NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ВЕЩЬ — СЕБЕ
Художник Владимир Архипов делает Народный музей. Вместо государства
       

     
       
Лукошко для ягод, вырезанное дедушкой из резинового мяча. Снегоуборочная лопата сделана дворником — дорожный знак прибит к деревянной палке. Вечный календарь из деревянных счетов, с цифрами на костяшках, а без цифр — готовый «массажор». Шахматная доска, нарисованная на табуретке, готова для дворового турнира, только автор, не обученный игре в шахматы, ошибся числом клеток. Настоящие шахматы стали крышкой рыбацкого ящика — для другого спортсмена. Встречаются вещи заводские: рабочий в обеденный перерыв выплавил для жены дюралевую вафельницу. А железная канистра в форме портфеля так и просится в кабинет — к министру топлива и энергетики.
       Из тысячи предметов в коллекции художника Владимира АРХИПОВА нет ни одного, сделанного его руками. Уже десять лет он собирает по деревням и коммуналкам «вещевой фольклор». «Я делаю музей» — название выставки в Аптекарском приказе Музея архитектуры пока написано на бумажке: не успели с афишей к вернисажу. Архипов самодеятельностью недоволен и требует «принести вывеску». Правильно, вещь становится предметом искусства, когда оказывается в музейном пространстве. Это изобрели дадаисты. А Уорхол доказал: искусством может стать любой объект. Главное — кто признает его искусством, уточнили идеологи «реди-мейда».
       Современное искусство — в каждый дом, это уже «ИКЕЙная» философия потребительской эпохи. (Дизайнерская звезда Филип Старк заявляет, что ему интересно работать не для миллионера, а для миллионов людей.)
       Архипов не концептуалист, ему люди интереснее деклараций. Он делает народный музей — вместо государства, которое до сих пор выдает за народное творчество самовары в провинциальных краеведческих музеях. А Музей самодельной вещи своего угла не имеет, живет «в режиме чердака и подвала» в мастерской художника. Увидеть вещевой фольклор можно только на выставках — когда Архипов выводит народное творчество в люди.
       
