NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

НА ТРИ ПАЛЬЦА ВЫШЕ ЗАБВЕНИЯ
Байкал — 20% жизни на земле. Что мы с ним делаем?
       
"Шандор Петефи" бросил трап. (Фото Анатолий Цирульникова)
       
       
В конце лета стало известно: правительством будет создан координационный совет для обеспечения согласованных действий исполнительных органов власти, занимающихся проблемами охраны озера Байкал. Тем самым была поддержана инициатива депутатов Госдумы: парламентарии настаивали на сохранении действующих положений о порядке финансирования «закона об озере», в том числе в рамках федеральных целевых программ.
       «Самочувствием» крупнейшего в мире хранилища пресной воды озабочены не только российские законодатели. На прошедшей в Китае 28-й сессии Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО обсуждалась возможность внесения Байкала в так называемую Красную книгу. Пока этот вопрос остается открытым, но шансы, что уникальное озеро может оказаться в списке находящихся в опасности природных объектов мирового значения, по-прежнему велики.
       Об экологических проблемах Байкала сказано и написано много. Гораздо меньше — о людях, которые связаны с озером собственной жизнью. Об этом — репортаж специального корреспондента «Новой».
       
       
       Справка «Новой»
       Иван Дементьевич (Ян Доминикович) ЧЕРСКИЙ родился 15 мая 1845 г. в родовом имении Свольна (сейчас Верхнедвинский район Витебской области). В 1863 году осужден на бессрочную ссылку рядовым в линейный сибирский батальон с конфискацией имения.
       В 1871 году Сибирский отдел Географического общества выхлопотал ему место писаря, библиотекаря и консерватора музея в Иркутске. С 1877 по 1881 гг. Черский провел комплексное геологическое изучение побережья Байкала. За байкальскую экспедицию награжден золотой медалью Русского географического общества.
       В феврале 1891 года с женой и двенадцатилетним сыном отправился в район рек Колыма, Индигирка, Яна. Скончался во время экспедиции 25 июня 1892 года.
       Именем Черского названы горная система на сибирском северо-востоке, кряж в Забайкалье, долина в Саянах, перевал, город в низовьях Колымы.
       
Засечка Черского. (Фото Анатолий Цирульникова)
       
       
На береговых утесах нечто странное — глубокие горизонтальные царапины с цифрами. Все, что написано мною ниже, считайте комментарием к засечкам на камнях… Засечки эти сделал сто двадцать лет назад геолог Иван Черский. Чтобы определять вековые изменения уровня воды в Байкале.
       Зачем? Кому нужны какие-то засечки сейчас? Уже не одно поколение выросло на уверенности, что в жизни нет места подвигу. Да и кто решится, не имея точных координат, блуждать по Байкалу, разыскивая на скалах какие-то знаки?
       В Усть-Баргузине я обнаружил таких чудаков. Их патрульно-разъездное судно «Шандор Петефи» принадлежит Забайкальскому национальному парку. Экипаж семейный. Отец-капитан Олег Андреевич Дойников, сын-матрос Женя с женой Наташей, младший брат Слава и механик Леонид Анатольевич Этингоф. Эта команда осуществила проект Глобального экологического фонда под названием «Засечки Черского: увидят ли их люди?».
       Мне повезло: я оказался одним из первых, кому их показали.
       
