NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ЕГО СДАДУТ, ЧТОБЫ СОХРАНИТЬ СЕБЯ
Марина АНИКИНА: «Мне даже жалко майора Душенко. Он лишь маленькая частица большой преступной системы»
       
Марина АНИКИНА. (Фото Артема Геодакяна)
     
       
Неделю назад в № 73 «Новой газеты» от 4.10.2004 года в материале «Майор МУРа Вячеслав Душенко — главный подозреваемый в деле об убийстве Александра Пуманэ» я писал о том, что именно этот офицер милиции, по данным следствия, увел Александра Пуманэ (задержанного сотрудниками МВД в ночь на 18 сентября в автомобиле со взрывчаткой) в подвал отделения со словами: «Сейчас он у меня заговорит!» После смерти Пуманэ Душенко исчез. Объявлен его розыск.
       Майора Вячеслава Душенко мы упоминали во многих публикациях «Новой», начиная с мая 2002 года, — требовали уже тогда привлечь его к ответственности.
       Сегодня мы публикуем свидетельства москвички Марины АНИКИНОЙ — одной из тех, кто, как и Пуманэ, прошел через «допросы с пристрастием», которые вел майор МУРа Вячеслав Душенко.
       
       
Марина Аникина — молодая женщина, предприниматель, мать двоих детей (5 лет и 9 месяцев). Несколько лет назад она была незаконно привлечена к уголовной ответственности по делу, которое известный адвокат Николай Иванов иначе как гражданско-правовым не называет. Более того, мера пресечения Аникиной была избрана также незаконно — содержание под стражей.
       В общем, Марина стала жертвой тех самых «оборотней в погонах», и прежде всего тогда еще капитана милиции, сотрудника МУРа Вячеслава Душенко, находящегося в настоящее время в розыске по делу об убийстве капитана III ранга Александра Пуманэ.
       
       Мы вас будем крышевать
       — Началось это в 2001 году. В офис моей фирмы ворвались ребята в камуфляже и в масках. А командовали этими маски-шоу замначальника РУБОПа Юго-Западного округа и начальник криминальной милиции этого же округа.
       Попугали моих сотрудников, уложили на пол охрану, а затем заходят в мой кабинет и спрашивают: «Кто тебя крышует? Их время прошло. Самая настоящая «крыша» — это мы». Сразу мне свой прейскурант объявили: «У тебя помещение 7 с половиной тысяч квадратных метров. С каждого квадрата по 200 долларов. Итого — по 40 тысяч долларов ежемесячно нам должна отстегивать, если, конечно, хочешь спокойно жить».
       Я им сказала, что подумаю. А на самом деле мы с мужем однозначно решили, что отнесем заявление в Управление собственной безопасности ГУВД Москвы. Пришли туда, а с нами даже разговаривать никто не хочет. И заявление наше брать отказались. Тогда я обратилась к одному своему приятелю — сотруднику 7-го отдела МУРа.
       По его рекомендации нас принял человек из УСБ ГУВД Москвы. Ваше заявление, говорит нам этот сотрудник, может быть использовано против вас. Вы, мол, все с этими ребятами порешите и за сутки до передачи денег приходите к нам.
       Особого желания помочь мы от этого сотрудника не почувствовали.
       Ситуация сложилась так, что меня обманули. Да и я сама виновата — доверилась проходимцам. Как говорит мой адвокат, из гражданско-правового дела начали «шить уголовное». Меня задержали и повезли в МУР. Так я попала к капитану Душенко.
Вячеслав Душенко       В МУРе есть свой следственный изолятор или что-то в этом роде. Меня продержали там две ночи и день. Выводили из камеры в специальную комнату Душенко и двое его подручных. Наглухо закрывали двери и начинали меня физически и морально истязать. На голову мне надевали целлофановый пакет, били, я падала, меня лупили ногами по лицу и в живот. Я не могу говорить всего, что делал со мной Душенко. Я молодая женщина, была замужем. Я и впоследствии не рассказывала мужу обо всем, что вытворял со мной этот садист…
       Все это называлось допросами. Но от меня требовали показаний не по моему делу, а заставляли дать компрометирующие показания на двух чеченцев, которых я никогда в жизни не видела.
       В соседнем кабинете-камере пытали какого-то мужчину. Я слышала его душераздирающие крики.
       Допросы-истязания продолжались по многу часов подряд. Иногда на мои крики прибегал дежурный офицер. Душенко кричал ему: «Сюда нельзя!» — и перед его носом захлопывал дверь.
       Он говорил: «Никто тебе здесь не поможет. Мы отобьем тебе все внутренности. Ты никогда больше не будешь иметь детей. Твой муж последует вслед за тобой. Когда ему введут в задний проход трубу, он сразу заговорит. А твою трехлетнюю дочь отдадим в детдом и сделаем из нее проститутку.».
       Я выдержала все это и никого не оговорила. Когда через двое суток истязаний в МУРе меня везли в женскую тюрьму — следственный изолятор на Шоссейной улице, — я испытывала счастье: думала, что пришел конец моим мучениям, надеялась, что здесь уже меня Душенко не достанет.
       Я ошиблась. Достал.
       Мое дело вел следователь отдела Уголовного розыска Юго-Западного округа Олег Ивачев. Он выписывал разрешения сотрудникам РУБОПа Юго-Западного округа Козлову и Фирсову на мое конвоирование к нему или в здание суда.
       Начальник женской тюрьмы смотрела на это спокойно. Конвоировать меня должны были сотрудники Управления исполнения наказаний (УИН). Но им же экономия — на бензин деньги не надо тратить. Рубоповцы Козлов и Фирсов на своей личной машине везли меня к гаражам и вызывали по мобильному телефону Душенко. В гараже меня оставляли с Душенко наедине. И здесь он меня истязал так же, как и в МУРе.
       Таких эпизодов было три — с мая по ноябрь 2002 года. Я находилась в наручниках. Однажды Душенко так меня избил, что наручники деформировались и, когда меня вернули в тюрьму, их не могли открыть. Тогда Козлов и Фирсов их просто распилили.
       Однажды Душенко вывихнул мне руку, и она повисла как плеть. В таком состоянии меня вернули в следственный изолятор.
       Все три эпизода вывода меня из тюрьмы происходили в пятницу. В субботу и воскресенье тюремное начальство отсутствует. Жаловаться некому. И за два выходных дня надзирательницы лечили и приводили меня в порядок. «Если пожалуешься, — говорили они, — мы скажем, что упала с нар или сокамерницы избили».
       Интересно, что каждый раз Душенко приезжал к гаражам на новой личной машине. Откуда такие возможности у офицера МУРа? Он говорил даже с некоторым уважением: «Это ты держишься, другие начинают закладывать даже своих близких родственников после первой встречи со мной». В его садистских действиях и матерных выражениях был сексуально нездоровый подтекст. Однажды я ему об этом сказала. Он озверел…
       Сколько невинных людей по его воле отбывают огромные сроки, гниют в тюрьмах!
       Я понимаю, что после публикации и моего выступления на НТВ Душенко и его люди могут меня убить, так же, как Пуманэ. У меня двое маленьких детей, за которых я ответственна.
       Но я иду на это сознательно, чтобы были пересмотрены все дела невинно осужденных, сфабрикованные Душенко.
       И еще чтобы была разрушена вся эта подлая преступная система, которая за ними стоит.
       Мне ведь даже его, майора Душенко, немного жалко. Ведь все идет к тому, что эта система готова его сдать, чтобы сохранить себя.
       
