NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ВЫСТАВКА, ГДЕ ХУДОЖНИКОВ ВЫСТАВЛЯЮТ ИЗ ДОМА
Любимое бюрократами направление современного искусства — абсурдизм
       
(Фото Артема Геодакяна)
      
       
Единственное культурное событие, состоявшееся в траурный День города 5 сентября, — открытие выставки художников «Дома России». Организаторы не отменили ее по тем же причинам, по которым зрители так и не смогли прорваться на вернисаж.
       Придумавший выставку художник Егор Дмитриев не выходит из дома по адресу: Сретенский бульвар, д. 6/1, стр.1— уже третью неделю. Если выйдет, охранники не пустят его обратно в мансарду — в мастерскую, где в течение сорока лет работает художественная династия: дедушка Егора, мэтр соцреализма Павел Блок, родители — художники Людмила Блок и Иван Дмитриев. Тихий голос в телефонной трубке успокаивает: да, осадное положение, но «у меня же есть запасы риса». Единственная проблема — нельзя выбраться в магазин за красками и растворителем. Впрочем, работать в такой нервной обстановке все равно невозможно. Вот и решил Егор сделать выставку художников, судьба которых пересеклась с историческим домом.
       
       
Новейшая история дома тоже небезынтересна: в собственниках значатся сплошь депутаты и представители новой городской элиты. Устаревшую элиту — академиков и заслуженных деятелей искусств — выселяют.
       «Куратором» выставки, где представлены работы концептуалистов из группы «Медицинская герменевтика» Павла Пепперштейна, Сергея Ануфриева, Александра Мареева, графика Константина Батынкова и живопись Людмилы Блок, объекты Аркадия Насонова и Оксаны Саркисян, заявлен Аллаутдинов Орби Умалатович. Надо сказать, имя это никому в арт-сообществе не известно.
       Орби Умалатович, председатель правления кондоминиума «Товарищество на Сретенке» прославился многолетней кампанией по выживанию обитателей творческих мастерских опекаемого дома. Формальная цена вопроса — задолженность за коммунальные услуги, плату за которые художники аккуратно отчисляли Союзу. Оттуда деньги до кондоминиума не доходили. А на официальные запросы руководство Союза отвечало списками мастерских и просьбой не обижать подопечных. Вместо финансовой отчетности.
       Фактическая причина конфликта: из нескольких независимых источников получены сведения о готовящемся принятии нового законопроекта по ЖКХ, согласно которому все нежилые помещения Центрального округа отойдут в пользование собственникам. Пока идет борьба за чердачные помещения, в бывших сретенских мастерских на цокольном этаже уже разместилось ООО «Ресторан клубного типа «Бриз».
       
       
Художники появились в знаменитом «Доме России» в 60-х — когда МОСХ выделил чердачные помещения в субаренду под творческие нужды — в бессрочное пользование, с правом перепланировки и обустройства за свой счет. Изначально художники являются субарендаторами у Союза, а Союз — у города. Постановлением правительства Москвы в 90-е годы мастерские в соседнем корпусе (где обычный ЖЭК) были переоформлены из хозяйственного ведения в безвозмездное пользование, а кондоминиум заблокировал переоформление в департаменте.
       Под крышей «Дома России» в разное время работали Юло Соостер, Николай Колупаев (ученик Гелия Коржева), Павел Блок, Сергей Ануфриев, но прославил место Илья Кабаков, чья легендарная мансарда на Сретенке, оккупированная друзьями-авангардистами, стала колыбелью московской концептуальной школы.
       …Захожу во второй подъезд (адрес указан в приглашении на выставку, в мастерскую Дмитриевых-Блок всегда ходили по этой лестнице), прошу охрану пропустить на пятый этаж — к художникам. «Я работаю здесь пятнадцать лет — художников никаких на пятом этаже не видел. Там только офис и депутат Госдумы Арсен Фадзиев проживает. Но сейчас он в отъезде. У него мероприятие в Северной Осетии».
       Пробую с черного хода. Охранник, пропустивший передо мной пять спин в кожаных куртках, закрывает решетку: «Вы в «Товарищество…»? Никаких художников здесь нет». — Так строго, что на минуту сомневаешься, не ошиблась ли аркой. «То есть они сами виноваты, художники. Платят за коммунальные услуги туда, в Союз, а надо — нам».
       Управляющий «Товарищества на Сретенке» Константин Кличев — занятой человек, он готов встретиться на пятнадцать минут. Он не может подать на художников в суд, потому что договор на аренду с Союзом не продлен с 2003 года и отвечать в суде будет некому. Он имеет право зайти в любую мастерскую и вынести оттуда «весь мусор», потому что там никого нет. Юридически.
       Кличев показывает мастерскую Кабакова на плане БТИ с чердачным этажом и «Постановление об эксплуатации чердачных помещений», которые «запрещено использовать под творческие мастерские». Показывает счета за коммунальные задолженности и аккуратно подшитую в папочке переписку с МСХ и с Департаментом имущества. Эта переписка — разговор глухих. Им счета — они в ответ списки мастерских и просьбу оказать содействие.
       Чувствуется, что руководству Союза художников наплевать на художников. Поэтому, признавая физическое существование бюрократически умерщвленных душ, Кличев поступает даже благородно. Комиссия из Москомрегистратуры зафиксировала юридическую пустоту. Кабаков уехал, персонажи разлетелись — кто в космос, кто по музеям мира. А истечение абсурда из чердачных дыр неистребимо.
       
