NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ЗАТКНУТЬ ФОНТАН!
РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ В РОССИИ БОЛЬШЕ НЕТ

Dresdner Bank прислал в «Новую газету» документы по поводу «ЮКОСа»
       
(Фото Владимира Павленко)
    
       
В «деле «ЮКОСа» — кульминация. Попытка правительства прикрыть фактическую национализацию компании ссылкой на авторитетное мнение западных бизнесменов завершилась грандиозным международным скандалом.
       Результат — Россия окончательно потеряла свою деловую репутацию. В том числе и инвестиционную привлекательность, поскольку продемонстрировала всему миру, что законы рынка в нашей стране уступают по значимости политическим и личным интересам группы лиц, считающих себя властью.
       Немецкий Дрезднер Банк, проводивший оценку основного актива нефтяного гиганта — «Юганскнефтегаза», выставленного на продажу, назвал в своем отчете одну цифру, а российский Минюст — много меньшую, но со ссылкой на уважаемых банкиров.
       В итоге Дрезднер Банк принял беспрецедентное решение раскрыть строго конфиденциальные документы, чтобы спасти свою репутацию. Поскольку всему мировому сообществу известна примерная стоимость того, что хочет забрать государство у «ЮКОСа» — компании, имеющей, кстати, и иностранных акционеров. Российское правительство было не против — им наплевать и на репутацию, и на законы рынка, и на правила ведения дел. Мало того, разъяснили: как хотим, так и продаем.
       Представители Дрезднер Банка в телефонной беседе не стали давать оценку сложившейся ситуации, высказавшись в том смысле, что все их комментарии, по существу, — это сделанная ими работа. Оценить ее они предложили нам самим, выслав в «Новую газету» по электронной почте краткий вариант своего отчета, который, как оказалось, российские власти решили использовать не по назначению.
       
       
       «Наше мнение основывается исключительно на экономических и рыночных условиях и других существующих обстоятельствах, в той мере, как они оцениваются нами на дату данной оценки».
       «Это мнение касается только оценки отдельного предприятия, и мы не выражаем никаких взглядов или рекомендаций относительно каких-либо действий в отношении ЮНГ. В частности, наше мнение не касается никаких базовых бизнес-решений в отношении отделения ЮНГ от ЮКОСа или иных сделок».
       «Кроме того, наше мнение не касается платежеспособности ЮНГ в случае функционирования в качестве отдельного предприятия».
       «ДрКВ учитывал потенциальные преимущества внедрения передовых общемировых методов добычи нефти с целью повышения эффективности разработки на основе оценки и информации, предоставленной ЮКОСом. Такие методы не полностью отражены в последней независимой оценке добычи и запасов ЮНГ, но отражены в текущих планах руководства ЮКОСа».
       «Помимо основной задачи — оценки стоимости всего ЮНГ как отдельного предприятия — ДрКВ предоставил Министерству консультации относительно потенциальной стоимости миноритарного пакета акций ЮНГ. При анализе миноритарного пакета можно ожидать, что сохранится контроль над ЮНГ со стороны мажоритарного акционера и что миноритарный пакет будет неликвидным. Мы предполагаем, что конкретные факторы, такие, как права миноритарных акционеров, корпоративное управление, структура компании и ограничения на реализацию стоимости, скорее всего, вызовут дисконт к пропорциональной стоимости контрольного пакета по сравнению с миноритарным пакетом».
       «ДрКВ оценил три сценария, основными параметрами которых были общее количество запасов нефти и газа и соответствующие темпы роста или снижения добычи».
       
