NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

«ОНИ ДАЖЕ НЕ ПЛАКАЛИ»
Что увидели в Беслане врачи-добровольцы и спасатели МЧС из Кабардино-Балкарии
       
(Фото — EPA)
      
       
Мужчины превращались в детей. Плакали, как дети. Дети молчали. Раненые и умирающие — без стона, без плача. Они не помнили своих имен. Из морга во дворе больницы забирали мертвые семьи. Уносили на руках. Машин не хватало для тех, кто еще оставался в школе.
       
       
Наталья Капшукова не хочет рассказывать самое страшное и просит не приукрашивать то, что рассказала. Она — врач-анестезиолог республиканской больницы в Нальчике. 3 сентября работала в Бесланской школе № 1 на сортировке.
       Сортировка — это когда врачи осматривают на месте вынесенных из очага и рассортировывают по характеру повреждений, возрасту или констатируют смерть.
       После Беслана Наталья не включает телевизор, не хочет ходить на работу, не хочет вспоминать и рассказывать. Интервью с ней — это долгие паузы и короткие фразы: «Не помню сколько… Помню лица… Не вижу смысла рассказывать… Ничего не закончилось… Жизнь уцелевших детей изувечена».
       Марина Тумова выносила детей из школы. Под пулями. «Было очень страшно думать, что в любой момент могут подстрелить». — Молодая женщина все время плачет. Оправдывается: «Ничего не могу поделать, слезы сами по себе текут. Я теперь поняла, что значит, когда говорят «прошлое стоит перед глазами». Не имеет значения, закрыты у тебя глаза или открыты — ты видишь лица этих детей, слышишь их голоса, этот страшный спортзал, где детские ножки, ручки, худенькие тельца, головы без лиц. Трехлетний мальчик не отпускает руку, приходится вырывать и передавать малыша дальше. Девочка просит вынести из спортзала мертвую маму: «Маме больно. Ей нужно пришить голову…».
       «Девочки мои так изменились. Молчат, отсутствуют, обращаешься к ним — плачут. Лучше бы я поехала сама», — сокрушается завотделением Инна Абазова. Это — о врачах.
       В группе врачей-добровольцев из Кабардино-Балкарии других женщин, кроме Марины Тумовой и Натальи Капшуковой, не было. Воспоминания мужчин еще лаконичнее.
       Алим Карданов, директор Нальчикского центра медицины катастроф: «Врачи, которые работали внутри оцепления, с этим не столкнулись. А нам на входе в больницу пришлось отбиваться от обезумевших родственников. За каждой новой машиной из школы бежали толпы. Я сорвал голос, пока отгонял людей, чтобы оказать помощь раненым. Много лет я реаниматолог, но такого не видел никогда. Наши врачи работали мужественно и профессионально, даже девочки наши спасали детей под обстрелом».
       Детский реаниматолог Владимир Барагунов сначала работал в модуле Центроспаса — это палатка, специально оборудованный полевой госпиталь. Сюда после сортировки приносили только детей до 12—13 лет: «Ранения были в основном сквозные — в грудную клетку, в голову. Несли потоками. За день — три или четыре потока с интервалом в десять минут. Работаешь, как машина: принесли, положили, осмотрел, оказал помощь, распорядился, куда везти, и к следующему. И так до поздней ночи, пока стрельба не прекратилась полностью». Живых Барагунов не помнит, запомнились дети, которых приносили уже мертвыми: «Они такие красивые…». Доктор опускает голову, плачет: «По роду работы мы видим страдания детей каждый день. К этому нельзя привыкнуть, но можно как-то философски обосновать и принять, когда ребенок болен. А здесь… Гнев и обида оттого, что искалечены или погибли здоровые дети».
       В дежурке МЧС — трое молодых спасателей. Ночью приехали из Беслана, утром вышли на смену. Они пытаются что-то рассказать. Сбиваются, отвечают невпопад. Спасателям из КБР достался участок в районе столовой. Между школой и железной дорогой.
       «Когда все началось, наши могли запросто перестрелять друг друга, настолько все было неожиданно. Было страшно. Ощущение, что стреляют все и отовсюду. Потом из калиток частных огородов побежали заложники. Я начал подхватывать раненых и уносить в сторону из зоны обстрела». — Алексей Козырев в спасателях совсем недавно, парень искренне удивляется, что уцелел в этом аду.
       «Эти уроды не оборонялись, они вели прицельный огонь по убегающим детям, врачам и безоружным спасателям. В школу мы могли зайти только под прикрытием ребят из ФСБ. И не погибли, потому что нас прикрывали. Первым, кажется, вытащил парня из «Альфы», который нас прикрывал, а потом дети, женщины, хотя в спортзале живых почти и не было. — Геннадий Афаунов — спасатель со стажем. Он думает, что с детьми кроме ранений случилось еще что-то, более страшное. — Мне кажется, дети не чувствовали боли. Несешь трехлетнего малыша, рука у него перешиблена в трех местах, из ноги торчит кость. А он не кричит, не плачет, даже не стонет. Слова «шоковое состояние» сейчас заездили, но других просто не найдешь».
       От Нальчика до Беслана — сорок минут на легковушке. Это другая республика. После трагического освобождения заложников республиканская станция переливания крови работает в усиленном режиме. Врачи не справляются с потоком людей, которые приходят сдать кровь для бесланских детей. Студенты записываются в очередь на несколько дней вперед.
       А местный еженедельник «Газета Юга» проводит опрос: «Кто ответит за Беслан?». Действительно: кто?
       
