NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

СЕКРЕТНЫЕ СЕСТРЫ ТЕРЕШКОВОЙ
После отстранения Хрущева от власти о первом отряде женщин-космонавтов просто забыли
       
Первый отряд космонавтов на отдыхе. В центре, в черных очках, — Юрий Гагарин. Справа от него — А. Леонов, за его спиной — А. Николаев, Ж. Еркина. Слева — Б. Хрунов. Крайняя справа — И. Соловьева.
      
       
Первый в мире секретный отряд женщин-космонавтов был сформирован зимой 1962 года. «Нас было пятеро. Я окончила педагогический институт в Рязани, года два учительствовала в сельской школе, — рассказывает Жанна ЕРКИНА, одна из пяти «секретных» девушек. — Валентина Терешкова родом из Ярославля, Ирина Соловьева — из Свердловска, а Валентина Пономарева и Татьяна Кузнецова — москвички. Жили мы под Москвой, в Центре подготовки космонавтов, в нынешнем Звездном городке. Здесь же тренировались».
       
Жана Еркина       — Какое задание при подготовке к будущему полету в космос для вас, двадцатипятилетних девушек, в то время было самым сложным?
       — Самое тяжелое это, пожалуй, центрифуга. В ней было два режима — имитация перегрузок космонавта при подъеме космического корабля и при его спуске. Была одна такая перегрузка — десять единиц в течение 20 секунд. То есть если во мне, двадцатипятилетней сельской учительнице, тогда было шестьдесят килограммов, то перегрузка в десять единиц означала дополнительную тяжесть в 600 килограммов. Ощущения не из приятных: дышать невозможно; если расслабишь живот, можешь потерять сознание, что и происходило в центрифуге со многими мужчинами. Следом идет следующее испытание: перегрузка в восемь единиц — в течение минуты ты держишь на себе 480 килограммов дополнительного веса. Все заканчивается имитацией перегрузок при спуске космического аппарата. В руках у нас был пульт с кнопкой: если ты его держишь — значит, в сознании, если отпустила — тебя выносят.
       — Вы окончили факультет иностранных языков Рязанского пединститута, в совершенстве владели немецким и французским, в советское время — очень перспективная специальность. Не было желания бросить все эти центрифуги и уехать домой изучать творчество Гете и Стендаля?
       — Все мы тогда жили одной мечтой — полететь в космос. Ради этого были готовы выдержать любые испытания, потому что понимали: эти навыки пригодятся на орбите. Ученые еще не знали, какие перегрузки придется испытать в полете, поэтому мы проходили этапы, после исключенные из программы подготовки космонавтов. Например, термокамера, где наши девушки в летной меховой куртке, брюках, шлеме, меховых сапогах выдерживали температуру 80 градусов по Цельсию! Медики вставляли нам в рот термометры, шла запись всех физических параметров организма. Если температура тела превышала 37,5 градуса или резко падало давление, вытаскивали наружу.
       Еще одно испытание, которое потом убрали из программы подготовки космонавтов, — сурдокамера. Семь дней в одиночном заключении. Медики наблюдали, как ты переносишь одиночество, как себя ведешь в изолированном пространстве.
       — Вы проходили подготовку в окружении мужчин: медиков, летчиков, инженеров. Не было у них желания облегчить испытания для хрупких девушек?
       — Наш женский космический отряд прошел все этапы подготовки по программе мужчин. Никаких скидок для нас не делали. Помню, однажды отрабатывали посадку космонавта на воду. Все девушки были в скафандрах, а это лишние 40 килограммов веса. Нужно было, находясь в воде, надуть резиновую лодку, залезть в нее и затащить вслед за собой двадцатикилограммовый груз — аварийный запас. В тот день на море был шторм в три балла. Шофер, возивший нашу группу, армянин по национальности, умолял: «Отвезите меня, пожалуйста, на берег — я вам бутылку армянского коньяка поставлю!» Мы отвечали: «Извини, дорогой, у нас работа!» «Ну, я вам ящик поставлю, только довезите до берега». Да что говорить о шофере, когда летчики-мужчины катались по палубе в приступе морской болезни.
       — Одним из руководителей вашей подготовки был Сергей Павлович Королев. Ходят легенды, что он не пускал на Байконур женщин, считал их присутствие плохой приметой. А как он относился к отряду будущих девушек-космонавтов?
       — Он встретился с нами одним из первых в Центре подготовки космонавтов: «Девушки, не волнуйтесь, все сразу полететь не смогут. Кто-то будет первым, но по очереди полетят в космос все». Сергей Павлович держался с нами просто, на равных. Когда в 1967 году его не стало, рухнули все наши мечты о космическом полете.
       — В 1963 году Валентина Терешкова, руководитель вашей пятерки, стала первой в мире женщиной-космонавтом. Что вы можете о ней сказать?
       — Нас готовили по сложной программе, но в космическом полете Валентине пришлось выдержать нечеловеческие нагрузки. Трое суток в положении полулежа в крохотной кабине первого космического корабля, который сами конструкторы называли «консервной банкой» за малые размеры и объем.
       Валя была хорошей подругой. Всегда отстаивала наши интересы перед начальством. В начале подготовки мы жили за колючей проволокой. Девушек-москвичек из нашей пятерки отпускали домой, а мы с Терешковой (она родом из Ярославля) скучали дома. «Разрешите поехать в Москву!» — «А зачем? Что вы хотите купить?» Один раз Валя не сдержалась и выпалила: «Что-что, трусики!». Нас отпустили.
       — После полета Валентины Терешковой какие планы были у остальных девушек в группе?
       — Все мы готовились к дальнейшим полетам на кораблях «Союз». К космической программе с выходом в открытый космос готовились две группы: Соловьева—Пономарева и мы с Татьяной Кузнецовой. Но для нашего космоса наступила черная полоса: 1967 год — смерть Королева, 1968 год — разбился Юрий Гагарин, на корабле «Союз» погиб Комаров. Наш полет в космос постоянно откладывался, и кто-то посоветовал: напишите письмо в ЦК. Мы написали. В ответ — команда: отряд немедленно расформировать! Они, оказывается, просто забыли о нас после смещения Хрущева.
       После расформирования отряда наша четверка осталась работать в Звездном городке. Группу девушек засекретили: никто, кроме самых близких, до 1980 года не имел права знать, что был отряд девушек-космонавтов.
       — В первый женский космический отряд специально отбирали не только самых отважных и здоровых, но и самых обаятельных, ведь девушки должны были стать символом страны. Как сложилась их личная жизнь?
       — После полета Вали Терешковой всем нам дали квартиры в военном городке, и мы быстренько вышли замуж. Мужей на стороне не искали: все они служили в Звездном городке. У Вали Пономаревой до поступления в отряд космонавтов уже были муж и ребенок. После полета родила дочь и Валентина Терешкова. А остальным было запрещено иметь детей. Но я нарушила запрет: родила сына. Помню, ему было три месяца. Ко мне, кормящей матери, подошел командир нашего отряда Андриян Николаев: «Жанна, должен сообщить тебе тяжелую весть…» Тут я и грохнулась в обморок. Думала, что-то страшное случилось с мужем или сыном. Оказалось, за рождение ребенка меня лишили очередного воинского звания. Это не сильно испортило жизнь, но молоко пропало. Сын вырос на искусственном вскармливании, что не помешало ему окончить летное училище. Позже родила дочь, которая работала стюардессой. Мой старший внук — курсант летного училища. Так что вся наша семья так или иначе связана с небом.
       
