NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ДОРОГА ВДОЛЬ КЛАДБИЩА
Репортаж сквозь слезы
       
Марина и Марик смогли выжить только вместе. (Фото Вячеслава Измайлова)       
От Беслана до Владикавказа — 20 км. Теперь каждый прилетевший в Беслан по дороге в столицу Северной Осетии обязательно увидит новое кладбище, где с 6 сентября хоронят жертв трагедии.
       8 сентября одной из первых хоронили Фатиму Тебиеву, руководителя местного Пенсионного фонда. 1 сентября она вместе с дочерью, зятем Русланом Фраевым и его матерью провожала 7-летнюю внучку в школу. Еще одну, 4-летнюю, внучку Фатима держала на руках. Все попали в заложники. Когда террористы начали загонять людей в спортзал школы, Руслан Фраев, защищая свою семью, бросился на них и был убит автоматной очередью. Он стал первой жертвой террористов. Родной брат Руслана Сослан Фраев — чемпион Европы по вольной борьбе — был среди тех местных жителей, кто штурмовал здание школы. Но свою мать спасти не успел.
       Приехавший из Москвы на похороны генерал-лейтенант внутренних войск в запасе Александр Ходов рассказал мне, что не сразу удалось опознать обгоревшие трупы пожилых женщин. На 9 сентября в морге при Центральной больнице Владикавказа оставались неопознанными 98 трупов — жертв бесланской трагедии.
       
