NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

КОЗАКОВ — РЕВАНШИСТ
Сегодня замечательному актеру и режиссеру исполнилось 70
       
(Фото — PhotoXPress)       
Сегодня, когда он вместе с примкнувшими отмечает свой юбилей, по ТВ на канале «Культура» пройдет премьера его телеспектакля «Медная бабушка» — по Леониду Зорину. Та самая «Бабушка», что была им поставлена в ефремовском МХАТе с гениально, как говорили, сыгравшим Пушкина Роланом Быковым, но запрещена. Министром Фурцевой («Это вы — про Солженицына!») и, увы, мхатовскими стариками, не смирившимися с Быковым: «Этот урод?! А у вахтанговцев в Пушкине — Лановой!».
       Телеспектакль я уже видел. Это большая работа. И, конечно, рискованная.
       «Ты можешь сыграть гения? Ну и играй! Я не могу!» — помнится, нервничал Козаков, играя себя, Козакова, в фильме Романа Балаяна «Храни меня, мой талисман», — и как раз в связи с Пушкиным. Но гения не играют и в «Медной бабушке», даром что замечательный артист Гвоздицкий сперва ошеломляет сходством с линевским портретом Пушкина, потом заставляет — по крайней мере меня — мучительно привыкать к мысли, кого нам изображают, а вскорости побеждает сомнение. Играют судьбу гения, зависящую от нас; оттого из актеров, превосходно исполняющих роли (Тараторкин — Вяземский, Тюнина — Фикельмон, Александр Яцко — пронзительноглазый Николай I), все-таки выделяю Валентина Смирнитского. Его Соболевский — острослов, каламбурист, умница, но не гений, человек той среды, где мы все, не гении, обитаем, и потому проницательно сознающий предрешенность судьбы своего гениального друга.
       Все же, значит, Фурцева по-своему, по-куриному, но безошибочно учуяла нечто. На Солженицына не намекали; вообще все наши гении не похожи один на другого, это мы не меняемся.
       Продолжая о реваншизме: Козаков всю жизнь спорит с судьбой.
       В давнем письме ко мне он перечислял свои роли, к нему не пришедшие: Меркуцио и Тибальд, Яго, Кречинский, Дульчин, Протасов, Астров, Людовик в «Мольере», Воланд, Коровьев… То есть кое-что, не сыграв, все же как бы сыграл, отдав в своих телефильмах Дульчина Олегу Янковскому, Кречинского — Ефремову-младшему, да и булгаковского «Мастера» не упустил, недавно блистательно записав на трех дисках моноспектакль. Но для меня Козаков удивителен еще и тем, что спорит не только с судьбой, а и с профессией.
       Поясню.
       Смешно сказать, но я сострадаю актерам — впрочем, и режиссерам — даже из самых удачливых и знаменитых (почему и смешно). Их зависимости от сиюминутного успеха, от аплодисментов или шиканья, обошедшей в принципе — о, далеко не всегда соблюдаемом, — литератора. Любого. Какого-никакого.
       И еще. Их профессия словно бы может вполне обойтись без нагруженности культурой. Неважно ведь, много ли книг прочитали — или не прочитали — Луспекаев или Евстигнеев; разве второму из них его, ну, скажем, не слишком большая начитанность помешала сыграть профессора Преображенского, реликтового интеллигента? Но зато какой возникает соблазн — общий, особенно внятный середнякам! Во-первых, коли мы люди, изначально зависимые от успеха, вали, ребята, все на продажу и на потребу, а во-вторых — чего мудрить-умудряться? Культура… Да кому она, на хрен, нужна в балагане?
       Объяснять ли, что в наши «рыночные» времена оный вульгарный соблазн выглядит уж таким обоснованным?..
       Вот почему сегодня, почтительно-ретроспективно оглядывая сделанное Козаковым, констатирую: ни одна из форм соблазна не своротила его в сторону. Хотя бы и потому, что он едва ли не больше всего ценил независимость — штуку и вообще нелегко достижимую, а уж на театре…
       Был, правда, момент, когда тоже захотелось оглянуться — в час его отчаянного отъезда в Израиль, что, признаюсь, для меня было личным горем (даже не из-за самого по себе расставания, другие были уже времена, не воспрещавшие встреч, просто думалось: не приживется, затоскует). Помню, тогда мы с женой стали прикидывать, сколько же им сделано здесь, хотя бы лишь на ТВ, где он несомненный классик, вслед за Фоменко, Захаровым, Эфросом, рядом с ними. (Не одни же «Покровские ворота», чья «хитовость» Козакова почти удручает, а — «Безымянная звезда»… «Визит дамы»… «Фауст»… «Это случилось в Виши»… «И свет во тьме светит»… Не говорю о том, что он, слава Богу, вернувшись, поставил еще.) Тогда почудилась некая дыра, образовавшаяся с его отъездом, — горечь разлуки не сразу позволила осознать простейшее: да не дыра, а заполненность, остающаяся с нами.
       …Давид Самойлов в одном из дружеских полусерьезных посланий, по числу коих Козаков, кажется, рекордсмен, когда-то писал ему: «Ты, Миша, Фауст и Арбенин, /Был Гамлет, будешь и Полоний…». К слову, был потом и Полонием, опять же явив независимость нрава, уйдя из не милого ему спектакля Глеба Панфилова; побывал даже Призраком отца Гамлета у Петера Штайна, родив хорошую и невеселую шутку: дескать, осталось сыграть череп Йорика. Но сыграл — притом потрясающе! — Лира (начав, как известно, юным Гамлетом — какой простор для нехитрой символики!).
       И дальше: «…А для меня ты, Миша, ценен /Тем, что всегда не посторонний». И т.п.; остановимся на том, что — да, «не посторонний», ни для Самойлова, ни для меня, ни для всей нашей жизни. Что важно, «всегда».
       Когда нынче в «Лире» он выходит в финале с маленькой девочкой на руках (такой его безумный король видит Корделию), зал… Ну понятно, что делается с залом — после Беслана! Но это ведь было и до, будя в нас то, что, пожалуй, уснуло бы, не будь искусства. А, вероятно, только на него и надежда.
       