       Засечка первая: пионеры — истребители бакланов
Капитан Дойников. (Фото Анатолий Цирульникова)
       Женя Дойников из школы ушел за три месяца до окончания: считал, что директор зажимает индивидуальность. Теперь думает: ерунда, просто учиться лень было. Устроился к отцу на катер матросом.
       «Я покой ценю». — «Тебе сколько лет-то?» — «Двадцать пять».
       Женя по своим убеждениям — охотник с уклоном в лесничие. Дожили: в пяти километрах от поселка — ни рябчика, ни белки. В сетях ячейки год от года все мельче. Ставят на нерпу, а пути ее миграции совпадают с осетром, почему он никак не может вылезти из Красной книги.
       Вот и засечки Черского — вроде нерпы и осетра.
       Специфика поиска засечек, по словам Жени Дойникова, такова: надо идти ближе к скалам. Искали почти все лето. Одну засечку нашли на Зимовейном мысу, другую — на Бакланьем острове. Там когда-то было полно бакланов, но кто-то посчитал, что из-за них меньше рыбы, и бакланов истребили. Даже устраивали соревнования среди пионеров — кто больше соберет бакланьих яиц…
       От бакланов теперь остался пустой звук — название острова. Захотят его переименовать, никто и не вспомнит, что здесь водились бакланы — морская птица.
       В Усть-Баргузине в последние годы переименовали улицы. Бывшая Сплавная называется теперь именем выпускника школы, погибшего в Афганистане, а Октябрьская — парнишки, пропавшего в Чечне. Где-то у черта на рогах, в Москве, ломают головы — чего не хватает ученикам: военной подготовки, экономики, английского… Бывший учитель английского, теперь местный пастырь Николай Маркин, сказал мне про усть-баргузинских: «Этим детям нужен не английский. Им нужен Бог».
       В Змеевой бухте, где мы бросили трап, нарисовался шаман. Шаман был навеселе. Одет был по-граждански, волосы сзади собраны в пучок. Заявил, что полуостров Святой Нос оккупировали черные шаманы, а он — белый. «Вчера, — сказал шаман, — целый день, блин, солнце делал. А до этого бутылки собирал. Сперва, понимаешь, пространство надо очистить физически, а потом уж духовно. Бывают шаманы: «Шыр-быр-бур». А что быр-бур? Настоящий шаман — прежде всего эколог».
       
       Засечка вторая: «Шыр-быр-бур» и экология
       Про себя шаман сообщил следующее. Звать Сережа. По паспорту ему тридцать три года. Детдомовский. У него много учеников. А учителей? «И учителей много. Вот вы мой учитель… Только в тетрадку про меня писать ничего не пишите — сгорит…» В общем, обыкновенный такой байкальский шаман.
       Распогодилось. То ли от Сережи, то ли от того, что, как положено в здешних краях, мы «брызнули духу». На этот раз шаман пришел не один, а вместе со студентом государственного буддистского института, чье название переводится так: «Земля — колесо учения, которое приводит к счастью». Дима — совсем молоденький, у него красивые глаза с длинными ресницами, он учится на монаха. Шаман Сережа и буддист Дима бродят вместе.
       «Сегодня, — сказал шаман Сережа, — день для дороги». И стал вертеться, делая какие-то пассы. «Ты что?» — спросил я. «Здесь диких собак много», — ответил шаман, продолжая вертеться. Потом закричал чайкой. Потом сел, зажег палочку с благовониями и запел.
       «О-ме-хо-шо...» — пел шаман Сережа на два голоса с буддистом Димой, сидя на палубе на фоне Байкала.
       Небо порозовело над горами. Приехал патрульный катер, очищающий берега, тут его называют мусоровозом, и увез шаманов. Взошла луна. А мы сидели на палубе, закусывали собранными на Святом Носу рыжиками с картошкой и говорили… какая разница, о чем? О звездах, к примеру. «Найдите свое созвездие». «Не знаю, где оно», — ответил я. «Вон, над горой Медведица. Вот Лира, вот Весы, вот Орел летит. Вот Полярная. Все здесь...»
       
