича
Инострания
Политический туризм. Три дня 50.000 человек делали в Лондоне политику
Спорт
Кто из серьезных парней сбросит с трона Виталия Кличко?
Свидание
Ираклий Квирикадзе — шестидесантник во ВГИКе
Мстислав Запашный. Жизнь в опилках
Театральный бинокль
Мышкин вприпрыжку. Дошли до второго дна
Культурный слой
Дача неприложных показаний
Милиционер на рояле Нейгауза
Наши даты
Иосиф Вердиян. Нужно только перечитать…
Личное дело
На фестивале воздушных шаров победил шар «Новой газеты» «Юрий Рост»
Музыкальная жизнь
Музыка стара, они молоды

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100