NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

МОСКВА.
СТАНЦИЯ МЕТРО «РИЖСКАЯ».
31 АВГУСТА 2004 ГОДА

       
31.08.2004. Метро "Рижская". Через час после взрыва. (Фото — EPA)
      
       20.20. Проспект Мира движется медленно, почти стоит — пробка. По пути встречаются две «скорые» — в сторону «Склифа».
       
       20.35. «Взрыв был минут 20 назад», — рассказывает молодой человек. Стоящая рядом старушка засекла точное время: 20.15.
       Игорь Леонидов, когда выходил из универмага «Крестовский», услышал сильный хлопок: несколько человек с криком упали на землю. Игорь пытался остановить машину, чтобы довезти раненых до «Склифа», но никто не соглашался: боялись испачкать салон.
       Когда приехала «скорая», в толпе уже началась паника. Люди ринулись к универмагу. Милиционеры из ближайшего ОВД бежали к метро прямо через трассу. Они расталкивали людей и кричали друг другу: «Аккуратнее все надо сделать, аккуратнее. Скоро приедет полковник».
       В машине «скорой помощи» сидела женщина с окровавленным лицом и звала сына Юру: он пропал где-то в толпе. Рядом с ней не было ни врачей, ни санитаров. Все они ушли к универмагу — искать других пострадавших. Игорь сам начал делать ей перевязку.
       Милиционеры ждали пожарных: их вызвали сразу же после взрыва, но из-за пробок они приехали поздно: одна из машин — «Жигули» — уже успела полностью сгореть.
       
       20.47. Подъезжает большой синий фургон с надписью «ФСБ».
       
       20.50. Алексей, когда выходил из универсама, заметил пять или шесть тел, лежащих на земле:
       — Видел бабушку, всю в крови: «Ничего-ничего, — говорит, — это не моя». На площади после взрыва возникла паника. Те, кто был в магазине, бросились бежать в метро. Там, очевидно, не пускали, давка возникла. Так что народ побежал обратно, в магазин. Два пацана с бутылками пива в руках прорывались прямо в эпицентр, туда, где автомобили горят. «Посмотрите, что случилось с Лехой!» — кричат. А у Лехи оторвана нога, дырка в животе и нет руки, а он встать пытается.
       Дымились машины. Все было усыпано стеклами. На асфальте лежали окровавленные тела. Толпа набивалась в троллейбусы. Кто-то ловил машины, выйдя прямо на проспект.
       Сергей, подрабатывающий «бомбилой» около Рижского вокзала, нес на руках раненную в живот женщину. Отвез в «Склиф» на своей машине. Отвез и вернулся на «Рижскую». Помогать.
       Появилось много спасателей МЧС, фээсбэшников и саперов. Какие-то шишки, встав вокруг искореженной, еще дымящейся «семерки», обсуждали причины произошедшего. Милиционеры разгоняли толпу и натягивали оградительную ленту.
       На асфальте — окровавленные медицинские перчатки, шприцы. Девушка с останками разорванного взрывом человека на своей спине звонила домой, успокаивала мать: она жива.
       
       21.00. К «Рижской» стали подходить люди — искать родственников. Милиционеры никого не пускали за оцепление, а направляли всех в штаб МЧС у «Венского кафе»: там должны были быть списки пострадавших. Списков еще не было, а уже через полчаса проход к кафе был закрыт.
       Со стороны проспекта Мира бежала рыдающая женщина.
       — Помогите, помогите, пожалуйста! — кричала она. — Он жив? Как узнать?
       — Кто вы такая? — невозмутимо поинтересовался сотрудник милиции.
       — Роман Белов — мой муж!
       — Ваши документы.
       — Какие документы? — женщина дрожащими руками искала паспорт в своей сумке. — У него здесь на этом углу была назначена встреча. Встреча, понимаете?! — кричала она, показывая паспорт. — Помогите, ради Бога! Скажите хотя бы: он жив? Помогите!
       Она еще долго потом ходила вокруг и ждала. Ответить ей никто не мог — не было точных данных.
       Игорь Леонидов уговорил милиционеров пропустить к «скорой» девятилетнего Юру, который наконец нашелся в толпе.
       С другой стороны эстакады, за церковью, толпа мужчин осаждала гаишников — не могли пройти к собственным авто, которые были на той же злосчастной стоянке. Двое ринулись прямо в поток машин. На минуту движение остановилось. Гаишник вывернул нарушителям руки и оттолкнул на тротуар.
       