       Фатима ТЛИСОВА, Нальчик
       
09.09.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 66
9 сентября 2004 г.

Милосердие
Как помочь пострадавшим и родственникам погибших в Беслане
Болевая точка
Окно с видом на штурм. В Беслане хоронят погибших. Приходит время вопросов
Что увидели в Беслане врачи-добровольцы и спасатели МЧС из Кабардино-Балкарии
Евгений Евтушенко. «Школа в Беслане»
Точка зрения
Правда может обвалить режим
Не надо выдавать некомпетентность за непреклонность
Виновных в бесланской трагедии нашли на Западе
Куда повернет российская политика после трагедии в Беслане
Нужна ли нам мобилизация. И если да, то какая?
Как система борьбы с террором порождает его
Московский наблюдатель
Репортаж с санкционированного митинга: нажали на Васильевский спуск
Выйти на площадь?..
Общество
Народ не может уйти в отставку
Не мы, а вы
Медицина
Количество звонков в отдел неотложной психиатрии и помощи при ЧС за последние дни увеличилось в десять раз
Боль излечивается состраданием
Четвертая власть
Передаем последние «Известия». После теракта в Беслане последовала первая отставка
Музыкальная жизнь
«Траур был вчера»…
«Тушите свет!»
Надо ли закручивать гайки, если они летят в нас?
Власть и люди
Если ночью в вашем окне горит свет, вы можете подвергнуться пыткам в ближайшем отделении милиции
Расследования
Судья Оздоев сам ищет своего сына
Власть и деньги
На бирже все спокойно
Суд да дело
«Жаркая осень» в «деле Ходорковского»
Флот несет потери. Главком Куроедов празднует победу
Подробности
Правительство объяснило ветеринарам, как завязывать шнурки
Регионы
В Саратовской области потерялся грузовик со взрывчаткой
Тупики СНГ
Лукашенко навсегда!
Инострания
Опасные связи, или Назад к цивилизации
Люди
Гастарбайтер Николай Мордяков: Ударил своего — уедешь без денег
Спорт
Клюшкой по кошельку
Такой хоккей нам нужен
Библиотека
Силикон для мозга. Книги, под которые лучше танцевать
Сектор глаза
Свет звука

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100