NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ДАРЮС КАСПАРАЙТИС. ОЧЕНЬ ДАЖЕ ДРУЖЕЛЮБНОЕ ПРИВИДЕНИЕ
Хоккеист, которого хотели усыновить, но чаще матерят
       
Для Каспера на льду авторитетов нет. (Фото — dariuskasparatis.com)       
Силовой прием, примененный бывшим московским динамовцем, олимпийским чемпионом Альбервилля, вице-чемпионом Олимпиады в Нагано, бронзовым призером Игр-2002 в Солт-Лейк-Сити (полный комплект: таких в российском хоккее еще только двое — тоже бывшие московские динамовцы и друзья моего героя Алексей Ковалев и Алексей Яшин) в составе сборной России, еще несколько месяцев назад защитником обладателя Кубка Стэнли, клуба НХЛ «Колорадо Эвеланш», Дарюсом Каспарайтисом (в матче против его бывшей команды «Нью-Йорк Айлендерс»), признан лучшим в первых трех сезонах ХХI века.
       
       
Прозвище «Каспер — недружелюбное привидение» присвоил Дарюсу Каспарайтису знаменитый форвард Скотт Стивенс. Тогда, в 92-м, как раз огромной популярностью пользовался мультик с главным героем Каспером. Только тот был как раз существом дружелюбным. Защитник же «Нью-Джерси» Кен Данейко добавил: «Очень даже недружелюбное приведение. И он дождется, что мы его поймаем и накостыляем по первое число. Будет нас помнить…».
       У Каспарайтиса в НХЛ — странная репутация. Его все ненавидят. Игроки и тренеры, болельщики и журналисты. Но… Вот в этом «но» все и кроется. Ненавидят до тех пор, пока этот московский литовец (или литовский москвич?) играет против них. Как только Каспер меняет клуб — он тут же становится всеобщим любимцем: и местной публики, и партнеров, и руководства. И так же его любят товарищи по сборной...
       — Дарюс, какие у тебя впечатления от прошедшего Кубка мира?
       — Я доволен и расстроен одновременно. Доволен тем, что впервые, пожалуй еще с Олимпиады в Нагано, у нас была настоящая команда. Недоволен конечно же результатом. А особенно тем, что в общем-то подвели мы — защитники. Слишком много наделали ошибок. Причем, честно говоря, многие из них были глупыми, детскими. Из-за этого в решающем матче с американцами из пяти пропущенных шайб четыре точно были на нашей совести.
       Если говорить о нападении, то после беззубой игры в выставочных матчах все стало получаться. Прежде всего потому, что показали тот хоккей, который был в начале девяностых. То есть командный, коллективный, комбинационный. В этом плане выделялись мои бывшие одноклубники по московскому «Динамо»: Алексей Ковалев, Алексей Яшин. И конечно же очень рад за дебютировавшего в нашей сборной настоящего моего земляка Дайнюса Зубруса. Ведь он забил первую шайбу на этом Кубке мира и еще предпоследнюю. Он очень хорошо и спокойно влился в коллектив. Недаром ему тренеры так доверяли и перевели практически в первое звено.
       Очень обидно было покидать этот турнир в таком положении. Но вдохновляет то, что у нас была настоящая команда. Думаю, что к Олимпиаде в Турине она будет еще лучше. Если, конечно, разберемся со всеми организационными неурядицами. Я уже как-то говорил, что о своем приглашении в сборную узнал от журналистов, а не от руководителей Федерации хоккея России.
       — В свое время в НХЛ ты играл в одной «пятерке» с Пашей Буре и Володей Малаховым. Сам захотел?
       — Ну, дядя Игорь (так уж у нас повелось и с Дарюсом, и с Пашей Буре, и с Буре Валерием, Валей. — И.Ф.), это не я решал — тренер. Но когда такое случалось, я был только «за». Володя — атакующий защитник, я предпочитаю играть сзади, подчищать огрехи партнеров, оттеснять соперников. Пасовать оба умеем, поэтому Паша на голодном пайке не сидел. У нас сразу все хорошо получалось. Больше того, даже я как-то голом отметился, что со мной бывает крайне редко: не мое это дело — забивать.
       — Даряу, давай, что называется, «от печки» и вернемся к нашим «авенасам» (то бишь к нашим баранам — по-литовски. — И.Ф.)...