       — Чудесно изданную книгу-каталог вы снабдили диском, где голоса авторов рассказывают, зачем на табуретку повесили сиденье унитаза. В их «шершавом языке» легко заподозрить иронию того, кто видит в этом артефакт.
       — Наоборот, наши стереотипы — «голь на выдумку хитра», «изобретательность от нищеты» — принижают ценность документальных свидетельств эпохи. Личный культурный опыт историчен. Смотрю на вещь — вижу человека! Статистически я убедился, что люди, делающие такие штуки, сами нестандартны. Их спрашиваешь в лоб: «Зачем ты лопату из дорожного знака сделал?» — отвечают: «Зачем покупать то, что я могу сделать сам». На мой взгляд, «пошел и купил» звучит пошлее, чем «я сделал». Я показываю вынужденные вещи, где на стыке функций появляется артефакт.
       — Искусство же вроде несовместимо с категорией пользы!
       — Давайте различать творчество и искусство. Творчество — это внутреннее отношение к тому, что ты делаешь. Человек может творчески порезать хлеб или помыть посуду.
       — Трудно достаются экспонаты?
       — Мой интерес часто воспринимается агрессивно и неадекватно — как попытка незнакомого человека залезть в частную жизнь, которая якобы недостойна, непристойна, не терпит свидетелей. Или считают меня за дурака: «чокнутый какой, лопата моя ему понравилась!». Что-то приходится выпрашивать годами — хотя бы на выставку. У меня нет любимых вещей, самые интересные — последние находки. Узнавание в чужом контексте чего-то своего — маленький катарсис.
       — «Вторая жизнь вещей» — это философия?
       — Это выдумки бестолковых искусствоведов и культурологов! И модная западная фигня Recycling things — экологическая идея вторичной переработки. Ни один человек не думает о «ресайклинге» — ему надо, чтобы дверь открывалась, умывальник работал… В начале 90-х годов на выставке меня долго поздравлял немецкий археолог. Я не понял его восторга — незнакомый человек лезет обниматься, пьяный к тому же. Переводчик говорит: тебе хотят подарить крокодила. Пятиметрового. Зачем? Он легкий, 50 кг всего. Ну, думаю, похоже на «купи слона»… Понял свою ошибку, когда куратор объяснил: это был самый известный в Европе египтолог, у него мумии крокодилов… Потом я его встретил в Пергамском музее, уже трезвого: он делал передачу для немецкого ТВ. Оказалось, русские самодельные вещи помогли ему решить археологическую загадку. Об ископаемой утвари неясного назначения, странным образом соединенных предметах. Обычная бытовая изобретательность древних египтян, решил профессор.
       — Идея вашего международного проекта для Форума художественных инициатив доказала: что русскому стыд, немцу гордость — hand made!
       — В русских больше творческого бессознательного, а западные люди очень рефлексивны. Там весьма небедные люди балуются поделками! Думаю, это человеческая реакция на узкую специализацию труда. Рынок труда сегментирован, в своей области ты суперпрофессионал, а в смежной — ни бум-бум. У нас же и ныне ценятся работники широкого профиля: и гайки крутить, и варить, и гвозди забивать. (Показывает на рабочих, курящих вокруг стройки во дворе Музея архитектуры.) Мы рождаемся гармоничными — по образу и подобию, а потом профессия ка-ак приплющит — личность неравномерно развивается. Человек перекошен — и полезло из него: стихи, кроссворды, а у некоторых руки из правильного места растут…
       — Наш народ сочиняет про себя анекдоты: «все, что вы делаете руками, никуда не годится»!
       — Можно и посмеяться… А проблема серьезная — без коллективной исторической памяти государство не живет. Наши методы архивирования материальной культуры архаичны — будто не было грандиозной промышленности СССР, которая из-за изоляции не копировала западные стандарты, а создавала уникальную предметную среду. До сих пор у нас с Европой розетки не совпадают. (В КВН шутили: «У нас жизнь в два раза напряженнее». — Н. С.) Пропорциям нашего кирпича нет мировых аналогов! А сегодня сковородку «Цептер» найти легче, чем чугунную. Где музейные доказательства, что на этой территории была иная страна? Художник может только провоцировать — хоть названием выставки. Где мы можем увидеть модельный ряд советских вещей? Почему я делаю музей? Потому что государство его не делает.
       — Вы переносите частное в публичную сферу актуального искусства, излюбленная тема которого — критика потребительского общества…
       — И я по-своему нонконсьюмерист: стремлюсь менять, а не покупать вещи. Потом, это самостоятельно возникшие формы — их же никто не заказывал! Когда я начал выставляться в начале 90-х, произошло резкое расслоение общества. Я задумался: есть ли у искусства коммуникационный потенциал? Получилось: я показываю Золушек — вывожу их из тьмы на свет. Авторов показывают по телевизору, что-то меняется в их жизни. Это моя социальная позиция. Смысл в том, что в искусстве нельзя терять человека.
       — А в коллекции просматриваются географические отличия — как, например, между северодвинской и городецкой росписью?
       — В каждой деревне свой стиль: соорудил авторитетный человек антенну из двух велосипедных колес — остальные повторяют. А так называемая фолк-культура — это ложь стопроцентная. Это бизнес матрешечно-сувенирный, китч чистой воды, народные гуляния перед зданием мэрии!
       — Не обижаетесь, когда на международных выставках проекты идут на ура — как русский сувенир?
       — Бывает. В Австрии меня заклеймила тетка из российского посольства: прекратите позорить русский народ! Запретить выставку! Помню первый проект в Англии — меня пригласили с русскими вещами делать выставку в знаменитой Icon Gallery. Я сходил в лондонский Британский музей — это попытка создать музей всего мира у себя в музее. Абсолютно жуткая, имперская колониальность, продолжение старой викторианской политики — взять по штучке от разных дикарей! Я предложил галеристам: давайте поищем в Англии народные вещи. Те в испуге замахали руками: нет у нас такого хлама! Разговор происходил в дороге, я обреченно отвернулся к окошку, а у машины в соседнем ряду вместо телескопической антенны воткнута металлическая вешалка!
       И начал искать. Один человек сделал машину по извлечению квадратного корня из конструктора своего сына, доказывая: вычислительная техника не обязательно должна быть электронной. У немца из Хайдельберга я обнаружил подстригающую машинку со встроенным пылесосом. Они с женой стригут друг друга. Спросил, кто он по профессии. «Да так, механик». Конструирует вибрирующие телескопы! Чтобы улавливать свет далеких звезд, идущий с пульсацией. Он же автор телескопа, с помощью которого NASA в 1959 году сделала знаменитое фото обратной поверхности Луны.
       — А вы — чувствуете себя культуртрегером?
       — Разглядеть эти вещи можно только на определенной скорости общения. Если мы с тобой выпили пива и разошлись — я ничего не узнаю. Должно быть попадание в чужую жизнь — как минимум в гости. Пускают неохотно, кроме одиноких людей, у которых дефицит общения. И у нас, и на Западе таких людей много — и я часто ощущаю себя художественным психотерапевтом.
       
