NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ВЗОРВАННЫЙ ГОРОД И ХАТЫ С КРАЮ
Почему к российским журналистам в Беслане стали относиться плохо
       
(Фото — EPA)       
Я привез из бесланской школы стреляную гильзу и школьную тетрадку. Она заполнена фамилиями третьеклассников. Это журнал. Заполняла его учительница, но почерк у нее — детский такой, наивный. Она сама еще ребенок. Убивать ее было не за что. Но ее убили — за халявную чеченскую нефть, за черный рынок оружия, за бюджетные «потоки». Прибыль на этих делах многократно превышает 300%, за которые, по Марксу, капитал пойдет на любые преступления.
       
       Лицо провинциальной национальности
       Поездки моей в Беслан домашние боялись и переживали: на Кавказе стреляют, похищают с целью выкупа, берут в заложники и просто убивают. Оказалось, Беслан — обычный райцентр, как любой другой провинциальный городок в российской глубинке. Тихий, зеленый, в основном одноэтажный. Бедный, как и большинство других в нашей стране, переполненной природными богатствами, включающими всю таблицу Менделеева.
       Столица Осетии Владикавказ («Владик» — иначе его не называют) — рядом с Бесланом. Убогие дачные участки в пригородах. «Скворечники» в чистом поле и сами «дачи», слепленные из чего Бог пошлет. Финансовые потоки через Владик не ходят, и Бог посылает местным жителям намного меньше, чем москвичам или тем же самарцам.
       К русским в Осетии доброжелательны. А могли бы быть и злыми — ведь это Россия развязала новую кавказскую войну, из-за которой теперь убивают их детей.
       После одной важной встречи во Владике я шел в полночь по городу километра два до гостиницы и практически не боялся. Аура спокойная, понимаете? Нечего бояться. В этой маленькой республике живет очень доброжелательный и спокойный народ. Осетины — христиане, а соседние республики — мусульманские. Но во Владике есть храмы любых конфессий.
       Жизнь бедна, и цены на Северном Кавказе ниже, чем в России. Если в Ростове 92-й бензин стоил 14,50 за литр, то здесь — не выше 13,50. А на одной заправке я видел цену 12,90. Потому что денег у народа нет. И пьянства здесь нет. Традиции такие. За 4 дня не видел ни одного пьяного.
       В Ростове цены на вокзале вдвое выше, чем в Минводах, Нальчике, Владике. Кафешки возле вокзалов этих городов гораздо ближе к советскому общепиту, чем к московским кафе. Ну нет у людей денег. Но разговоры типа «жирующая Москва — нищая глубинка», типичные для русской провинции, здесь не катят.
       Седой тучный таксист-осетин на мою реплику о разнице в уровнях жизни Москвы и Северного Кавказа сказал:
       — Какая еще разница уровня? Нет никакой разницы! Хорошо живем. Просто этим не нравится, что у нас хорошо, а у них плохо, и они хотят нас взорвать, чтоб и нам плохо стало. Да, у нас есть богатые, как в Москве. Человек пятнадцать на всю Осетию. И все они — там, наверху, — показал он пальцем в крышу такси.
       …Я пошел по Беслану куда глаза глядят. Надеялся, что тропа сама выведет меня к школе. Очень не хотелось спрашивать дорогу у бесланцев. Шляются тут праздные глазеть, когда возле каждого дома — гробы. Я б на их месте посылал куда подальше. Да еще и тумаков можно бы надавать, чтобы не лезли.
       