       * * *
       Ориентируясь на Полярную, карбас — пятиугольное суденышко с двумя большими, на носу и корме, веслами — не спеша двигался по реке. Подходила к концу последняя экспедиция Черского — действительного члена Академии наук и нескольких научных обществ. Заканчивался его жизненный путь. Из Среднеколымска в Верхнеколымск он плыл уже смертельно больной. До этого с женой и двенадцатилетним сыном прошел вниз по Лене до Якутска, потом с реки Алдан через бассейн Индигирки — в Верхнеколымск.
       В Верхнеколымске Черскому стало совсем худо, он исповедался у местного священника и взял с него слово оказать помощь жене и сыну.
       Он до последних дней записывал путевые наблюдения, а когда совсем изнемог, это делала под его диктовку жена.
       «…Июня 25-го. Всю ночь муж не мог уснуть, сильные спазмы. Пристали к правому берегу. Обнаружили кости бизона. Пробы 238, 239, 240. Еще пробы. Еще и еще… Муж умирает».
       Когда он скончался, над Колымой поднялась буря. Снежная буря в конце июня.
       На четвертые сутки буря стихла, и лодка двинулась дальше по Колыме. Мавра Павловна продолжала вести дневник.
       «Взяли раковины с суглинком и торфом. Проба 250»… «Июля 8-го. Дождь»… «Июля 9-го. Дождь»… «Июля 10-го. Дождь»…
       На Омолоне тело Черского пролежало еще трое суток, пока местные жители копали могилу и ладили крест.
       В небе сияла Полярная звезда.
       
       * * *
       Капитан дает мне бинокль. «Вон-вон, смотри, от воды три пальца!» — «Не вижу». Приближаемся к скале. «Да вон она», — показывает капитан.
       Подошли вплотную — вижу: трещинка.
       Для одних трещинка, для других засечка. Для чего? О чем?
       Об уровне человеческого духа.
       Век прошел, но уровень не должен снизиться.
       На скале выбито моими знакомыми: 1879—1999. Значит, продолжается. И об этом тоже засечка.
       Подумаешь, какая-то засечка на утесе. Один выдолбил. Другой. Третий. Получилось нечто вроде лесенки над холодной водой. До неба, конечно, далеко. Но вершина хребта названа пиком Черского. И никому в голову пока не пришло переименовывать вершину.
       
       Анатолий ЦИРУЛЬНИКОВ, оз. Байкал
       
02.09.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 64
2 сентября 2004 г.

Обстоятельства
Москва. Станция метро «Рижская». 31 августа 2004 года
«Колонка редактора». Что будет потом…
Беслан. Здравствуй, школа! 1 сентября 2004 года.
Специальный репортаж
Абхазия: Свободная военная зона
Расследования
Почему подполковника ФСБ Михаила Трепашкина чуть не обвинили в покушении на президента Путина
Несвоевременные воспоминания офицера госбезопасности о неожиданных поручениях администрации президента РФ, а также об отношениях Владимира Путина с Борисом Березовским
Суд да дело
Ключи от счетчика. Роман Абрамович помогает арбитражному суду приканчивать «ЮКОС»
ФНС и «ЮКОС». Кто кому должен?
Почему Генпрокуратура отказывается замечать Леонида Невзлина
Четвертая власть
Альфа-банк требует с «Ъ» 11 млн долларов
Навстречу выборам
Поправки к закону о выборах фактически обеспечивают однопартийную систему в России
Подробности
Легенда о «Челюскине». Что же произошло на самом деле? Подробности арктической экспедиции
Министр сельского хозяйства теперь сочувствует ветеринарам
Люди
Сотрудника уволили за отказ от нелегальной зарплаты
Графская жизнь Ирины Графской
Московский наблюдатель
В Москве теперь есть памятник для тех, кто не хочет жить в болоте
Страна уголков
Байкал. На три пальца выше забвения
Образование
Дневник школьника как вещественное доказательство
Спорт
Сборная по скандалам. Никакого заговора против России нет
Звезды говорят: утром деньги — вечером медали
Властелины колец. Посол Греции в России — о особенностях Олимпиады в Афинах
Сюжеты
Трофейный крокодил. Нарисовать животное — это как погладить его
Библиотека
Супермаркет «Кирилл & Мефодий»
Я вернулся на Запад, знакомый до слез…
Кинобудка
«Удаленный доступ» в Венецию
XI «Крок» приплыл в четвертое измерение
Музыкальная жизнь
Республика Zet. Мальчики и девочки танцуют, дяди и тети делают деньги
Театральный бинокль
«Мертвые» артисты закрывали фестиваль
Эротика выбивает клоуна из колеи
Сектор глаза
Вещь — себе. Художник Владимир Архипов делает Народный музей

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100