       Станислав РАССАДИН
    
     
Давид САМОЙЛОВ
Михаилу Козакову
       
       * * *
       Я «Покровские ворота»
       Видел, Миша Козаков.
       И взгрустнулось отчего-то,
       Милый Миша Козаков.
       
       Ностальгично-романтична
       Эта лента, милый мой.
       И играют в ней отлично,
       Лучше прочих — Броневой.
       
       В этом фильме атмосфера
       Непредвиденных потерь.
       В ней живется не так серо,
       Как живется нам теперь.
       
       В этом фильме перспектива,
       Та, которой нынче нет,
       В нем есть подлинность мотива,
       Много времени примет.
       
       Ты сумел и в водевиле,
       Милый Миша Козаков,
       Отразить года, где жили
       Мы без нынешних оков.
       
       Не пишу тебе рецензий,
       Как Рассадин Станислав.
       А без всяческих претензий
       Заявляю, что ты прав,
       
       Создавая эту ленту
       Не для разных мудаков.
       И тебе, интеллигенту,
       Слава, Миша Козаков.
       
17.02.83
      
       
14.10.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 76
14 октября 2004 г.

Обстоятельства
На российском телевидении из речи Джоржа Буша изъяли фрагмент с критикой Кремля
Мир и мы
Збигнев Бжезинский: Роман Америки с Путиным закончен
Власть
Принцип подбора новой номенклатуры стал понятен: Воруешь? Годен!
Телеревизор
Станислав Кучер: Не люблю суетливых теледвижений
«Ящик» доигрался. Люди уже не смотрят телевидение — читают газеты
Четвертая власть
Сергей Кириенко против «Новой»: Коптевский суд вынес решение
Должна ли правда быть черно-белой?
Расследования
Назначенный убийца главного редактора «Тольяттинского обозрения» оправдан
Болевая точка
Сорок дней Беслана. Место, где разрушилась планета
Одна дорога в жизни: от дома до школы
О директоре…
Аушева начали «мочить»
Интернет
Беслан-2004. Фотохроника
Милосердие
Спасибо за помощь Диме Лахину!
Подробности
«Террористы» из ФСБ легко взяли Воронежский аэропорт
Библиотека
Елена Трегубова. Прощание кремлевского диггера
Елена Трегубова: Кремлевского диггера больше нет, но я-то осталась
Музыкальная жизнь
Рокеры и попсовики — о политике и ее влиянии на шоу-бизнес. Сегодня: Олег Газманов и Рустем Булатов
Реакция
Аты-баты, шли «штрафбаты». Семен Ария о фильме «Штрафбат»
Армия
Создать армию им. Дружбы народов не получилось
Новости компаний
«Альфа» с твердым знакомЪ. Теперь на роль цензоров в России претендуют коммерческие структуры
Минюст сообщил цену, по которой будет продан «Юганскнефтегаз»
Московский наблюдатель
Неизвестный пустил корни в русском Манхэттене
Театральный бинокль
Даже «Тень» попала в сеть
Театр начинается с… «мышки». Теперь спектакли можно смотреть в интернете
Только детские книги читать…
Культурный слой
Козаков — реваншист. Сегодня замечательному актеру и режисеру исполнилось 70 лет
Кремнистый путь в железный век. К 190-летию Лермонтова
Наши даты
Спасибо, Александр Васильевич!
Медицина
Береги зубы смолоду

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100