       Беседовала Ирина ТИМОФЕЕВА
       
11.10.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 75
11 октября 2004 г.

Власть и люди
Врачей Международного медицинского корпуса назначили «черными вдовами»
План «по экстремистам» выполняется любой ценой. Даже ценой жизни
Расследования
Свидетельница зверств муровца Душенко: Мне его жалко
Повязанные. Лучшие агенты спецслужб — террористы, убийцы, вымогатели…
Геополитика
Десять уроков непохожих кампаний: Чечня, Ирак, Афганистан… Даже выиграв войну, можно проиграть мир
Болевая точка
О чем говорят и молчат в Беслане
«Мама, они все еще там?»
Люди
Бомжьи одуванчики. Русские бабушки, бежавшие из Чечни, живут в Москве как изгои
Отдельный разговор
   Нам готовят кремлевских националистов?
Мнение психиатра: Национализм надо направлять в безопасное русло
Мнение социолога: «Русская тема» — дополнение к идее порядка и справедливости
Мнение политолога: «Карманные» националисты могут выйти из-под контроля Кремля
Хроника «борьбы» с национализмом
Московский наблюдатель
Фестиваль фашистов отменен
Точка зрения
Отчаяние вызывает даже не жестокость власти, а ее беспомощность
Свертывание демократии как самый прибыльный бизнес
Врагам россии: Зуб за зуб, око за караоке
Обстоятельства
Распродажа западных ценностей. Россия все в большей мере ориентируется не на Европу, а на тот еще Восток
Мир и мы
Сквозняк из окна в Европу. Как видимся мы Европарламенту и ПАСЕ
Первые лица
Рамзан Кадыров подает ваххабитам сигнал: «Я — свой»
Валентина Матвиенко: Я бы пошла на переговоры в Беслане
После выборов
Верховный суд решил разобраться с выборами
Подробности
Оппозиция сильна только стратегически
Правозащитники утверждают: происходит «изменение государственного устройства РФ»
Суд да дело
Генпрокуратура не смогла добиться плохих отзывов о Ходорковском и Лебедеве
Судья Ольга Кудешкина: Отказываюсь участвовать в процессе
Финансы
Почему Сбербанку не грозят никакие потрясения?
Четвертая власть
Санитары прессы
Пресса попала в зону
Телеревизор
Чем закончился отпуск Станислава Кучера
ТВЦ заподозрили в нетрадиционной политической ориентации
Может ли ТВ вести незримый бой?
Интернет
Точка на RU? Обсуждаются инициативы по введению цензуры в интернете…
Личное дело
Болонки редакторов
Регионы
Саратовским депутатам запрещают сплетничать и материться
В Йошкар-Оле совершено покушение на правозащитника
Спорт
Софья Аранович — болельщица «Зенита» с 70-летним стажем
Сюжеты
Страна свободного каннибализма
Крик осенних листьев
Маликов ненормальный среди практически здоровых людей
Исторический факт
Секретные сестры Терешковой
Библиотека
Станислав Рассадин. Книга прощаний
Наградной отдел
Нобелевским лауреатом по литературе стала Эльфрида Елинек
Кинобудка
Высшая школа зрения. ВГИКу — 85!
На краю негаснущего света. Прогулянные уроки «Барабаниады»
Театральный бинокль
Требуется Родина с человеческим лицом
Культурный слой
Икономика. Треть выдающихся икон исчезает в тайных коллекциях
Инострания
Самый грандиозный пивной фестиваль — «Октоберфест»

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100