NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ОБЩЕСТВО ОСИРОТЕВШИХ ОТЦОВ
Жертвы «Норд-Оста» приехали помочь в Беслан
       
Папа и сын. Артур Рубаев погиб, когда повел сына в первый класс. Бориска выжил, но остался сиротой — его мама тоже погибла в первой школе.
    
       
В Беслане побывали родители погибших в «Норд-Осте» заложников. Один из них, москвич Дмитрий Миловидов, в октябре 2002 года на Дубровке потерял 14-летнюю дочку Ниночку. В Беслан Дмитрий отвез горсть «норд-остовской» московской земли — оттуда привез пепел из школы. Дмитрий показывает это месиво смерти в прозрачной коробочке из-под салата и плачет.
       — Я зачерпнул то, что до сих пор лежит в школе на полу, — и, видите, там оказалось все вместе: гильзы, пули со смещенным центром, хотя они запрещены, аккуратно заточенный карандаш, обожженные страницы учебника. И все — в темно-сером пепле. Непонятно какого происхождения. Трудно даже произнести, чей это может быть пепел…
       — Зачем вы, «норд-остовские» родители, поехали туда? Вам же очень трудно было сделать это?
       — Собрали деньги — 37 тысяч рублей, решили отдать из рук в руки. Посчитали, что наш печальный опыт — как выживать после смерти детей — может сейчас понадобиться. Мы тоже выживали еле-еле. Еще есть причина: чуть больше года назад мы как-то разговаривали с Таней Хазиевой — у нее в «Норд-Осте» погиб муж-музыкант, на руках осталась маленькая Соня, и Таня — первая из нас, кто выиграл иск в суде. Так вот, тогда, в июне 2003 года, мы говорили с Таней о том, чего же мы хотим добиться этими своими материальными исками. И Таня сказала мне такие слова: «Если завтра моего ребенка в школе захватят в заложники, я должна быть уверена, что его жизнь стоит столько, что в бюджете ФСБ и государства не хватит денег, чтобы расплатиться со мной». Знаете, мы чувствуем сегодня, что не успели этого остановить. Мы поехали сказать людям: «Простите, за два года мы не успели предотвратить вашу беду».
       — Сказали?
       — Обо всем по хронологии. Сразу из аэропорта нам показали ингушскую границу. Оказалось, военные уже строят там какие-то укрепления. Что-то типа разделительной полосы. Дальше по дороге было кладбище. Ряды, ряды, ряды… Христиане рядом с мусульманами. Бутылки с водой. По ночам работают экскаваторы, готовят следующий ряд. Я на кладбище встал на колени и стоял — слов не было. Потом приехали к школе. Дом Павлова. Все обвалилось. Везде этот темно-серый пепел. Хотели купить цветы. Но там новая традиция — нести воду, ряды и ряды воды, которой так не хватало тогда детям. Весь город обклеен фотографиями — без вести пропал, без вести пропал. Где они?.. Хотя прошло столько дней!..
Аллочка Смирнова числится в пропавших без вести.       — Вы встречались с родителями, родственниками. Как вам кажется, есть ли вероятность, что пропавшие без вести — все еще в заложниках? Что их в суматохе смогли увезти куда-то террористы?
       — Мне показалось, нет. Это просто особенности человеческой психики — хочется уцепиться за возможность чуда. Люди будут верить в чудо и после всех экспертиз — не увидевши тела… Получив только бумажку, что с вероятностью в 95 процентов эта кучка пепла является вашим ребенком, они будут искать в надежде найти.
       — Вы считаете, что при таком сильном пожаре, который был в здании, часть тел не будет обнаружена никогда?
       — Да не пожар был там. Пожар тут ни при чем. Это живой щит боевика, по необходимости сожженный бойцами «Альфы» или «Вымпела». Не берусь судить, можно ли было сделать что-то иначе, но я воспринял все, как будто написан второй сценарий «Норд-Оста»: мол, смотрите, люди, что бы было, если бы не пустили газ. Как бы в назидание нам.
       — Спрашивая вас о вероятности, что кто-то из заложников был увезен террористами в суматохе, я имею в виду следующее: многим из журналистов, кто работал на Северном Кавказе, приходилось заниматься поиском без вести пропавших людей. Очень редко, но кто-то кого-то находил. Надо ли сейчас — то есть имеет ли хоть какой-то смысл — реанимировать эти ниточки и связи, по которым мы ходили за похищенными в Чечне и Ингушетии?
       — Обязательно! Даже если найдется лишь один ребенок из тысячи, на это стоит бросить все силы. Конечно, есть подозрения, что бандиты могли переодеться и в спасателей, и во врачей, и на машине кого-то увезти. Хотя пока все ниточки такого рода оказывались домыслом людей, которые хватались за соломинку.
       — Выходит, родственники все-таки самостоятельно ищут в соседних республиках своих близких как похищенных?
