NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

КОНВОЙ УСТАЛ
Ходорковскому и Лебедеву ограничили общение с адвокатами
       
(Фото — EPA)
    
       
В Мещанском суде Ходорковского и Лебедева оградили от адвокатов. Защита пожаловалась, что конвой не разрешает передавать подзащитным документы во время процесса. Генрих Падва предположил, что было бы бессмысленно каждые пятнадцать минут просить перерыв для консультации с обвиняемыми. Судья Ирина Колесникова против общения подсудимых с адвокатами в зале суда не возразила, но разрешила это сделать лишь во время перерыва. Что касается передачи документов подсудимым, было сказано: «Это к суду не относится и находится в компетенции конвоя».
       
       
Михаил Ходорковский немедленно откликнулся: «Инструкции конвоя не должны ущемлять конституционные права стороны защиты». И продолжил в том смысле, что если он каждый раз будет ждать перерыва, чтобы проконсультироваться с защитниками, то допрос одного свидетеля будет длиться неделями. Суд не прореагировал.
       Обвинитель Дмитрий Шохин, как и обещал накануне, зачитал протокол допроса Анатолия Позднякова. Прокурор намерен был разрешить «существенные разногласия» между показаниями свидетеля на предварительном следствии и в суде, но лишь ухудшил свое положение.
       После оглашения протокола Михаил Ходорковский заявил: «Этот допрос кажется не совсем обычным. В ходе допроса следователь сделал несколько заявлений, которые свидетелю было предложено объяснять. В результате мы получили ситуацию с показаниями, основанными на добросовестном заблуждении свидетеля и следователя. <…> Я считаю, что следователь сам заблуждался и вводил в заблуждение свидетеля, сделав несколько ошибочных заявлений о безвозмездности и безвозвратности инвестиций при покупке 20 процентов акций «Апатита». На сегодняшний день, после оглашения материалов дела, нам доподлинно известно, что инвестиции не должны были быть безвозмездными и в плане приватизации четко были обозначены обязательства «Апатита» эмитировать и передать инвесторам 50 процентов акций». Дмитрий Шохин парировал, назвав речь подсудимого «нажимом на свидетеля».
       Генрих Падва заявил, что у него были мысли просить исключить протокол допроса Позднякова из числа доказательств, поскольку в ходе допроса допрашивающий и допрашиваемый часто менялись местами: «Свидетель задает следователю вопросы, и тот охотно и подробно на них отвечает. Так что иногда даже непонятно, кто же кого допрашивает».
       Прокурор Дмитрий Шохин заинтересовался этим обстоятельством, и между ним и Поздняковым произошел такой диалог:
       — Уточните, пожалуйста, ваши показания: «Как я понимаю, они налоги не платили, а отправляли продукцию в офшорные зоны?».
       — Мне было известно, что в тот период была, да и сейчас не исчезла, поставка продукции через офшорные зоны. Но она была предусмотрена постановлением правительства… Я бы убрал обвинительные интонации со своей стороны в адрес инвесторов, поскольку это было предусмотрено законом, — ответил свидетель. А прокурор с неудовольствием вздохнул — опять промашка.
       