       (Вот тут я и предупреждаю, что хотя Каспарайтис формально россиянин, но все же он — уроженец Литвы, и с этой страной связан самыми крепкими узами, о чем речь еще впереди. Поэтому наша беседа будет перемежаться литовско-русскими словечками и фразеологизмами. Оттого я обращаюсь к нему не Дарюс, как это привычно для нас, а все же по-литовски: Даряу.)
       Откуда в тебе такая жесткость, если не сказать — жестокость? Ты ведь, по сути, не «полицейский». И тем не менее никого в лиге так не боятся, как тебя. К тому же нам всегда внушали, что в силовых единоборствах представители советской школы хоккея на голову уступают канадцам и американцам. А тут вдруг появляется мальчишка, да притом совершенно «нормальный» в физическом плане, и крушит всех подряд. Где ты подсмотрел эти штучки, Даряу?
       — Я всегда был, по хоккейным меркам, щуплым, и в детской спортшколе в Электренай сначала играл в нападении. Так посчитал нужным мой первый тренер Алексей Никифоров (он сейчас — в Штатах, работает с мальчишками ведущих клубов НХЛ, в чем, не скрою, я ему помог). Затем другой мой тренер, Виктор Сенин, перевел меня в защиту. А чем я тут мог взять, коли природа недодала массы и роста? Только смелостью, жесткостью, неуступчивостью, наглостью и, главное, техникой выполнения силовых приемов. Согласись, запугать меня еще никому не удавалось…
       — Ну и у кого ты подсмотрел этот свой коронный подкат задницей под рвущегося по бортику форварда соперников? После которого бедолага улетает бог весть куда? Тебя ведь по-настоящему стали ненавидеть, когда ты вывел из игры «самого» Эрика Линдроса, не так ли? Он ведь до сих пор не может прийти в себя, хотя исправно получает свои 8 миллионов баксов зарплаты в «Филадельфии Флайерз», где с ним в «роковом звене» играл еще один воспитанник вашей электренайской школы — Дайнюс Зубрус. Ты намеренно его так «уделал»?
       — Линдроса я убрал абсолютно чисто. Да, он получил сотрясение мозга, от которого не может оправиться до сих пор. Но мне за тот прием даже 2 минуты штрафа не дали. Значит, все правильно и честно. Что касается других «великих», то на площадке для меня нет разницы, кто против меня выходит. Я могу приложить (и неоднократно прикладывал) Мессье и Айзермана, Стивенса и Форсберга, Селянне и Флери, Карию и Палффи, Бондру и Халла, да практически всех ведущих форвардов лиги, против которых приходилось играть и которых мне обычно надо было опекать. И вообще, о чем говорить, коли я не щадил Серегу Федорова и Леху Жамнова, Лешку Ковалева (Йезус Мария, как же было хорошо, когда мы с ним несколько лет были партнерами в «Пингвинз»: как когда-то в «Динамо», где в один год вместе заиграли) и Славу Козлова, Алекса Могильного и Сережку Березина, лучших форвардов соперников «Пингвинов». И Пашку Буре тоже, бывало, резко встречал, и Великого — Уйэна Гретцки. В общем, на льду для меня авторитетов не существует. С другой стороны, многие из них — мои друзья, мои партнеры по сборной России. Однако, повторяю, на льду никаких друзей-приятелей нет. Ты сейчас будешь смеяться, но однажды мы, даже скинув перчатки, затеяли драчку знаешь с кем? С Дайнюсом, с Зубрусом… По-моему, вся Америка хохотала, а уж Чикаго — точно… (В этом городе издавна — читайте романы Эптона Синклера — существует большая литовская диаспора. Когда Дарюс только-только приехал в Штаты, одна пожилая и весьма «упакованная» бездетная пара из местных литовцев даже хотела усыновить его. — И.Ф.).
       
       
Летом 1982-го вместе с супермастером фотосъемки Сергеем Кивриным едем в Электренай. Нам показывают первый — и единственный в Литовской ССР (тогда) — крытый Ледовый дворец. Идет тренировка. По катку носится ватага пацанов. Нас знакомят с тренером. Виктор Сенин подзывает одного из мальчуганов, которому на вид лет шесть (на самом деле восемь) и говорит: «Это вот Дарюкас (уменьшительное от «Дарюс». — И.Ф.) Каспарайтис, будущая звезда советского хоккея...». Признаюсь, тогда в это поверилось с трудом. Но за тем, как складывалась судьба парня, с тех пор следил.