       Статья должна выйти
       Марина спросила меня, есть ли какие-либо гарантии для обеспечения ее безопасности.
       Я ответил: «Сомневаюсь. Если вы, Марина, сочтете, что этот материал не должен выйти, он не выйдет. Единственное, что могу гарантировать, если это вас устроит: коллектив «Новой газеты» и я лично вас не оставим в беде.».
       — Статья должна выйти.
       
       Записал Вячеслав ИЗМАЙЛОВ, военный обозреватель «Новой»
       
11.10.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 75
11 октября 2004 г.

Власть и люди
Врачей Международного медицинского корпуса назначили «черными вдовами»
План «по экстремистам» выполняется любой ценой. Даже ценой жизни
Расследования
Свидетельница зверств муровца Душенко: Мне его жалко
Повязанные. Лучшие агенты спецслужб — террористы, убийцы, вымогатели…
Геополитика
Десять уроков непохожих кампаний: Чечня, Ирак, Афганистан… Даже выиграв войну, можно проиграть мир
Болевая точка
О чем говорят и молчат в Беслане
«Мама, они все еще там?»
Люди
Бомжьи одуванчики. Русские бабушки, бежавшие из Чечни, живут в Москве как изгои
Отдельный разговор
   Нам готовят кремлевских националистов?
Мнение психиатра: Национализм надо направлять в безопасное русло
Мнение социолога: «Русская тема» — дополнение к идее порядка и справедливости
Мнение политолога: «Карманные» националисты могут выйти из-под контроля Кремля
Хроника «борьбы» с национализмом
Московский наблюдатель
Фестиваль фашистов отменен
Точка зрения
Отчаяние вызывает даже не жестокость власти, а ее беспомощность
Свертывание демократии как самый прибыльный бизнес
Врагам россии: Зуб за зуб, око за караоке
Обстоятельства
Распродажа западных ценностей. Россия все в большей мере ориентируется не на Европу, а на тот еще Восток
Мир и мы
Сквозняк из окна в Европу. Как видимся мы Европарламенту и ПАСЕ
Первые лица
Рамзан Кадыров подает ваххабитам сигнал: «Я — свой»
Валентина Матвиенко: Я бы пошла на переговоры в Беслане
После выборов
Верховный суд решил разобраться с выборами
Подробности
Оппозиция сильна только стратегически
Правозащитники утверждают: происходит «изменение государственного устройства РФ»
Суд да дело
Генпрокуратура не смогла добиться плохих отзывов о Ходорковском и Лебедеве
Судья Ольга Кудешкина: Отказываюсь участвовать в процессе
Финансы
Почему Сбербанку не грозят никакие потрясения?
Четвертая власть
Санитары прессы
Пресса попала в зону
Телеревизор
Чем закончился отпуск Станислава Кучера
ТВЦ заподозрили в нетрадиционной политической ориентации
Может ли ТВ вести незримый бой?
Интернет
Точка на RU? Обсуждаются инициативы по введению цензуры в интернете…
Личное дело
Болонки редакторов
Регионы
Саратовским депутатам запрещают сплетничать и материться
В Йошкар-Оле совершено покушение на правозащитника
Спорт
Софья Аранович — болельщица «Зенита» с 70-летним стажем
Сюжеты
Страна свободного каннибализма
Крик осенних листьев
Маликов ненормальный среди практически здоровых людей
Исторический факт
Секретные сестры Терешковой
Библиотека
Станислав Рассадин. Книга прощаний
Наградной отдел
Нобелевским лауреатом по литературе стала Эльфрида Елинек
Кинобудка
Высшая школа зрения. ВГИКу — 85!
На краю негаснущего света. Прогулянные уроки «Барабаниады»
Театральный бинокль
Требуется Родина с человеческим лицом
Культурный слой
Икономика. Треть выдающихся икон исчезает в тайных коллекциях
Инострания
Самый грандиозный пивной фестиваль — «Октоберфест»

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100