       
Далее к допросу Позднякова приступил сам Михаил Ходорковский. Прошелся с карандашом по инвестиционной программе и спросил, в чьих интересах должны были быть потрачены средства, упомянутые в ее пунктах. Анатолий Поздняков неизменно отвечал: «В интересах ОАО «Апатит». Что и требовалось доказать. Тогда в чем смысл претензий?
       Потом прокурор Дмитрий Шохин ходатайствовал о приобщении к материалам дела протокола допроса Позднякова. Защита и гражданский истец восстали против этого: это означало бы нарушение требований УПК, который не допускает восполнения пробелов предварительного следствия в процессе судебного разбирательства. Это был бы опасный прецедент.
       В итоге суд все-таки отказал гособвинителю, но по той причине, что копия заверена ненадлежащим образом: на двух листах отсутствует подпись должностного лица. Это был первый отказ суда выполнить просьбу Дмитрия Шохина. Почти бунт.
       Около пяти часов вечера свидетеля Позднякова отпустили. И гособвинитель предложил допросить еще одного. Участники процесса зашелестели бумагами — к появлению Григория Ржешевского, замначальника Управления учета обязательств и контроля за их исполнением Российского фонда федерального имущества, они не были готовы. Прокурор по-прежнему не посчитал нужным проинформировать суд и процессуальных противников о том, кого собирается вызвать.
       Свидетель рассказал, в частности, что из Мурманска «стала поступать информация, что условия по договору продажи 20-процентного пакета «Апатита» инвесторами не выполняются. Была сформирована комиссия, которой было установлено, что обязательства действительно не выполняются». Поэтому были приняты меры для расторжения договора, чтобы вернуть акции в госсобственность. В итоге Арбитражный суд Москвы расторг договор, однако «исполнительное производство было прекращено на том основании, что акций у ответчика на тот момент уже не было».
       Ржешевский пояснил также, что у РФФИ не было особенных сомнений в том, что за «Волной» стоит «Менатеп». По его словам, 80 процентов приватизационных конкурсов в середине 1990-х проходили так, что гарант инвестиционной программы был настоящим покупателем акций.
       Михаил Ходорковский подтвердил свое прежнее решение давать показания по делу только после того, как будут допрошены все свидетели. Но «сейчас обвинение выясняет очевидные обстоятельства», а именно: имеет ли отношение «Менатеп» к приватизации «Апатита». Поэтому он готов дать частичные показания.
       Ходорковский, в 1994 году председатель правления банка и совета директоров, сообщил, что «Менатеп» действительно принимал участие в приватизации «Апатита». Выглядело это так: банк наряду с другими услугами разрабатывал стратегии участия в инвестиционных конкурсах и аукционах. Одним из способов было выставление сразу нескольких заявок — это «законный прием, применяемый и сейчас». «Менатеп» также предоставлял своим клиентам гарантии, и, поскольку кредитных организаций такого масштаба в стране существовало не более десятка, иногда оказывалось, что «Менатеп» гарантировал инвестиции сразу нескольких участников конкурса. По словам Ходорковского, все действия банка были публичными и соответствовали законодательству.
       
       
Прокурор Дмитрий Шохин попытался выяснить у Ходорковского подробности участия инвестиционного банка в судьбе «Апатита», но тот неизменно отвечал, что «вопрос выходит за рамки данных сейчас пояснений», а на все вопросы он, как и обещал, ответит позднее. Гособвинитель Дмитрий Шохин не сдавался: не получая ответов, он генерировал новые и новые вопросы. Потом все же не выдержал:
       — Так вы отказываетесь давать показания?
       Ходорковский невозмутимо заметил, что желает помочь следствию разобраться в очевидных вопросах, чтобы «обвинение не ломилось в открытую дверь», но становиться свидетелем обвинения не желает. Шохин, гремя стулом, вскочил:
       — Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что только что подсудимый Ходорковский в завуалированной форме отказался отвечать на мои вопросы!
       Суд не нашел что сказать. И приступил к допросу третьего свидетеля по делу — Евгения Комарова, занимавшего пост губернатора Мурманской области в 1991—1996 годах.
       Свидетель с ходу заявил, что «приватизация «Апатита» проходила в соответствии с законодательством, нарушений никаких не было». Заявки об участии в конкурсе на приобретение пакета акций «Апатита» выставили несколько организаций. По словам Комарова, после отказа остальных участников конкурса от заключения инвестиционного договора АОЗТ «Волна» стало победителем. Но ничего дурного в этом нет: «Волна» (по мнению прокурора, «дочка» «Менатепа». — И.К.) принесла «наиболее оптимальный, красивый, емкий пакет предложений».
       Вскоре свидетель освоился, и в его голосе появились начальственные нотки. Он говорил о начале 1990-х и о преимуществах мурманских апатитов перед заграничными: «Марокканский концентрат! Там соли тяжелых металлов, там уран!». (Судьям было интересно.) Далее свидетель рассказал о том, что происходило после победы «Волны».
       Инвесторы выяснили, что у «Апатита» большая задолженность перед железной дорогой и энергетиками. Рабочие гадали, будут ли они уволены. Мог возникнуть социальный взрыв. Тогда в Апатиты приехал Ходорковский. «Руководители области и города, Ходорковский и сотрудники «Апатита» — мы все пытались найти выход из сложившейся ситуации по ликвидации задолженности», — сообщил Евгений Комаров. Ходорковский «вел себя спокойно, деловито, даже когда на него кричали рабочие». При этом «хозяйских настроений у него не было». Ходорковский, по словам свидетеля, никогда не говорил, что «Менатеп» владеет акциями комбината, речь шла только о финансовой помощи.
       В итоге «Менатеп» погасил долги предприятия — около 38 млрд рублей. Кроме того, Ходорковский пообещал, что массового увольнения людей не будет. (После всех этих заявлений стало вообще непонятно, за что судят Ходорковского.) После того как «социальный взрыв был предотвращен», Фонд имущества Мурманской области подал на инвестора в арбитражный суд. (Ни одно доброе дело не остается безнаказанным.) «Инвестиционная программа не выполнялась в том объеме, в каком она была записана. Не выполнялись пункты договора, касающиеся социальной сферы», — сказал Комаров. (Свидетель так и не определился с вопросом, что хорошо, а что плохо, и мучительно пытался сделать это в зале суда.)
       
