NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

Ирина ПАПЕРНАЯ:
ХАМ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ТАЛАНТЛИВ
Сегодня исполняется пять лет клубу «Китайский летчик Джао Да»
       
Ирина Паперная. (Фото — Софи Перрелет)
    
       
Моя бабушка работает у меня дома менеджером по уюту: стирает занавески, варит борщ, лепит пельмени и делится мудростью с приходящими. Вместо того чтобы пить со мной водку, мои друзья почему-то предпочитают сидеть в комнате у бабушки и слушать истории про то, как поднимается тесто и как я ежемесячно «выпиваю у нее крови на двести рублей». Без бабушки у меня дома все было бы по-другому. И гости ходили бы не ко мне, а в какие-то другие места, где менеджментом уюта занимался бы человек равных способностей.
       Например, в клуб «Китайский летчик Джао Да», хозяйка которого — уникальная женщина Ирина Паперная.
       Паперная давно стала бабушкой, но по ней не видно. Она носит длинные серьги и льняные сарафаны. Одинаково улыбается уличным музыкантам и спонсорам. Знает, как обращаться с випами, музыкантами и алкоголиками, что в общем одно и то же.
       Ровно пять лет назад Ирина Паперная с сыном — актером и музыкантом Алексеем — вдохнули жизнь в подвал на Китай-городе. С тех пор не выдыхают, чтобы не сглазить. У семьи Паперных получилось сделать уникальное место, где одинаково хорошо получаются кухонные посиделки и музыкальные джемы. Где показывают спектакли и открывают новые имена. Имена Пелагеи или Шнурова, например.
       В области создания уюта Паперная — профессионал. Помимо «Летчика» ее приглашали выращивать энергетику в «Пропаганду», «Вермель», «Кризис жанра» и «Белый таракан». Иных уж нет с нами, а чудо-женщина продолжает работать. Мы отправились к Ирине Борисовне, чтобы научила, как любимое дело и искренняя улыбка могут приносить доход.
       