       21.10. Выступает Валерий Грибакин, исполняющий обязанности начальника Управления информации и общественных связей МВД:
       — По предварительной информации, были обнаружены признаки преднамеренного взрыва. Сейчас отрабатываются две версии: первая — взрыв произошел под автомобилем, а по второй — взрывное устройство привела в действие женщина-смертница. Работа продолжается, мы ждем официального заключения со стороны экспертов-криминалистов. Поэтому на вопрос о составе и весе взрывного устройства я пока не готов ответить.
       К этому времени Юрий Лужков уже официально объявил, что взрыв осуществила шахидка и что, возможно, в Москве скрывается еще одна смертница:
       — Личность женщины-самоубийцы пока не установлена. Был использован очень большой объем взрывчатки — до килограмма. Устройство начинено различными металлическими предметами. Этот объем нетрадиционен для шахидок. Обычно они используют меньшее количество. Женщина направлялась в метро, но, испугавшись милиционеров, стоявших на входе, развернулась и в гуще людей решила себя уничтожить. День города не отменяется, однако будут предприняты дополнительные серьезные меры по обеспечению безопасности.
       
       21.20. В переходе завязалась драка. Двое парней в кожаных куртках били дагестанца Джафара. Милиционеры развели их по разным углам, прижали к полу и стали допрашивать. Оказалось, двое студентов шли из ближайшего кафе, услышали про теракт, шахидку, увидели Джафара и начали бить.
       — Вторая драка у нас уже. Не понимают они, что ли, кто виноват во взрыве, а кто так, мимо проходил! — жаловался невысокий милиционер с металлоискателем.
       В милицейских рациях потрескивала тревожная информация. Во-первых, на поясе шахида был килограмм тротила. Следовательно, взрыв планировался действительно в метро. Во-вторых, судя по невнятным фразам пробегавших мимо офицеров, где-то рядом был сообщник — взорвалась смертница не сама, кто-то привел в действие взрывное устройство. В-третьих, где-то на юге Москвы – перестрелка: милиция обнаружила подозрительную группу чеченцев.
       
       21.30. У центрального входа в НИИ им. Склифосовского в тоскливом ожидании — человек десять. Периодически выходят медсестры и выносят валерьянку.
       Саша Алексеев и Катя Бобрецкая считают, что им повезло. Когда прогремел взрыв, они проходили как раз мимо иномарки, но оба отделались небольшими ожогами. Они слышали, что в больнице после теракта умер только один человек, с ампутацией, но врачи говорили, что еще трое парней — при смерти.
       В «Склифе» сначала не поняли, что произошло: «У нас же тут ни телевизоров, ни радио. Только больные», — говорит медсестра приемного отделения. Когда разобрались, вызвали руководство НИИ, поставили охрану.
       — Всего к нам привезли 19 человек. Шестеро в операционной, — рассказывает медсестра. — Надеемся, что всех удастся вытащить. Есть вот только девушка с сильными ожоговыми травмами. За нее опасаемся, — немного помолчав, прибавляет: — Ну и ночка будет…
       
       21.45. «Рижская». Сотрудники милиции в штатском тихо переговариваются: «Взрывная волна распространялась в двух направлениях: в сторону станции метро и на супермаркет». «Удивительно, что машины не разорваны. Там болты были, нарезанные. Кусочки тел. Ногу видел, наверное, женская: маленький размер».
       