       
После перерыва Ходорковский с бумагами в руках попытался выяснить, какие именно пункты программы не были выполнены. Оказалось все-таки, что инвесторы полностью выполнили требования инвестиционного проекта. А условия, о которых говорил бывший губернатор (строительство Дома малютки в Мурманске и аэропорта в Кировске, троллейбусной линии Кировск — Апатиты, строительство жилья для переселения на юг работников комбината, мини-пивоварня), в тексте программы, подписанной губернатором Комаровым, почему-то отсутствуют. Адвокаты усомнились: было ли необходимо в таком случае выполнять эти условия? Прокурор заявил, что это «навязывание свидетелю своего мнения». Хотя ответ и так очевиден.
       Вечером Генрих Падва заявил журналистам, что защита удовлетворена допросами первых трех свидетелей: «В ходе допросов мы не увидели фактов, изобличающих обвиняемых». От себя добавлю: даже скорее — наоборот.
       
       Игорь КОВАЛЕВСКИЙ
       
26.08.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 62
26 августа 2004 г.

Болевая точка
Политика закрытых глаз
Ростовская область. Поиски начались ещё ночью
Тульская область. Обломки лайнера разлетелись в радиусе четырех километров
Домодедово. Взрывчатка могла оказаться на борту самолета в качестве обыкновенной посылки
Адлер. Был ли сигнал о захвате?
Комментарии об авиакатастрофах
Каширское шоссе. Почему пострадала наименее людная остановка?
Цензура и замалчивание — лучший способ подтвердить худшие опасения
Воронеж. В вихре антитеррора
Расследования
Тыльная сторона мундира. О коррупции в руководстве свердловской милиции известно с 1997 года. Что изменилось?
В центре Москвы действует малайзийская экономическая разведка?
В деле об убийстве Старовойтовой — новый подозреваемый
Суд да дело
Конвой устал. Ходорковскому и Лебедеву ограничили общение с адвокатами
Ветеринар Дука — жертва фармацевтических лоббистов?
Московский наблюдатель
Легкое дыхание Чечни. Улицу Кадырова строят у «Бунинской аллеи»
Экономика
Кто положит конец серым схемам? Чиновники спорят по поводу спекуляций акциями «Газпрома»
Мир и мы
Шпионские страсти: детективы для олигархов
Тупики СНГ
Кучма не ушел в отставку потому, что «Украина — не Россия»
Регионы
День флага отмечен погромом в кавказском ресторане
В Перми пыхтят пиролизные печи
С губернатора Ярославской области взяли подписку о невыезде
Спорт
Для российской команды эта Олимпиада — худшая в истории?
Время надувать щеки…
Мы такие или нас так?
Сюжеты
Сила токаря. Пролетарий Маринин господствует в цехе
Культ доллара на Рублевке
Курсанты красили губу…
Технологии
О вреде Sлучайных Mобильных Sвязей
Библиотека
Литература рваных носков
Свидание
Андрей Вознесенский — межгалактическая видеома
Кинобудка
Роддом кино. Все удачные сюжеты последних лет вышли из «Дня полнолуния»
«Ночной дозор». Критический взгляд представителей целевой аудитории
Музыкальная жизнь
Ирина Паперная: Хам не может быть талантлив
Четвертая власть
Международный конкурс журналистов «Вопреки»-2004

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100