       
– С начала восьмидесятых мы с Лешей работали в театре «Твербуль» и в «Театре у Никитских ворот» у Марка Розовского. Леша был актером, а я — завлитом. Я по образованию химик, закончила университет, но никогда не работала по профессии. Одно время была довольно известным театральным критиком, а в душе мечтала стать актрисой. Мне до сих пор сны снятся, что я Клеопатру играю. Но жизнь сложилась по-другому. У Розовского я читала пьесы, программки составляла, а на самом деле просто общалась с людьми. Друзья смеялись и говорили, что моя должность называется Ирина Паперная. Когда после перестройки начался театральный бум, нам стали давать сцены, мы постоянно ездили на гастроли, получали призы. А в 93-м вернулись и поняли, что никому не нужны. Тогда-то и родилась идея открыть свой культурный центр. Так в репетиционном зале творческих мастерских рядом с Петровкой появился клуб «Белый таракан». Официально я была там… никем. Учредители — ребята из «Твербуля», молодые артисты — сказали: «Леша, только давай без мамки». Но я там все равно сидела для атмосферы. И меня почему-то все считали хозяйкой. В «Таракане» собиралась вся творческая интеллигенция — устраивали посиделки, творческие вечера. Но так как в коммерческом плане все мы были дилетантами, он просуществовал меньше года.
       Потом в подвале на Кропоткинской появился клуб «Кризис жанра». Его владельцами были молодые, очень предприимчивые, активные ребята с большой коммерческой смекалкой. Одно время они делали бизнес на каких-то шоколадках, которые возили фургонами. Потом фургоны расстреляли, они шоколадки все потеряли, влезли в жуткие долги и стали нам помогать красить и строить «Белый таракан». Мы подружились, и когда они потом каким-то путем достали деньги и открывали «Кризис» как инвесторы, то, естественно, позвали меня и Лешу. Я там была арт-директором, а Леша сколотил свою группу «Паперный ТАМ» и выступал там с концертами. Через какое-то время «Кризис» тоже закрылся, и мы решили делать что-то свое.
       — Говорят, нельзя делать бизнес с друзьями и родственниками.
       — Конечно, нельзя. Это очень тяжело. И если раньше мы не особенно-то делали бизнес, то сейчас «Летчик», конечно, приносит нам прибыль. Мы здесь являемся соучредителями. Леша отвечает за культурную программу, а я за то, чтобы к нам ходили люди. Моя работа совпадает с моими устремлениями, и это приятно. Это, может быть, единственное из всех наших начинаний, которое получилось.
       — «Летчик» открыл много громких музыкальных имен. «Ленинград», Пелагея, «Дети Пикассо». Вы прогнозировали этот успех?
       — Клуб — это более свободный организм, нежели театр. Тут все зависит не от качества группы или спектакля, а от умения и понимания того, как это будет привязано к месту, публике, которая пришла в этот день. Блестящая группа может потерпеть фиаско в «Летчике», а совершенно «никакая» команда — иметь оглушительный успех.
       — А что вы можете сказать про Шнурова?
       — «Ленинград» стал выступать в «Летчике», когда толком не был еще никому известен. Они приезжали к нам в день концерта в 8 утра, прямо с поезда, все жутко пьяные, противные. Официанток трогали за все места, безобразно себя вели, ругались матом, скандалили. К середине дня уже окончательно напивались, а к моменту концерта были уже вообще невменяемые. И когда они потом выходили на сцену и вытворяли там то же, что и в жизни, это был уже перебор. Я с ними всегда жутко ругалась. Но они меня почему-то все равно нежно любили, когда я появлялась — смирнели, целовали ручки. Я им объясняла: «Ребят, вы поймите, даже если у вас такой имидж, будет гораздо сильнее, если перед концертом вы придете трезвые, интересные, вежливые, красивые, застегнутые. А когда сцена — это жизнь, то это очень скучно». Они со мной не соглашались, и мы очень ссорились. Но с годами у нас с Сережей Шнуровым каким-то чудом установились безумно нежные отношения. Я ему очень симпатизирую, потому что мне кажется, что Шнур — великий профессионал и сейчас абсолютно разделяет сцену и жизнь. Проект и он сам — абсолютно разная история. Когда он был с «Ленинградом», он играл рубаху-парня, но, посидев с ним за столиком в «Летчике», я поняла, что он интеллигентный, начитанный человек, на которого обрушилась слава, и с ней неизвестно как справляться.
       — Вам приятно, что сегодня ваш друг Шнуров настолько популярный персонаж?
       — Я не против матерных слов как таковых, но есть одна проблема. Та публика, которая приходит на концерты «Ленинграда» в «Летчик», абсолютно отличается от нашей традиционной публики. Для всех охранников, менеджеров, директоров клуба концерт группы «Ленинград» — беда. И в чем минус этой публики, в том и опасность того, что делает Сережа Шнуров. Сейчас достаточно мрачное и хамское время, когда многие критерии потеряны, нет никакой идеологии, и даже понятия «интеллигенция», «интеллигентный человек», «порядочный человек» вообще уходят из этой жизни. Сегодня кажется смешным сказать: «Вы ведете себя как не очень интеллигентный человек». А Шнур своим творчеством порождает некие образы пофигистов — и такой становится молодежь, которая его слушает. Конечно, много и снобствующих интеллигентов, которые в восторге от Шнурова, но их меньшинство.
       — Публика «Летчика» — это интеллигенция?
       — Все зависит от концерта. Люди разные, но в целом достаточно воспитанные. Наша с Лешей общая позиция — мы не хотим здесь видеть агрессивных людей.
       — Какая группа никогда не будет выступать в «Летчике»?
       — «Король и шут», наверное. Не потому, что я их не люблю, а просто, как говорит Леша: «Меня за это друзья разлюбят». Я не так сильна в группах, но ты же видишь, что не все популярные группы играют у нас в клубе. Хотя у нас не жанровый выбор — не по принципу джаз или рок. Мне кажется, что это даже нечестно — разделять публику. Единственное, чего я не приемлю, это образ агрессивного, закомплексованного хама, очень характерный для нынешнего времени. До той истории с Киркоровым мы даже думали: «А не позвать ли нам Киркорыча?». Пусть бы вживую у нас порубился. Потому что нет такой установки: «Вот у нас в «Летчике» не будет играть попса». Хорошая песня есть хорошая песня. Но сейчас мы бы его уже не пустили. Я знаю одно — хам не может быть талантлив.
       — Сейчас налицо мода на ретромузыку, на «Вдруг, как в сказке, скрипнула дверь», на так называемые «танцы». Откуда она? Может быть, сейчас дефицит идей?
       — Почему так много ремейков? (Смеется.) Просто в тех песнях есть мелодия, есть слова. Я помню, в 60—80-е годы была песенка «Ландыши, ландыши, светлого мая привет». Ты не представляешь, как интеллигенция презирала эту песню! — мол, попса. А сейчас люди поют ее везде. Ну что такого — красиво, почти Пушкин. Время многое проверяет. Тогда были Камбурова, Окуджава, Высоцкий, и можно было «Ландыши» презирать. Сегодня грустят по ретро, потому что людям не хватает мелодии, осмысленности текстов, тепла.
       — Россия — это страна с кухонной эстетикой. Клубы начали появляться у нас примерно 10 лет назад. Удалось ли за это время перебить русскую привычку говорить за жизнь на кухнях и вытащить людей в клуб?
       — Сейчас в Москве стало достаточно много клубов типа «Летчика» — что-то подобное делает наш друг Митя Борисов («Гоголь», сеть «ОГИ». — Ю.С.), ребята из клуба «Дом». И мне кажется, что все эти клубы — начиная с «Белого таракана» — в каком-то смысле и заменяют московские кухни. Сюда стекаются люди, которые в какой-то мере знают друг друга и устраивают здесь настоящие кухонные посиделки с разговорами про Ирак, про «ЮКОС», про Филю. В такие клубы всегда ходят иностранцы, чтобы посмотреть на настоящую русскую клубную энергетику. Эти клубы, что-то позаимствовав с Запада, все-таки выманили русских людей с кухонь. К нам, например, приходят семьями на Пелагею — даже бабушки подтягиваются.
       — Вы сами не устали от шума и тусовок? Не хочется отдохнуть?
       — Нет. Я устаю без шума. И что я буду делать, если оставлю клуб? Уйду на пенсию и буду сидеть на даче? Ну уж нет.
       