       13-летним его забрал в Москву знаменитый Валерий Васильев, бывший в то время эдаким тренером-селекционером в родном «Динамо». Определил в спортивный спецкласс известной на весь город школы, которую оканчивали, в частности, и Павел Буре, и фигуристка Катя Гордеева. И — в ДЮСШ своего клуба. Жил же Дарюс на динамовской базе в Новогорске. Так что спервоначалу Москву и не видел, не знал.
       Повзрослев, стал с базы сбегать, шмонался с друзьями по вечерней и даже ночной столице, за что ему не раз влетало от Владимира Владимировича Юрзинова, крестного отца хоккеиста Дарюса Каспарайтиса. В общем, со временем к Москве прилип крепко-накрепко. Поэтому в глазах литовских чиновников от спорта и иных ура-патриотов он стал «изменником», «предателем», поскольку связал свою жизнь с Россией. Каспарайтис и тут остается верен себе:
       — Литва — моя родина, в Электренай раз в году я бываю обязательно, но вообще-то предпочитаю, чтобы родители почаще и подольше гостили у меня. Конечно, здесь я чувствую себя как дома, это ведь и есть мой дом. Общаюсь с кем хочу, невзирая на лица. Вот нынешним летом уселся на тротуар (ждал приятеля, который в магазине застрял), ем мороженое, мальчишки в сторонке кучкуются, явно меня обсуждают. Ну я и им купил по мороженому. А что такого? Когда-то и я мечтал о лишней порции, втихаря таскал из кухни бутылки из-под молока, сдавал и наедался всласть. А тогда я как раз смотался на родину и в Вильнюс в перерыве между прощальным матчем Славы Быкова в швейцарском Фрибурге и московскими проводами Славы Фетисова, зарегистрировал Фонд поддержки литовского хоккея своего имени, внес уставной капитал в размере 15 тысяч долларов (мне дико стало, что, оказывается, на хоккей, на весь хоккей в Литве на год выделяется 40 тысяч литов — это около 10 тысяч долларов, а они еще хотят, чтобы я за них играл и отказался от российского гражданства) и снова твердо заявил Ролику, что эти деньги должны идти исключительно на нужды моей детской спортшколы в Электренай и национальной сборной Литвы (Ролик — это новый президент Литовской федерации хоккея, бывший капитан сборной, давний товарищ Каспарайтиса Роландас Бучис. — И.Ф.). А чиновникам — шиш. Все эти годы, когда играл за московское «Динамо», за сборную России, они меня не замечали, а если и вспоминали, то только грязью поливали: за то, что защищаю честь России, а не Литвы. Когда выиграл «золото» в Альбервилле, никто ни в Департаменте спорта, ни в Олимпийском комитете не встрепенулся, не поздравил с тем, что первый литовский хоккеист стал чемпионом Олимпиады. Ну и черт с ними. А школе своей помогал и помогать буду, но — напрямую.
       
       
Каспер слово держит. Позапрошлым летом вместе с Зубрусом организовал благотворительный матч, в котором встретились «касперы», возглавляемые самим Дарюсом, с «зубриками», у которых капитанствовал Дайнюс. Победил Каспарайтис, но не в этом суть. 3-тысячный дворец был переполнен. На хоккей собралось столько, сколько и на всеми любимый баскетбол в Литве не всегда собираются. Вся прибыль пошла опять же на нужды Электренайской хоккейной школы. А год назад, весной, из средств своего фонда выделил немалую сумму на проведение в родном городе юниорского чемпионата мира по группе «В». Вот вам и антипатриот.
       Но за Россию действительно бьется, как говорится, не щадя живота своего. Помните, как бездарно наша команда сыграла на предыдущем Кубке мира? Тогда как раз все и отмечали, что причиной поражения стало безволие большинства хоккеистов. И лишь Каспарайтис сражался как лев, отдавал всего себя. И в Нагано, на Олимпиаде, был, безусловно, лучшим защитником среди наших, и в Солт-Лейк-Сити — одним из лучших, даже гол забил.
       Он напрочь выключал из игры лучших форвардов соперников, даже своего друга-приятеля еще по «Пингвинз» Ягра «убирал». Коллеги, зная о наших с Каспером отношениях, шутили: литовец оказался более русским, чем настоящие русаки. И Слава Фетисов это неустанно подчеркивает, ставя его в пример коренным россиянам.