       — Ищут. Дело в том, что все время откуда-то появляются новые тела. Мы пошли в один дом на улице Плиева — одноклассники моей погибшей дочери Нины из 752-й московской школы собрали денег, и я решил их напрямую отдать в семью Смирновых-Касумовых, где такие же девочки, как мои: два года разницы. Инна Касумова — теперь ей 16 лет будет навсегда, и ее уже похоронили. А вот 14-летнюю Аллу, ее сестру, все еще ищут. 16 сентября, в день, когда я пришел в эту семью, родители пошли на опознание новых, откуда-то прибывших тел. Фотографии Инны и Аллы я отдам в школу, где училась моя Нина. А также фотографию 7-летнего Бориса Рубаева с папой Артуром. 1 сентября вместе с родителями Борис пошел в первый класс. Родители погибли, а Борис выжил. Деньги, собранные одноклассниками моей дочери, я отдал в две эти семьи. В целом мы обошли пятнадцать семей и вручили напрямую деньги, собранные нами.
       — Почему вы выделили именно эти пятнадцать семей? По какому принципу?
       — Список самых нуждающихся нам дали в Учительском комитете Беслана. Его образовали после теракта сами педагоги. Я увидел этих посеченных осколками, наспех залеченных людей, которые с утра до вечера собирают данные о заложниках. Сколько погибших? Сколько пропавших? Пострадавших? Этим они помогают людям реально. Учителя своих списков не утаивают, вывешивают их на сайты, связываются с потенциальными помощниками. Возглавляет комитет Елена Касумова-Ганиева. Помогает ей муж Ахмед Ганиев. Комитет располагается в приемной депутата, там же находится интернет-клуб. Учителя выходят в сеть и используют все возможности для связи с людьми, желающими помочь. О новом главе администрации Беслана Владимире Ходове все отзываются очень хорошо, как о честном, но наивном человеке. Однако у Ходова официальных списков так и нет до сих пор.
       — Когда вы входили в дома и представлялись, какова была реакция людей: им хотелось с вами поговорить, потому что вы пережили то же самое?
       — Пока еще нет. Пока еще похороны. Говорить сложно. У нас было так же. И через полгода некоторые лежали в нервных клиниках.
16-летняя Ирина Смирнова ушла навсегда       — Как вам кажется, что людям в Беслане сейчас надо больше всего? Денег?
       — Нет. Участия.
       — Психологов, которые работают, недостаточно?
       — Психологи работают в больницах. А по домам часто ходят юные стажеры. Им трудно открыть душу. Проблема та же, что и после «Норд-Оста», — многие не хотят общаться с психологом. Они хотят общаться между собой.
       — Вы как люди, то же самое пережившие, им ближе, чем психологи?
       — Конечно. Они хотели говорить именно с нами — но не для того, чтобы поплакать вместе. Спрашивали, чем закончилось расследование по «Норд-Осту»: получен ли ответ на вопрос, как это могло произойти? Уже сейчас очевидно, что просто так там трагедия не сойдет. По заборам надписи: «Смерть ингушам» и хлеще. И никто эти надписи не стирает. Тихий рефрен: «Мы будем мстить» слышался везде. При нас был митинг молодежи этой же явной направленности. О Дзасохове — все самые дурные эпитеты. А Путин просто вне обсуждения…
       — Это правда, что отношение к журналистам также очень плохое? В них не видят помощников в честном расследовании?
       — Да, плохое. Да, не видят. Люди говорят, что журналисты очень жестоко обращались с ними. И мы были такие же в первые месяцы после Дубровки: видя, что к нам идут журналисты, между собой говорили: «Вот и стервятники пожаловали». И лишь много позже пришло понимание, что не стервятники, а патологоанатомы, без которых мы никогда бы не узнали, что было на «Курске» и в «Норд-Осте».
       — От кого сейчас люди в Беслане ждут настоящего расследования — от журналистов или от государства? Кому верят?
       — Вообще-то люди верят только в свою родню. Расследования ждут, как многие говорят, «от России». То есть от государства. Но мы прошли «Норд-Ост», мы понимаем, как это будет. Также понимаем, почему по всем СМИ сообщалось, что военный госпиталь «Скальпель» — в Беслане и готов к работе, а в первые сутки родственники бегали из больниц, куда доставляли раненых, в аптеки за шприцами…
       — Какую гуманитарную помощь сейчас раздают пострадавшим? Что вы видели своими глазами?
       — Мы видели у многих с виду большие пакеты, которые разносят по домам. Мы присмотрелись: а это только газировка, крекеры. Где же те тонны груза, которые улетали Красным Крестом накануне? Где все то, что мы собирали? Да, что-то напрямую попало в больницы, но мы застали картину, когда некоторым людям не на что хлеба купить. Конечно, родня помогает…
       Я не понимаю, где все. Город бедный. Чудовищная безработица. Собирая списки, я натыкался на то, что матери почти поголовно безработные. Или бюджетники — медработники и учительницы.
       