       «ЗАКЛЮЧЕНИЕ
       Оценка стоимости предприятия ЮНГ по сценарию скорректированной оценки независимого оценщика запасов на конец 2003 года составляет US$14.3 млрд., что по мнению ДрКВ является слишком консервативным сценарием для целей оценки ЮНГ, как отдельного предприятия. После вычета расчетных обязательств примерно в US$2.9 млрд., что включает в себя задолженность на уровне ЮКОСа, по которой ЮНГ является основным гарантом, стоимость акционерного капитала на этой основе составит US$11.4 млрд. Основываясь на данном сценарии, в случае, если предполагаемая налоговая претензия ЮНГ вступила бы в законную силу, стоимость акционерного капитала ЮНГ снизилась бы до US$10.4 млрд.
       По профессиональному мнению ДрКВ, диапазон Стоимости Предприятия ЮНГ как отдельного предприятия оценена в диапазоне от US$18.6 млрд. до US$21.1 млрд. После вычета расчетных обязательств примерно в US$2.9 млрд., что включает в себя задолженность на уровне ЮКОСа, по которой ЮНГ является основным гарантом, диапазон стоимости акционерного капитала составит от US$15.7 млрд. до US$18.3 млрд. Основываясь на данном сценарии, в случае, если предполагаемая налоговая претензия ЮНГ вступила бы в законную силу, диапазон стоимости акционерного капитала ЮНГ снизился бы и составил бы от US$14.7 млрд. до US$17.3 млрд.»
       
       
       
Когда серьезный банк публикует то, что по договору не подлежит огласке, то это означает: он порывает всяческие отношения с контрагентом, считая его поведение неприемлемым для делового общения и пытаясь, во-первых, рассказать о том окружающим, а во-вторых, спасти репутацию.
       Когда российское министерство на то соглашается, это означает — чихать оно хотело на мнение западного бизнес-сообщества и его профессиональные оценки.
       Так и оказалось, что вести дела с российским правительством — равнозначно потере деловой репутации.
       Случившееся — не скандал. Это — хуже. Это фактически осознанный отказ от экономической интеграции с развитыми странами и, возможно, отказ приличного бизнеса от интеграции с нами.
       
       
Вслед за политическим переворотом последовал переворот в экономике. Решение правительства по «Юганскнефтегазу»: продавать так, как хочется и кому хочется, несмотря ни на какие оценки, означает только одно — рыночные законы в России отныне объявлены несущественными. И будет неудивительно, если вновь где-нибудь в центре Москвы появится здание с табличкой: «Госплан», «Госкомцен». У нас уже были времена, когда рубль стоил дороже доллара, хотя бы потому, что доллар был ни к чему — рынка не было. Так и сегодня: количество нулей, которое государство заплатит само себе за отнятую частную компанию, не имеет ровным счетом никакого значения.
       Ведь сделку, в которой заранее известны цена и покупатель, рыночной назвать невозможно. А раз покупатель — фактически государство в лице «Газпрома», к тому же цена резко занижена, то деньги здесь и вовсе ни при чем. Поскольку это не что иное, как скрытая от западного взора национализация. И скрытая — принципиально небрежно. Потому что наши нерыночные чиновники не могут понять, что репутация — капитал. Да он им и не нужен, когда позволено забесплатно.
       Любую власть, было бы желание, можно адаптировать под международные стандарты. А вот международные стандарты заточить под вертикаль — все равно что выпить море.
       
       
Скандал вокруг оценки «Юганскнефтегаза» — это первое очевидное проявление давно спрогнозированной тенденции столкновения российской бюрократии с западными рыночными институтами. Пока Россия находилась в состоянии дикого капитализма, никто, собственно, и не ждал от нас игры по международным правилам и даже соблюдения собственных законов. Поэтому к нам и не шли серьезные транснациональные игроки с далеко идущими планами — если они и заглядывали в Россию, то только как спекулянты, равно готовые как потерять много денег, так и получить невиданную прибыль, — русская рулетка, одним словом.
       Смена элит поначалу была воспринята как позитивный импульс. К 2000 году Россия вроде бы оправилась от дефолта, а благодаря хорошей конъюнктуре привела в норму макроэкономические показатели. Вплоть до 2003 года влияние политики на бизнес было незначительным по сравнению с ельцинской эпохой, а сам бизнес, окрепший за 10 лет, динамично развивался.
       Россия стала интересной для инвесторов, они поверили, что если не сейчас, то через три-пять лет не будет принципиальной разницы между Москвой, Нью-Йорком или Лондоном. Соответственно, западные компании принялись строить здесь свою инфраструктуру — открывать офисы и филиалы, приглашать постоянных партнеров, плотно работать с местными компаниями и властными структурами. До поры до времени они готовы были терпеть некоторое несоответствие западным стандартам, которое можно было списать на грехи молодости и местную специфику. (Китай же — Мекка для инвесторов, где компартия ревностно охраняет экономические права иностранцев, вплоть до исключения из партии проштрафившихся чиновников, вздумавших ущемить иностранный капитал.)
       Первым звоночком, если не колоколом, стало «дело «ЮКОСа». Но на определенном этапе, и довольно долго, все воспринимали его как внутреннюю разборку с политической подоплекой, которая заставляет значительно, но не радикально пересмотреть отношение к России, особенно в части защиты интересов частной собственности.
       Потом появились тревожные симптомы — к примеру, иски иностранных инвесторов к «ЮКОСу» на предмет потерянных ими денег. Вот здесь иностранцы насторожились — появилась очевидная угроза ИХ собственным деньгам, вложенным в Россию.
       История с Дрезднер Банком (ДКВ) показала: российская власть при случае готова кинуть западных партнеров, прямо игнорировать их мнение и действовать исключительно по собственным понятиям. Что моментально вернуло Россию в глазах иностранцев на стадию дикого капитализма, только теперь с государственным лицом.
       