       Беседовала Юлия САНКОВИЧ
       
26.08.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 62
26 августа 2004 г.

Болевая точка
Политика закрытых глаз
Ростовская область. Поиски начались ещё ночью
Тульская область. Обломки лайнера разлетелись в радиусе четырех километров
Домодедово. Взрывчатка могла оказаться на борту самолета в качестве обыкновенной посылки
Адлер. Был ли сигнал о захвате?
Комментарии об авиакатастрофах
Каширское шоссе. Почему пострадала наименее людная остановка?
Цензура и замалчивание — лучший способ подтвердить худшие опасения
Воронеж. В вихре антитеррора
Расследования
Тыльная сторона мундира. О коррупции в руководстве свердловской милиции известно с 1997 года. Что изменилось?
В центре Москвы действует малайзийская экономическая разведка?
В деле об убийстве Старовойтовой — новый подозреваемый
Суд да дело
Конвой устал. Ходорковскому и Лебедеву ограничили общение с адвокатами
Ветеринар Дука — жертва фармацевтических лоббистов?
Московский наблюдатель
Легкое дыхание Чечни. Улицу Кадырова строят у «Бунинской аллеи»
Экономика
Кто положит конец серым схемам? Чиновники спорят по поводу спекуляций акциями «Газпрома»
Мир и мы
Шпионские страсти: детективы для олигархов
Тупики СНГ
Кучма не ушел в отставку потому, что «Украина — не Россия»
Регионы
День флага отмечен погромом в кавказском ресторане
В Перми пыхтят пиролизные печи
С губернатора Ярославской области взяли подписку о невыезде
Спорт
Для российской команды эта Олимпиада — худшая в истории?
Время надувать щеки…
Мы такие или нас так?
Сюжеты
Сила токаря. Пролетарий Маринин господствует в цехе
Культ доллара на Рублевке
Курсанты красили губу…
Технологии
О вреде Sлучайных Mобильных Sвязей
Библиотека
Литература рваных носков
Свидание
Андрей Вознесенский — межгалактическая видеома
Кинобудка
Роддом кино. Все удачные сюжеты последних лет вышли из «Дня полнолуния»
«Ночной дозор». Критический взгляд представителей целевой аудитории
Музыкальная жизнь
Ирина Паперная: Хам не может быть талантлив
Четвертая власть
Международный конкурс журналистов «Вопреки»-2004

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100