       
…Дмитриев рассказывает, что остается единственная возможность прорваться на выставку — прошмыгнуть в два часа ночи, пользуясь ослабевшей бдительностью охранника. Таким образом он и собирал экспонаты для выставки — ездил ночью по квартирам друзей-художников, которые рисковали, безвозмездно передавая картины. «Я себе не прощу, если что-то случится с работами». — Это вторая причина, из-за которой Егор круглосуточно не покидает мастерскую.
       А случиться может разное. В одной мастерской рабочие заживо замуровали семью с детьми. У народного художника, заслуженного деятеля искусств Юрия Георгиевича Нероды дверь сначала заложили кирпичной кладкой, а ночью некие люди взломали дверь и снесли стену. Утрачены и не подлежат реставрации работы самого Нероды и его отца, скульптора Юрия Юрьевича Нероды. (Есть судебная экспертиза из Третьяковки о нанесенном ущербе и акт Министерства культуры РФ.) Возбуждено уголовное дело в отношении «Товарищества…». И прекращено: в день суда внезапно изчез юрист Нероды.
       Семья Дмитриевых активно добивается юридического признания. Егор показывает солидную папку. Обращение Людмилы Блок в прокуратуру, письма в Департамент имущества города Москвы, обращения к заместителю мэра Шанцеву.
       Ответы? Действия хозяев из «Товарищества…» признаны противоправными, чиновники просят «обеспечить доступ» к мастерским. Первые лица Союза — господа Карапетян, Бубнов и Глухов — успокаивают и пытаются спихнуть коммунальные платежи на кондоминиум.
       Есть запрос депутата Митрофанова генпрокурору Устинову — на трех страницах. Видно, что элдэпээровцы очень хотели помочь художникам. В обмен они просили помочь им вывести из-под МСХ ценные площади в центре Москвы. Они и не подозревали, что большинство этих помещений уже используются — как клубы и рестораны.
       …С бугристой, неровными швами стачанной крыши «Дома России» видны здание нефтяного гиганта и обморочно узкий колодец двора. Как бойницы на крепостной стене, возвышаются башенки мастерских на многажды перекроенном лоскутном одеяле кровли. «Вон мастерская Ольги Солдатовой, в соседней башне, — рассказывает Егор, — до нее там жил Игорь Сорин, бывший «Иванушка», а рядом как раз замуровали стену Юрия Нероды». Замечаем, как замороченный понятийный аппарат концептуализма ложится на юридическую судьбу его малой родины.
       Дмитриевы все понимают: что нужны юристы, суды, авторитетные комиссии. Кажется, еще немного бюрократии — и они согласятся переехать из фамильной мастерской за МКАД, лишь бы была возможность спокойно работать.
       «К весне все сровняют», — так оценил Аллаутдинов перспективы борьбы. Художники борются как умеют — творчески. Конечно, тут можно было бы высказаться. О геноциде русского искусства и правовом беспределе. О близких отношениях государства с хозяйствующими субъектами, о месте культуры и конституционных гарантиях. Можно и короче: о совести спросить. Егор задает один вопрос: «Ну, как тебе выставка?»
       
       Наталия САВОСЬКИНА
       
13.09.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 67
13 сентября 2004 г.

Отдельный разговор
Чтобы остановить теракты, необходимо отказаться от силовых методов решения чеченской проблемы. Кто и как способен это сделать?
Целостность России против целостности ее граждан
Британский опыт: «Безопаснее легализовать сепаратизм»
Власть
Отечество в госбезопасности. Власть в России принадлежит спецслужбам
Обстоятельства
Некоторые боевики появились в бесланской школе уже мертвыми?
Эксперты спецслужб — о проблемах российской безопасности
Дорога вдоль кладбища. Репортаж сквозь слезы
Переговоры с народом. Пока на них пришлось пойти только Дзасохову
Четвертая власть
Отравленная свобода слова. Психотропные препараты против журналистов
В Рязани из продажи бесследно исчезали тысячи газетных номеров
Телеревизор
ТВ играет в прятки. Почему после трагедии в Беслане из федерального телеэфира исчезла Чечня?
Власть и люди
«Как бы демократия» приводит к как бы победам
Макияж безопасности
Мир и мы
Граждане Америки — жителям Беслана: «Сегодня мы все — русские»
Расследования
Мотив преступления — служба в милиции
«Стародум» Станислава Рассадина
Толпа опять готова аплодировать самым суровым приговорам
Суд да дело
Прокуратура — царица доказательств. Обвинению по делу Ходорковского аргументы не нужны. Достаточно телефона
Леонида Невзлина хотят арестовать, потому что он не позвонил следователю
Финансы
История человека, который знает, как управлять чужой нефтью, чтобы стать миллионером
Экономика
Россия должна делать ставку на развитие внутреннего рынка
Точка зрения
Академик Вячеслав Иванов: Требуется не единомыслие, а здравомыслие
Инострания
В Баварии начался процесс над бывшим капитаном СС
Регионы
Екатеринбургские скинхеды ищут Басаева в местных кафешках
Тайник с оружием заложили всего лишь бандиты
В Саратове мормонам запретили строить храм
Бизнесмен с трудной судьбой прорубил окно в Воронеж
«Христофор Колумб» закрыл Сахалин
Спорт
Любить Билла, или Пролет прошел нормально
Дарюс Каспарайтис — очень даже дружелюбное привидение
Вольная тема
Юрий Рост. Мирные времена
Сюжеты
Ловушки для снов. Наш корреспондент наяву испытал уникальную энергетику гор
Театральный бинокль
Отечество дыма
Опера уполномоченная
Сектор глаза
Выставка, где художников выставляют из дома
Культурный слой
Телеса обетованные. «Искусство движения и танца на Волге»

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100