       
А причиной всему — «ЮКОС». Не он сам, конечно, а иррациональное желание президента и его окружения отдать опального олигарха Ходорковского на поток и разграбление. Снижая капитализацию нефтяного гиганта при помощи абсурдных уголовных дел и надуманных налоговых претензий, которые неизменно подтверждало ручное правосудие, руководство страны стремилось обернуть чужие частные активы в активы государства. То есть фактически национализировать. Покупатель был известен изначально — «Газпромнефть», «дочка» газового монополиста, созданная в пожарном порядке и, судя по всему, именно под эту задачу. Именно поэтому и брались высокие обязательства по добыче нефти в неимоверных объемах (столько «свободного» черного золота в России не было и нет). Именно поэтому отметались все рыночные варианты решения проблемы «ЮКОСа», в том числе и предложенные западными компаниями.
       Головное предприятие «ЮКОСа» — «Юганскнефтегаз», оно и стало основным куском, подлежащим поглощению. Споры о его стоимости велись нешуточные (за потенциальной сделкой пристально следили западные партнеры «ЮКОСа», да и менеджмент преследуемой компании не собирался сдаваться без боя). Поэтому появилась необходимость в независимой оценке. Выбрали исполнителя — Дрезднер Банк. Заказчик — правительство РФ. В соглашение вписали пункт о конфиденциальности.
       Вообще-то практика закрытых аудиторских отчетов для России весьма типична, особенно в отношении госкомпаний. Надо ведь как-то маскировать неэффективность чиновничьего менеджмента, чтобы она не стала предметом депутатского или общественного интереса. Закрытые аудиты переживали в свое время и «Газпром», и Центробанк — много еще кто.
       Смысла в них не было никакого: просто соблюдение правил игры в глазах западного бизнес-сообщества, как ходить на переговоры в чистых ботинках и с носовым платком. Бумажки эти были преимущественно внутреннего пользования, для департаментов пиара. Западные инвесторы и сами могли прекрасно догадаться, кому можно доверить деньги, а кому нет, и каковы гарантии.
       Но ДКВ попал в особую ситуацию — он стал одним из главных действующих лиц в спектакле, за которым не первый год пристально следил весь мир. Соответственно, репутационные риски обострялись до предела. А репутация на Западе — основной капитал. Поэтому банк, судя по всему, принял «нелояльное» по отношению к заказчику решение — дать оценку, более или менее отвечающую реальной действительности. Более того, ДКВ сразу оговорился, что его отчет — это вовсе не инструмент для дальнейших действий над «Юганскнефтегазом», а что-то вроде аналитической справки. Перестраховавшись, насколько это было возможно, немцы отправили отчет заказчику.
       А потом последовало то, что правильнее всего назвать подставой. «Начальник Главного управления Минюста по Москве Александр Буксман официально сообщил, что независимые немецкие оценщики из банка Dresdner Kleinwort Wasserstein (DKW) оценили стоимость главной нефтедобывающей «дочки» «ЮКОСа», «Юганскнефтегаза», в 10,4 миллиарда долларов». (Кстати, ходят слухи, что это заявление информагентствам зачитывал не малоизвестный Буксман, а лично пресс-секретарь Путина Громов.)
       Обратите внимание: здесь ДКВ назван как непосредственный автор той цены, по которой надо продавать «Юганск». Кроме того, цифра 10,4 — это нижняя граница стоимости, которую сами немцы назвали «излишне консервативной». Естественно, западный бизнес «не понял» такого поступка ДКВ — примерные подсчеты делали для себя многие и предполагали порядок цифр. Немцы, в свою очередь, «не поняли» поступок Минюста, который нанес катастрофический удар по их репутации.
       Естественно, завязалась нешуточная борьба, скрытая от общественности. В итоге Минюст принял беспрецедентное решение — дал санкцию на официальное опубликование конфиденциального отчета. А ДКВ пошел на еще более беспрецедентный шаг — опубликовал документ. Ведь в финале отчета Дрезднер Банка написано: «Данное мнение регулируется исключительно в соответствии с законодательством Российской Федерации» — кто же знал, кроме Минюста (!), подписывая договор, что российское законодательство регулируется под нужды правительства.