       Естественно, при таком раскладе и личная его жизнь не могла не быть связанной с Россией. Летом 1991-го в самолете Сочи — Москва он познакомился с невиданной красоты девушкой. Начался роман. Через год, когда Каспарайтис отправился, с благословения Юрзинова, за океан, в «Нью-Йорк Айлендерс», сразу сделал своей девушке вызов. С тех дней он и известная фотомодель Ирина Кузнецова, саратовская суперкрасавица, вместе. В Нью-Йорке они сыграли свадьбу. Собирались жить-поживать да добра наживать. Но тут у Каспера, что называется, «крыша поехала».
       — Есть во мне — да и как не быть — нечто «совковое». Вроде и командочка слабенькая, и деньги поначалу смешные платили, но для меня и те 460 тысяч долларов годовых казались миллионами. Как с цепи сорвался: в первое время дом снимали (три комнаты, огромный холл, игротека, куча подсобных помещений), одна «тачка» классная, вторая (я на хороших машинах помешан), катер (я ведь рыбак заядлый, все мечтаю, как тот дедан из рассказа Хемингуэя, огромного марлина отловить), ворох одежды. Ириша меня останавливает: дескать, зачем это, для кого? А я удержу не знаю. А тут еще и загулы начались. Естественно, как говорится, вступил в конфликт с правоохранительными органами. Пару раз меня тормознули за вождение в нетрезвом виде, занесли в картотеку, грозили лишить прав. На игре вроде бы все это не сказывалось, но с Ирочкой дело едва не дошло до развода…
       Дарюс, что вполне понятно, не любит об этом вспоминать. Да и мне не хотелось бы. Но факт, что остановился он и взялся за ум, когда уже перебрались в Питтсбург и Ирина родила мертвую тройню. А ведь они так хотели детей. Дарюса словно подменили. Он перевернул всю свою жизнь. И когда на свет появилась чудная Элизабет-Мария, не было, наверное, счастливее него человека.
       — А как сейчас с этим делом? — характерным жестом я щелкаю себя по горлу.
       — Практически ни капли. Только по особенному поводу и не перебирая норму. Да и не с кем особенно кирять. Столько забот и такая ответственность! За Лизу, за Иру, за семью, за моих и ее родителей. Мы ведь эгоистичные дети. Вот прошлым летом смотались на Гавайи, а кто с девочкой сидел? В Штатах — мои предки, а в России, в Саратове, — Иришины.
       — У Славы Фетисова свое дело — выпускает роликовые коньки и чудодейственный женьшеневый отвар (это на паях с Пашей Буре). У самого Павла — фирменные часы, модная одежда... Почти у всех наших и бывших наших что-то есть помимо хоккея. А у тебя? Или тебе контрактных денег хватает?
       — Ничего. И вообще рано мне об этом думать. К тому же за меня думают. Тут одна фирма стала маринованные огурчики выпускать. Остренькие такие, с перчиком — объеденье. Так они попросили меня дать продукту свое имя. А мне что? Пожалуйста. Пол-литровая баночка стоит 4 доллара 65 центов. Мне с каждой проданной банки — 15 центов. Говорят, расходятся хорошо. Значит, что-то и мне накапает. В основном этим Ириша занимается. Говорит, что дело выгодное. Пусть. А контракт меня с прошлого года перестал устраивать. 1,6 миллиона долларов в год — вроде бы неплохо. Но не для хоккеиста моего уровня и положения. Да, могло быть и получше, если бы я забастовку до конца довел. Но я человек неконфликтный, к тому же очень играть хотел, поэтому согласился с условиями «Пингвинов», а затем «Лавины». Но и честно предупредил, что буду искать любую возможность для перехода, а потом и вовсе в ультимативной форме потребовал обмена. Правда, не ожидал, что окажусь сразу в клубе, не раз владевшем Кубком Стэнли и вновь на него претендующем. Это давало и мне шанс отличиться. Тем более рядом с Пашкой (Буре) и Володей (Малахов). Эх, если бы не травма проклятая!
       — Что тебе нравится и что не нравится в Штатах?
       — Не нравится только одно: что здесь один бог — доллар. Кажется, все и всегда лишь тем и занимаются, что подсчитывают деньги, решают, как и на чем сэкономить. Живут — как по бухгалтерской книге. Просчитывается буквально все: калории, режим дня, цены, секс, километраж джоггинга, количество «парти» у себя дома и в гостях — с ума сойти, я так не умею и жить не буду. Конечно, деньгами уже так, как прежде, не сорю, большую часть шмоток мы с Ирой распродали или просто раздарили, отдали бедным. Так что арифмометром не стану. Да и не мог бы стать: мы же все-таки не такие, как они. Но жить будем в Штатах.