       22.00. Голова лежала на асфальте, словно забытая сумка. Чуть дальше, в эпицентре взрыва, между накрытыми черным пластиком телами о чем-то спорили люди в штатском, большие начальники из ФСБ и «Центра Т». Еще дальше, у «Крестовского», толпились то ли свидетели взрыва, то ли зеваки, которых еще не выгнали за ленту. «Скорые» быстро и слаженно подобрали раненых и уехали. Под эстакадой обосновались зрители с пивом и прохладительными напитками.
       Все это уже настолько знакомо… Вот эти осколки стекла, деловитые медики, человеческие останки. Буднично, почти ПОВСЕДНЕВНАЯ реальность. И дело даже не в субъективном восприятии. Когда боевики попытались повторить «ингушский сценарий» в Грозном, бросилось в глаза, насколько это все спокойно пережили люди. Ночью невесть откуда взявшиеся боевики хладнокровно вырезали восемьдесят с лишним человек, а город наутро продолжал жить как ни в чем не бывало. Две изрешеченные пулями и залитые кровью машины стояли посреди дороги, а люди спокойно копошились у небольшого базарчика, занимаясь своими делами. Привыкли. Теперь привыкли и москвичи.
       За несколько дней до взрыва разговаривал с хорошим знакомым из высших сфер силовых министерств:
       — Знаешь, — говорил он, — мы предупредили аэропорты о вероятном теракте сначала за неделю, потом очень серьезно — за день. И знаешь, ничего, всем по барабану. Я не выдержал, говорю одному: что ж вы, б…и, ни фига не сделали? Он разводит руками: а что вообще можно сделать? Правы… «И это — аэропорт, а ты представляешь, какой бардак в метро…»
       То есть еще тогда, задолго до взрыва самолетов, спецслужбы уже ждали терактов в метро. В итоге взрыв прогремел на площади перед станцией «Рижская». И этот мой знакомый стоял в эпицентре взрыва, о чем-то спорил с другими чинами. И, по сути, как я сейчас понимал, тот наш разговор был фактически распиской в собственном бессилии.
       Вот уже вторую неделю против беззащитных людей ведутся боевые действия, а наши силовики лишь спорят. И все новые и новые их партии подъезжали отметиться к месту теракта на роскошных машинах, в хорошей одежде и в очень приличной обуви. Это почему-то особенно бросалось в глаза.
       А на заднем плане дребезжали потрепанные «Газели»-«скорые», совершенно неподходящие для перевозки покалеченных людей. В некоторых из них не оказалось даже носилок. И особенно неприятно было смотреть на жалкие, стоптанные полутапочки красивой женщины-доктора в синей форме экстренной медицины.
       После того как уехали все начальники, я вернулся и еще немного побродил по развороченному пятаку между метро и универмагом. Еще ходили люди в резиновых перчатках и собирали в пластиковый мешок останки. Но где-то на периферии уже стояли водовозки и рабочие, готовые смести весь мусор и смыть всю кровь. Чтоб утром все было, как всегда.
       
       00.10. На парапете у офисного здания магазина электроники, напротив остановки, небольшая группка людей — человек пять. На скамейке стоит водка.
       
       Илья ВАСЮНИН, Ольга ГОНЧАРОВА,
       Александр КАЗАРИН, Марат ХАЙРУЛЛИН, Мария ШПИЛЕВА
       
02.09.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 64
2 сентября 2004 г.

Обстоятельства
Москва. Станция метро «Рижская». 31 августа 2004 года
«Колонка редактора». Что будет потом…
Беслан. Здравствуй, школа! 1 сентября 2004 года.
Специальный репортаж
Абхазия: Свободная военная зона
Расследования
Почему подполковника ФСБ Михаила Трепашкина чуть не обвинили в покушении на президента Путина
Несвоевременные воспоминания офицера госбезопасности о неожиданных поручениях администрации президента РФ, а также об отношениях Владимира Путина с Борисом Березовским
Суд да дело
Ключи от счетчика. Роман Абрамович помогает арбитражному суду приканчивать «ЮКОС»
ФНС и «ЮКОС». Кто кому должен?
Почему Генпрокуратура отказывается замечать Леонида Невзлина
Четвертая власть
Альфа-банк требует с «Ъ» 11 млн долларов
Навстречу выборам
Поправки к закону о выборах фактически обеспечивают однопартийную систему в России
Подробности
Легенда о «Челюскине». Что же произошло на самом деле? Подробности арктической экспедиции
Министр сельского хозяйства теперь сочувствует ветеринарам
Люди
Сотрудника уволили за отказ от нелегальной зарплаты
Графская жизнь Ирины Графской
Московский наблюдатель
В Москве теперь есть памятник для тех, кто не хочет жить в болоте
Страна уголков
Байкал. На три пальца выше забвения
Образование
Дневник школьника как вещественное доказательство
Спорт
Сборная по скандалам. Никакого заговора против России нет
Звезды говорят: утром деньги — вечером медали
Властелины колец. Посол Греции в России — о особенностях Олимпиады в Афинах
Сюжеты
Трофейный крокодил. Нарисовать животное — это как погладить его
Библиотека
Супермаркет «Кирилл & Мефодий»
Я вернулся на Запад, знакомый до слез…
Кинобудка
«Удаленный доступ» в Венецию
XI «Крок» приплыл в четвертое измерение
Музыкальная жизнь
Республика Zet. Мальчики и девочки танцуют, дяди и тети делают деньги
Театральный бинокль
«Мертвые» артисты закрывали фестиваль
Эротика выбивает клоуна из колеи
Сектор глаза
Вещь — себе. Художник Владимир Архипов делает Народный музей

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100