       Беседовала Анна ПОЛИТКОВСКАЯ
     
       P.S. Пока власть боролась за создание «русского среднего класса», в стране постепенно оформился совсем другой новый класс граждан — это жертвы терактов и члены семей погибших в терактах. Новые «рекруты» — ежемесячно. Беслан, «Рижская» и самолеты, Ингушетия, «Павелецкая», Тушино, «Норд-Ост», Грозный, Илисхан-Юрт снова Грозный, Волгодонск, Каширка… Новому классу есть, на почве чего объединяться, и им есть что бросить в лицо власти. Они — уже почти партия. Только вот власти нечего сказать им. И поэтому партия только крепнет. Кому это нужно?
       
       
23.09.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 70 (1000)
23 сентября 2004 г.

Точка зрения
Георгий Сатаров: Победа власти над гражданским обществом бывает только временной
Юрий Соломонов: Веру нам тоже будут назначать — сверху, а не свыше?
Обстоятельства
«Вихрь» после террора: слишком показательное выступление
Обращение к морякам и всем, кому есть до них дело
Болевая точка
Общество осиротевших отцов. Жертвы «Норд-Оста» приехали помочь в Беслан
«Можно мы больше не будем выходить из дома?» В московских больницах остаются больше 120 детей из Беслана
Отделение связи
Алексей Герман: Карьера публичного оратора для меня закончилась
Общество
Скиносценарий. Бритоголовые против мирового терроризма
Из самолета выгнали двух смуглых граждан и одного светлого
После выборов
27 сентября в Верховный суд РФ будет подан иск о признании результатов последних выборов в Госдуму недействительным
Наши даты
Радиостанции «Эхо Москвы» исполняется 14 лет. Поздравляем!
Личное дело
Почему надо подписаться на «Новую газету»…
Реакция
Если чиновники не отвечают газете — они попадают в суд
Суд да дело
Именем-фамилией закона. Однажды это было — суд над судьями
Люди
Всмотрелись в Россию — и она нам понравилась
Власть
Полпреды руководят вахтовым методом?
Власть и деньги
Народ не понимает, за что большому начальству дают большую пенсию
Новости компаний
Стоп-менеджеры. Как Минприроды пытается спасти репутацию немецкого банка
Спецоценка чужого имущества
«Альфа-групп» присматривается к активам ОАО «РДЖ»
«Русской бакалее» — китайский опыт
Инострания
Сила желтого помидора. Немецкое правосудие достигло зрелости
Мир и мы
Россию просят повернуться к североатлантическому блоку передом
Тупики СНГ
В Украине чуть не умер самый рейтинговый кандидат в президенты
Регионы
В Воронеже прощаются с надеждами на «просвещенный кагэбизм»
Вольная тема
Юрий Рост. Две фотографии о достоинстве
Свидание
Как я попал к старикам хоттабычам. Сергей Соловьев о съемках культового фильма «Асса»
Библиотека
Кондратий Рылеев — победитель Наполеона
Кинобудка
Флаги безбашенных. Фильм «Фанаты» выходит на экраны России
Сектор глаза
Как «Арт-Клязьма» впадает в Москва-реку

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100