       
Игорь Малиев в этом морге был трижды. Он объездил все больницы республики, но пока не смог найти свою внучку Светлану Малиеву — трех лет без одного месяца.
       Надежда Малиева еще не отошла от шока. Ее четырехлетний сын пока в больнице, травмы не опасны для жизни. Надежда рассказывает: «Сначала нас всех согнали в спортивный зал. Потом террористы стали составлять списки детей до 6 лет. Таких оказалось 150 человек. Матерей с грудными детьми бандиты перевели из спортзала в другую комнату. Когда мне разрешили отвести ребенка в туалет, я заглянула в эту комнату и осталась в ней. На второй день к нам заглянул Аушев, который приходил на переговоры с террористами, — обещал помочь. Когда стали отпускать женщин с грудными детьми, я тоже попыталась с ними уйти — не пустили: сказали, что у меня не грудной ребенок, и вернули с сыном в спортзал. На третий день террористы не давали пить даже детям. Малыши плакали. В зале постоянно был шум. Бандиты требовали успокоить детей — несколько раз поднимали мужчин и ребят-старшеклассников, угрожая, что их расстреляют, если мы не успокоим малышей. Но сделать это было просто невозможно. Дети страдали от жажды и духоты. Кто-то из них вскакивал, задевал головой висящие и стоящие бомбы. Я посмотрела на часы. Было ровно 13 часов. 3 сентября. И вдруг яркая вспышка света, а потом — все черное. Один боевик закричал: «Что вы наделали — вы сами себя взорвали!». Боевики направили автоматы на детей. И в этот момент на вооруженных бандитов с руганью бросился мужчина. Они его расстреляли. Тех, кто мог идти, бандиты перевели на второй этаж в столовую, а затем на кухню. Это уже происходило во время штурма. В окна залезли спецназовцы. Они и спасли нас».
       Старший тренер сборной Северной Осетии по карате Борис Кантемиров 1 сентября находился на сборах в Дагестане. Узнав о событиях в Беслане, где в заложниках оказалась жена брата вместе с племянником, Борис окружным путем, в обход Чечни, проехав на машине 750 км, уже к вечеру был на родине. 3 сентября Борис и Мурад Кантемировы бежали спасать детей впереди спецназовцев.
       Рассказывает Мурад Кантемиров: «Я выносил из горящей школы ребенка, а спину мне прикрывал своей грудью спецназовец». Когда в очередной раз Мурад вынес из школы спасенного ребенка, ему сообщили, что его жена Марина и 9-летний сын Марик спасены. Мурад, увидев обожженных жену и сына и передав их на попечение родственникам, снова бросился к школе.
       Рассказывает Марина Кантемирова: «Я повела Марика в школу, чтобы вместе с ним познакомиться с учительницей. В 9.30 все построились на торжественную линейку — со 2-го по 11-й класс. В момент, когда стали выводить первоклассников, раздались выстрелы — и я увидела, что от железной дороги бегут вооруженные автоматами люди в масках. Нас стали теснить к школе, мы даже не успели найти своих детей. С Мариком мы соединились у самого спортзала». Марик (полное имя — Маирбек) Кантемиров: «Дети держали шарики. И вдруг шарики начали лопаться. Я подумал, что это мальчики балуются. Потом смотрю — пыль поднимается. Это от пуль. Я мог бы убежать, но не сразу нашел маму. Я же не мог ее бросить».
       Марина Кантемирова: «Нас в спортивном зале было более 1000 человек. Я лежала на полу, обняв сына. Мои ноги были согнуты в коленях, так как рядом были другие женщины с детьми. И они тоже находились в таком же положении. В первый день детям разрешали пить и выходить в туалет. Но когда по телевизору объявили, что в заложниках находятся 354 человека, террористы и это запретили. Они говорили: с вами можно делать все что угодно, ведь вас не 1200, а всего 354, и вы властям не нужны. И еще они составили список девочек от 13 и старше. И куда-то этих девочек вывели. И многих из них я больше не видела. Детей мучила жажда. Матери заставляли их пить собственную мочу. Детей тошнило. Одну малышку около нас вырвало. Мать влила ей все это обратно. Как-то принесли воду в ведре. Но всем не хватило. И тогда мы бросали детские майки, нижнее белье. Их мочили и бросали обратно. Можно было высасывать эту влагу. Марик вел себя мужественно. Он терпел. Но от голода, духоты и жажды его, как и других детей, клонило ко сну. Многие дети просто теряли сознание, да и взрослые тоже. Я просила Марика держаться — не спать. Ведь если бы был штурм, я, обессилев, не смогла бы тащить его.
       На третий день терпеть жажду стало невыносимо и я уже мечтала о смерти и стала готовить к этому сына. И другие матери тоже. У нас недавно умер отец мужа, дедушка Марика, трагически погиб младший брат мужа Марат. Я сказала Марику, что нам скоро будет хорошо, мы поднимемся в небо к дедушке и Марату. Но Марик спокойно ответил: «Я дедушку и Марата очень люблю, но я папу тоже люблю. И я хочу еще с папой побыть».
       Когда раздался первый взрыв, выбило раму над нами. Вокруг нас были люди, а после взрыва — пусто. Мои ноги обжигало что-то горящее. Я сбрасывала горящие ошметки с тела Марика. Помогла ему подняться и залезть на окно, сбросила и крикнула: «Беги!». Ноги мои были обожжены — я не могла бежать за ним. Марик пробежал несколько метров, стал кричать: «Мама, я без тебя не уйду!». И тогда я, собрав какие-то последние силы, смогла перелезть через окно».
       В соседнем со школой дворе два пацана ремонтируют велосипед. Арсену Тедееву из 7«В» и Зауру Цомартову из 8«Б» удалось бежать 1 сентября со школьного двора, но из их классов многие погибли.
       Заур: «У нас в классе из 25 человек 15 погибли, пятерых оставшихся живыми я видел, а где остальные — не знаю».
       К школе № 1 с утра до вечера идут люди. Весь спортивный зал — в венках. Аккуратно сложены детские вещи, игрушки, обувь. Рядом люди кладут бутылки с водой, конфеты, цветы. У детей — какие-то взрослые лица. Два друга, Сослан Дзугаев из 7«А» класса и Сослан Бетеев из 7«Б», показывают место, где бандиты вскрыли пол и достали оружие.
       Сослан Дзугаев: «От одного баскетбольного кольца до другого они развесили семь бомб. По всему периметру спортивного зала тоже стояли бомбы. Все они соединялись проводами. А под баскетбольным щитом сидел террорист и охранял бомбу, замкнув которую, можно было взорвать весь спортзал. Дети бегали в туалет и постоянно задевали провода… На наших глазах они расстреляли в спортзале мужчину».
       В больнице Владикавказа, отвернувшись к стене, лежала женщина. Она тронула меня за руку: «Поговорите, пожалуйста, со мной. Меня зовут Лариса Джумок. Я — сибирячка. Вышла замуж за осетина. У меня погибла единственная дочь. 29 сентября моей Альбиночке исполнилось бы 12 лет. Она была такой красавицей, очень стройная девочка. Я так надеялась, что Путин не даст нашим детям умереть. Но с каждым часом надежды таяли. А когда власти объявили, что нас в заложниках не тысяча человек, а 354, я вспомнила, как они лгали про «Курск» и про «Норд-Ост»... Мы никому не нужны. Мы бы здесь сгорели, но спецназовец вытащил Альбину и меня. Но было поздно — она умерла в больнице. Несколько дней назад. Я об этом не знала. Мне только вчера сказали. А муж думает, что я до сих пор не знаю. А мне очень жалко его. Мне 44 года исполнится 30 сентября. Все деньги я отдам врачам, чтобы помогли мне родить ему ребенка».
       