       Вслед за тем пошли комментарии российских официальных лиц: да, оценили так-то и так-то, но мы все равно продадим за 10,4. Подтвердив лишний раз: отчет ДКВ нужен был Минюсту как фиговый листок, а когда завуалировать и без того очевидные для всех интересы не удалось, артикулировал их открыто. Более того, попавшись на малой провокации, Минюст пошел на большую — теперь 68,7% акций «Юганска» (а это все непривилегированные, то есть голосующие акции) будут проданы с 60-процентной скидкой как «миноритарный» пакет. (О том, как пакет больше контрольного может быть миноритарным, законы рынка умалчивают.) В результате предприятие перейдет под полный контроль аффилированных «Газпрому» структур всего за 4 миллиарда долларов.
       Впрочем, никто ничего другого и не ожидал — в том, что «Юганск» не будет продан по справедливой цене, не сомневались даже отчаянные идеалисты. В этом контексте было бы лучше, если бы «Юганск» оценивал нынешний аналог Госкомимущества — ФАУФИ, все бы тогда осталось на уровне внутрироссийской разборки, которая уже давно перешла в разряд бытовых неприятностей. Теперь же скандал стал международным в полном смысле этого слова.
       И любая иностранная компания отныне с полным правом может опасаться того, что любые контакты с российскими властями бросят тень на ее репутацию. «Железный занавес» появляется вновь: и с той, и с этой стороны, учитывая растущее проникновение государства в экономику и желание найти за рубежом врагов, покусившихся на наш «кусок пожирнее».
       Нынешняя псевдоэлита пока это слабо осознает, поскольку сама себя убедила в иллюзии: укрепленная вертикаль внутри страны автоматически распространяется и за ее пределы. Но подобные попытки экспорта нашей политэкономической системы заранее обречены на провал, Запад с подобным экспортом уже сталкивался во времена СССР, и потому меры примет наверняка жесткие и асимметричные. Они давно научились обходиться без нас.
       Только во время игры по большим ставкам на подобные мелочи внимания не обращают. Речь-то идет не о банальном, пусть и очень масштабном, переделе собственности опального олигарха в пользу представителей новой элиты. Атака на «ЮКОС», оказывается, — она как выстрел «Авроры», а продажа ее крупнейшего актива «Юганскнефтегаза» (вернее, передача из рук в руки) — это уже похоже на штурм Зимнего дворца, после которого люди просыпаются в другой стране.
       В стране не только виртуальной демократии, но и виртуального рынка. Теперь, после «Юганска», можно делать все что угодно. В том числе — с иностранцами. Обратите внимание: ДКВ не просто кинули, его цинично использовали, а потом и вовсе отмахнулись: оценивайте, мол, на здоровье — как продавать, мы и без вас знаем.
       Так что правы западные журналисты: история с «Юганском» — экзистенциальный выбор режима. Выбор в сторону закрытой и непрозрачной экономической политики — что-то вроде натурального хозяйства с одной дойной коровой в виде нефтегазовой монополии.
       В таком случае, как к дойной корове, к нам и будет относиться Запад. И, скорее всего, России на долгие годы заказан путь интеграции в международный бизнес — хоть через ВТО, хоть через Евросоюз. Инвестиционный рейтинг, недавнее присвоение которого вызвало всеобщую эйфорию, — не более чем производная от нефтяной конъюнктуры. Ни один бизнесмен не обратит внимания на этот рейтинг, если будет знать, что его могут кинуть, а то и вовсе использовать в качестве туалетной бумаги.
       Финиш «дела «ЮКОСа», судя по всему, — точка невозврата. Запад окончательно перестанет доверять экономической политике Кремля. А последний — нуждаться в этом доверии. Для того чтобы построить «экономику трубы», как в Венесуэле, никакой рыночной среды не нужно. Вполне можно обойтись стройбатом.
       