       Музей архитектуры, Аптекарский приказ,
       ул. Воздвиженка, д. 5. До 5 сентября
       
       Беседовала Наталия САВОСЬКИНА
       
02.09.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 64
2 сентября 2004 г.

Обстоятельства
Москва. Станция метро «Рижская». 31 августа 2004 года
«Колонка редактора». Что будет потом…
Беслан. Здравствуй, школа! 1 сентября 2004 года.
Специальный репортаж
Абхазия: Свободная военная зона
Расследования
Почему подполковника ФСБ Михаила Трепашкина чуть не обвинили в покушении на президента Путина
Несвоевременные воспоминания офицера госбезопасности о неожиданных поручениях администрации президента РФ, а также об отношениях Владимира Путина с Борисом Березовским
Суд да дело
Ключи от счетчика. Роман Абрамович помогает арбитражному суду приканчивать «ЮКОС»
ФНС и «ЮКОС». Кто кому должен?
Почему Генпрокуратура отказывается замечать Леонида Невзлина
Четвертая власть
Альфа-банк требует с «Ъ» 11 млн долларов
Навстречу выборам
Поправки к закону о выборах фактически обеспечивают однопартийную систему в России
Подробности
Легенда о «Челюскине». Что же произошло на самом деле? Подробности арктической экспедиции
Министр сельского хозяйства теперь сочувствует ветеринарам
Люди
Сотрудника уволили за отказ от нелегальной зарплаты
Графская жизнь Ирины Графской
Московский наблюдатель
В Москве теперь есть памятник для тех, кто не хочет жить в болоте
Страна уголков
Байкал. На три пальца выше забвения
Образование
Дневник школьника как вещественное доказательство
Спорт
Сборная по скандалам. Никакого заговора против России нет
Звезды говорят: утром деньги — вечером медали
Властелины колец. Посол Греции в России — о особенностях Олимпиады в Афинах
Сюжеты
Трофейный крокодил. Нарисовать животное — это как погладить его
Библиотека
Супермаркет «Кирилл & Мефодий»
Я вернулся на Запад, знакомый до слез…
Кинобудка
«Удаленный доступ» в Венецию
XI «Крок» приплыл в четвертое измерение
Музыкальная жизнь
Республика Zet. Мальчики и девочки танцуют, дяди и тети делают деньги
Театральный бинокль
«Мертвые» артисты закрывали фестиваль
Эротика выбивает клоуна из колеи
Сектор глаза
Вещь — себе. Художник Владимир Архипов делает Народный музей

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100