       Вячеслав ИЗМАЙЛОВ, спец. корр. «Новой»,
       Северная Осетия, Беслан
       
13.09.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 67
13 сентября 2004 г.

Отдельный разговор
Чтобы остановить теракты, необходимо отказаться от силовых методов решения чеченской проблемы. Кто и как способен это сделать?
Целостность России против целостности ее граждан
Британский опыт: «Безопаснее легализовать сепаратизм»
Власть
Отечество в госбезопасности. Власть в России принадлежит спецслужбам
Обстоятельства
Некоторые боевики появились в бесланской школе уже мертвыми?
Эксперты спецслужб — о проблемах российской безопасности
Дорога вдоль кладбища. Репортаж сквозь слезы
Переговоры с народом. Пока на них пришлось пойти только Дзасохову
Четвертая власть
Отравленная свобода слова. Психотропные препараты против журналистов
В Рязани из продажи бесследно исчезали тысячи газетных номеров
Телеревизор
ТВ играет в прятки. Почему после трагедии в Беслане из федерального телеэфира исчезла Чечня?
Власть и люди
«Как бы демократия» приводит к как бы победам
Макияж безопасности
Мир и мы
Граждане Америки — жителям Беслана: «Сегодня мы все — русские»
Расследования
Мотив преступления — служба в милиции
«Стародум» Станислава Рассадина
Толпа опять готова аплодировать самым суровым приговорам
Суд да дело
Прокуратура — царица доказательств. Обвинению по делу Ходорковского аргументы не нужны. Достаточно телефона
Леонида Невзлина хотят арестовать, потому что он не позвонил следователю
Финансы
История человека, который знает, как управлять чужой нефтью, чтобы стать миллионером
Экономика
Россия должна делать ставку на развитие внутреннего рынка
Точка зрения
Академик Вячеслав Иванов: Требуется не единомыслие, а здравомыслие
Инострания
В Баварии начался процесс над бывшим капитаном СС
Регионы
Екатеринбургские скинхеды ищут Басаева в местных кафешках
Тайник с оружием заложили всего лишь бандиты
В Саратове мормонам запретили строить храм
Бизнесмен с трудной судьбой прорубил окно в Воронеж
«Христофор Колумб» закрыл Сахалин
Спорт
Любить Билла, или Пролет прошел нормально
Дарюс Каспарайтис — очень даже дружелюбное привидение
Вольная тема
Юрий Рост. Мирные времена
Сюжеты
Ловушки для снов. Наш корреспондент наяву испытал уникальную энергетику гор
Театральный бинокль
Отечество дыма
Опера уполномоченная
Сектор глаза
Выставка, где художников выставляют из дома
Культурный слой
Телеса обетованные. «Искусство движения и танца на Волге»

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100