       Алексей ПОЛУХИН, Сергей МИХАЛЫЧ
     
       
ПРЕССА:
       
       Financial Times
       В четверг вечером российское правительство проявило готовность продать основной актив ЮКОСа — злополучной нефтяной компании — всего за 4 млрд долларов: незначительную часть его реальной стоимости. По мнению аналитиков, это «грабеж среди бела дня» и «наихудший из возможных сценариев».
       Высокопоставленный правительственный чиновник, согласно сообщению «Интерфакса», сообщил, что газовая монополия «Газпром», недавно объявившая о слиянии с государственной нефтяной компанией «Роснефть», может проявить заинтересованность в покупке.
       Продажа по такой цене государственной монополии пагубно сказалась бы на российском рынке, продемонстрировала бы полное пренебрежение правами миноритарных акционеров.
       События разворачиваются в то время, когда президент России Владимир Путин — кто, как считают, дал зеленый свет атакам на ЮКОС, — находится с официальным визитом в Китае. Таким образом, он дистанцировался от происходящего и сохранил за собой право выступать в роли защитника инвесторов.
       В заявлении, которое в четверг оказалось доступным для широкой публики, несмотря на его секретность и конфиденциальность, банк DKW говорит, что, по их оценке, стоимость «Юганскнефтегаза» может находиться в пределах между 14,7 и 17,3 млрд долларов с учетом настоящих и потенциально возможных налоговых обязательств компании.
       
       Handelsblatt
       В то время как банкиры из Dresdner Kleinwort Wasserstein (DKW) оценили «Юганскнефтегаз» в 15,7—18,3 млрд долларов, российские органы юстиции в результате принудительной продажи планируют получить лишь 10,4 млрд.
       Установив демпинговую цену, российское правосудие вызвало не только удивление, но и подозрение, что сделка будет заключена между своими.
       
       Die Welt
       Крупнейший российский нефтяной концерн ЮКОС, впавший у Кремля в немилость, планируется расколоть. До конца ноября Министерство юстиции планирует осуществить принудительную продажу важнейшего добывающего подразделения ЮКОСа — «Юганскнефтегаза». По цене гораздо ниже рыночной.
       Американская фирма DeGolyer and MacNaughton ранее оценила одни лишь запасы нефти «Юганскнефтегаза» в 30,4 млрд долларов. ЮКОС добывает в день столько же, сколько Ливия.
       Конкуренты обвинили DKW в том, что, занизив стоимость «Юганскнефтегаза», он хочет оказать услугу Кремлю.
       
       The Wall Street Journal
       Противоречивые сигналы в отношении ЮКОСа и налоговых претензий к нему усиливают впечатление, что Кремль не имеет четкой стратегии, как выпутаться из дела ЮКОСа.
       