       Лестница в небо
       Километра три я шел по Беслану, спрашивая у встречных дорогу. И каждый объяснял мне, как родному. Уже перед самой школой возле частного дома я спросил дорогу у мужика, копавшего землю в палисаднике.
       — Журналист? — ледяным тоном спросил мужик.
       — Нет, — твердо соврал я. — Мне тут друга надо встретить.
       Журналистов здесь несколько раз били. Причем только российских. За то, что показывают врунов по телевизору и не говорят правды. Иностранцев ни разу не били. Мне было стыдно за профессию. А раньше я ею гордился.
       Стекла на входе в ДК перед последним поворотом к школе сплошь залеплены фотографиями с просьбой помочь найти ребенка. Огромный стеклянный витраж из детских лиц. Некоторые фото — любительские, некачественные. И на каждой — надпись-крик: помогите найти! Девочка раненая, ее перегружают с носилок в машину, в руке у нее крестик. И в тексте под фотографией: люди, у нее же крестик был, вы же видели ее, она жива ведь, крестик сжимала, ее ж легко опознать, позвоните!.. Есть несколько фотографий взрослых, тоже пропавших. Есть стандартный бланк для опознания. Человеческая фигура, как в учебнике анатомии, размечены части тела, и родственникам надо указать, на каких частях были характерные признаки. Родинка, например, или шрам.
       Там же висят два письма, написанные от руки на русском языке, — от французского и американского телеканалов. Журналисты оставили жителям Беслана прощальные послания. «Дорогие друзья, мы были с вами в минуты страшной беды, мы старались честно говорить и показывать правду; простите, что своей работой мы невольно вторгались в вашу жизнь; наша горечь и сочувствие к вам безграничны, и здесь, в Беслане, мы навсегда оставили частицу своей души».
       Писем от российских телеканалов на скорбном витраже нет. Да и не могло быть — их бы содрали. Потому что журналисты стали соучастниками властей. Они показывали ложь и прямо повлияли этим на случившуюся резню. Понятно, у них тоже семья и дети; им надо как-то кормиться. Да и не дали б им начальники показать правду. Но спросят меня: а вы кто? И если побьют, это не так больно, как стыд за продажность или опущенность.
       СМИ стали соучастниками убийства. Не все, но в целом. Ложь была удивительно бесстыжей и непрерывной. По-хорошему, один раз пойманное за язык официальное лицо должно немедленно и навсегда получить волчий билет. А тут высокие лица врут несколько раз на дню — и все божья роса. То есть просто до офигения: уцелевшие в бойне заложники несколько раз, например, рассказывали, как террористы заставляли их вскрыть пол, под которым был тайник с оружием, а после этого прокурорский тип со скошенными от постоянного вранья глазами спокойно заявляет: никаких тайников не было, все свое оружие боевики несли с собой. При этом почему-то в Москве и многих других городах начали тщательнейшую проверку всех школ, прошедших ремонт.
       Понятно, им надо обелить власть и спецслужбы, которые прохлопали подготовку теракта. И понятно, что нас они абсолютно не стесняются.
       Неделя прошла — и Беслан стирается с лица телеэкранов, хотя опознавать погибших будут еще долго: власть решила, что нам уже пора забыть резню, устроенную нашим детям. Мы снова заснем, и ужас неизбежно придет к каждому — рано или поздно. Потому что мы согрешили и не похоронили войну.
       Разве так бывает, что в стране все хаты с краю? Что-то должно с нами случиться.
       Страшно, это когда в своем городке ты идешь по переулку с названием Школьный — обычные домишки, какие-то гаражи, заросли крапивы, а потом выходишь к школе, сплошь исполосованной подонками — в клочья, в смесь обрывков одежды, игрушек, букетов, отстрелянных пулеметных лент, тетрадок и ранцев, взорванных мин (или каких-то снарядов — не специалист я). Такая смесь — на столике у входа во двор школы № 1 Беслана. А по всему двору вместе с увядшими букетами стоят пластмассовые бутыли с напитками — кола, пепси, минералка. Полные и открытые. Дети были расстреляны, взорваны и сожжены в страшной жажде, и родственники пытаются дать им попить на дорожку в рай.
       Представить собственных детей под этим шквалом и взрывами нельзя. Даже пытаться нельзя — лучше сразу повеситься.
       …Беслан оклеен фотографиями пропавших детей. Как будто город накрыла толпа маньяков. В Воронеже однажды пропала девочка-школьница, и обезумевшие родители во все газеты, на всех перекрестках дали объявление с фотографией. И весь город знал об их беде и переживал за них. А тут одновременно исчезли сотни малышей, любимых и ненаглядных. Несколько жителей покончили жизнь самоубийством, и психологи боятся, что вторая волна жертв резни станет массовой. Иногда кажется, что город навсегда уже раздавлен могильной плитой и жить в этом поганом мире действительно незачем.
       Мы выпустили дьявола, и загонять обратно его пока никто не собирается.
       
       Александр ЯГОДКИН, наш спец. корр., Владикавказ — Беслан
       
16.09.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 68
16 сентября 2004 г.

Точка зрения
Владимир Рыжков. Президент использовал трагедию в Беслане как повод для прекращения демократического эксперимента в России
Павел Вощанов. Война «голых королей» как продолжение провальной политики путинской бюрократии
Георгий Сатаров. Коррумпированная бюрократия вторглась на территорию суверенных прав российского народа
Юлия Латынина. Чем глубже страус сует голову в песок, тем беззащитнее его задница
Андрей Пионтковский. Сегодняшний Путин — это чекистский Акакий Акакиевич
Михаил Горбачев. Это заблуждение, что все можно решить без народа
Реакция
Главы регионов одобряют отмену выборов себя
Не жалею, не зову, не плачу…
Новейшая история
Когда государство не может защитить своих граждан, оно защищает себя
Обстоятельства
Георгий Хаиндрава: Мы вернули наших детей в Южную Осетию
Болевая точка
Почему к российским журналистам в Беслане стали относиться плохо
Раньше ложь мешала спасать, а теперь не позволяет искать пропавших без вести. Где 210 заложников?
Кто — на митинг, а кто — в больницы. Москвичи спасают детей Беслана, будто спасаются сами
Новости компаний
Эндшпиль затянувшегося «дела «ЮКОСа» проходит по всем правилам блицкрига
Суд да дело
Беспомощность обвинения в «деле «ЮКОСа» завуалируют секретностью
Ветеринару Александру Дуке вынесен приговор
Власть и люди
Силовая вертикаль прирастает криминалом
Власть
ВКПБ-3 со временем превратится в КПРФ-2
Власть и деньги
Как пройдет последняя волна приватизации? Цена вопроса — сорок миллиардов рублей
Финансы
В июле россияне скупили почти семь миллиардов долларов
Деньги ушли в землю. Теперь их ищут на Остоженке
Фамилия Рштуни вновь замелькала на страницах газет
Четвертая власть
Вновь очереди за газетами. Телевидению перестали доверять
Введена розничная цензура
Читатели газет. Они не хотят «Поля чудес», им нужно информационное поле
Наградной отдел
Премию имени Артема Боровика вручали четвертый раз
Наши даты
Ночной дозор слезам не верит
Свидание
Роберт Шекли: Научная фантастика — не пророческий бизнес
Культурный слой
Александр Радищев. Бунтовщик-самоубийца
Кинобудка
Сюрпризы и сказки Венецианского фестиваля
Спорт
Олимпийский чемпион живет у мамы
Отступать некуда — позади «Терек»
Вольная тема
«Уголок Кнышева». За Отечество без соотечественников

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100