       — Тут недавно как-то еще раз посмотрел по «ящику» наш «культовый» фильм «Брат-2». И снова обомлел, когда увидел тебя в эпизодической роли: как ты уверенно и спокойно держался, по-русски так чисто говорил. Нет планов еще что-нибудь сыграть?
       — Ну там пара эпизодов с хоккеем в НХЛ связаны. Пришла киногруппа на нашу тренировку. Нет, не «Питтсбурга», это летом было, когда несколько наших ребят вместе собираются, скидываются, арендуют лед, приглашают тренера по ОФП — и сами начинают к сезону готовиться. Помню, Лешик Морозов из «Крыльев», мой партнер по «Пингвинз», был, наши, динамовские, Андрюха Николишин и Димка Юшкевич, еще кто-то. И я. Почему-то я больше всех режиссеру Балабанову приглянулся. Он меня несколько раз в кадр взял. Потом спрашивает: «А пару слов сказать сможешь?». «Без проблем», — отвечаю. Познакомился с Серегой Бодровым. Классный парень и замечательный актер (как ужасно, что он столь нелепо погиб, до сих пор не могу прийти в себя!). В общем, в кайф все было, мне понравилось. Сыграю ли еще? Если только в фильме ужасов — согласно прозвищу. Шутка.
       — А если бы не хоккеистом, кем бы ты мог стать?
       — Ты будешь смеяться, ведь непрестижно, но, скорее всего, слесарем-сантехником. Очень я в детстве любил со всякими железяками возиться.
       
       Игорь ФЕЙН
       
13.09.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 67
13 сентября 2004 г.

Отдельный разговор
Чтобы остановить теракты, необходимо отказаться от силовых методов решения чеченской проблемы. Кто и как способен это сделать?
Целостность России против целостности ее граждан
Британский опыт: «Безопаснее легализовать сепаратизм»
Власть
Отечество в госбезопасности. Власть в России принадлежит спецслужбам
Обстоятельства
Некоторые боевики появились в бесланской школе уже мертвыми?
Эксперты спецслужб — о проблемах российской безопасности
Дорога вдоль кладбища. Репортаж сквозь слезы
Переговоры с народом. Пока на них пришлось пойти только Дзасохову
Четвертая власть
Отравленная свобода слова. Психотропные препараты против журналистов
В Рязани из продажи бесследно исчезали тысячи газетных номеров
Телеревизор
ТВ играет в прятки. Почему после трагедии в Беслане из федерального телеэфира исчезла Чечня?
Власть и люди
«Как бы демократия» приводит к как бы победам
Макияж безопасности
Мир и мы
Граждане Америки — жителям Беслана: «Сегодня мы все — русские»
Расследования
Мотив преступления — служба в милиции
«Стародум» Станислава Рассадина
Толпа опять готова аплодировать самым суровым приговорам
Суд да дело
Прокуратура — царица доказательств. Обвинению по делу Ходорковского аргументы не нужны. Достаточно телефона
Леонида Невзлина хотят арестовать, потому что он не позвонил следователю
Финансы
История человека, который знает, как управлять чужой нефтью, чтобы стать миллионером
Экономика
Россия должна делать ставку на развитие внутреннего рынка
Точка зрения
Академик Вячеслав Иванов: Требуется не единомыслие, а здравомыслие
Инострания
В Баварии начался процесс над бывшим капитаном СС
Регионы
Екатеринбургские скинхеды ищут Басаева в местных кафешках
Тайник с оружием заложили всего лишь бандиты
В Саратове мормонам запретили строить храм
Бизнесмен с трудной судьбой прорубил окно в Воронеж
«Христофор Колумб» закрыл Сахалин
Спорт
Любить Билла, или Пролет прошел нормально
Дарюс Каспарайтис — очень даже дружелюбное привидение
Вольная тема
Юрий Рост. Мирные времена
Сюжеты
Ловушки для снов. Наш корреспондент наяву испытал уникальную энергетику гор
Театральный бинокль
Отечество дыма
Опера уполномоченная
Сектор глаза
Выставка, где художников выставляют из дома
Культурный слой
Телеса обетованные. «Искусство движения и танца на Волге»

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100