       
       Пол КОЛЛИНС, аналитик Brunswick UBS:
       Россию перестанут воспринимать как открытое государство
       Цифра в 10,4 миллиарда долларов, озвученная Минюстом, — это просто как шутка. Она заметно ниже оценки DKW, которую лично я также считаю излишне консервативной, не учитывающей перспективный рост доказанных месторождений «Юганскнефтегаза».
       Иностранные инвесторы могут интерпретировать эти события только в одном ключе: государство уже имело определенный план действий в отношении активов «ЮКОСа», и оценка DKW, какой бы она ни была, не сыграла в принятии решения о цене «Юганскнефтегаза» сколько-нибудь значимой роли. То есть именно правительство заранее определяет как стоимость сделки, так и покупателя. В такой ситуации приглашение международного оценщика — не более чем фарс.
       Безусловно, этот прецедент — уникальный в мировой практике — очень негативно повлияет на оценку западными инвесторами возможностей ведения бизнеса в России на основе международных стандартов. Речь идет не только об изменениях в сфере психологии, но и о реальных последствиях для российской экономики. Если Россию перестанут воспринимать как открытое транспарентное государство — а теперь это более чем очевидно, — вырастут оценки прибыли за риск при инвестициях в эту страну. Соответственно, объемы капитала, инвестируемого в Россию, сократятся, а стоимость его для местного бизнеса возрастет.
       
       
18.10.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 77
18 октября 2004 г.

Обстоятельства
Заткнуть фонтан! Рыночной экономики в России больше нет
Эффект управдома. Казань — кому угодно, серебряную ложку — себе в карман
Власть
Номенклатура возвращается. Под аплодисменты испуганной собственной свободой толпы
Марш «пятой колонны». На Суркова брови мы насупим…
Владимир Рыжков: В основе всего, что делает власть, лежит глубокое презрение к народу
Вольная тема
P.R.E.Z.I.D.E.N.T.АЦИЯ. В какую реальность приводит виртуальность…
Отделение связи
Дмитрий Муратов: Вниманию всех, кто мне звонит и кто слушает
Власть и люди
Ясно и решительно сказать: «Нет войне в Чечне!»
Мир и мы
Китайский фейс-контроль. Несколько российских отраслей можно прихлопнуть пропуском в ВТО
Догнать и перегнать Ирак. Американский опыт ничему не учит
Теперь Тибет в Москве. История России — источник надежды для тибетцев
«Тушите свет!»
Опять абхазились
Отдельный разговор
Дивизия «Холодная голова». Чекисты стали ментами: это — новая эпоха спецслужб
Суд да дело
Экзамен третьей властью. Судья должен быть свободен в совещательной комнате
В Таганроге объединились «Граждане в защиту закона»
Болевая точка
«Наши дети постарели». «Новая» — о пострадавших в Беслане
Владимир Ходов: Откуда арабы? Откуда негры? И эта цифра — 354 заложника…
Телеревизор
Поиск методом выключения
ТВЦ… Еще один канал хотят сделать «культурным»
Белоруссия: составлены списки неблагонадежных
В непризнанной Абхазии тоже есть цензура
Тупики СНГ
Выборы по-белорусски: как можно дольше выбирать и по возможности меньше привлекать внимание
Навстречу выборам
В Псковской области стартовали губернаторские выборы
Регионы
Кол Ивана Грозного. Москва стимулирует протестные настроения Казани
Мэр Воронежа огласил список нуждающихся
Общество
Нацболь. Шестнадцатилетний лимоновец Ватрушкин признает только бархатные революции
Нацисты объявили охоту на студентов-иностранцев
Плата за жульё
Трубы горят. Ежегодно кто-то очень умный прямо из-под ног добывает миллионы долларов
В Воронеже объявили, чем еще порадуют население
Московский наблюдатель
Четвертое кольцо омыто родниковыми слезами
Сюжеты
Да воздается каждому по верфи его. Репортаж об убиении малого бизнеса государством Российским
Бесстрашное смирение. Англичанин Майкл в сибирской деревне Дубинка
Финансы
Сырьевая политика правительства как матрица будущего кризиса
Где деньги, бензин?!
Спорт
Александр Бубнов: В глазах игроков я увидел ужас
Футбол по понятиям и без. Почему в России еще лет семь не будет нормальной сборной…
Точка зрения
Наша номенклатура, даже спортивная, не теряет своих постов ни при каких обстоятельствах. Даже печальных
Кинобудка
Фестивали корейского и индийского кино прошли в столице с аншлагами
«Брат». Этот фильм стал культовым, но поняли его с точностью до наоборот
Театральный бинокль
Раек — это маленький рай. Две совсем разные премьеры в Петербурге об одном и том же
Свидание
Борис Покровский. 30 лет с «Носом»

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100