NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ЧЕЛОВЕК ИЗ БЕСПОЩАДНОГО ВРЕМЕНИ
Племянник Сергея Дягилева вынужден был скрывать свое происхождение
       
Василий Валентинович Дягилев       
В том же самом августе 1929 года на Соловках был расстрелян родной брат С.П. Дягилева Валентин. В Петербурге у Валентина остались два сына — Василий и Сергей.
       Сегодня Василий Валентинович Дягилев — наш гость.
       Он родился в Петербурге в 1913 году. Врач-невропатолог. Кандидат медицинских наук. Живет в Костроме. Руководитель научного общества невропатологов и психиатров. Предводитель губернского дворянства. Почетный гражданин города Костромы. Женат. Воспитывает двух внуков и двух внучек.
       В декабре 2003 года отметил 90-летний юбилей. Год назад оставил врачебную практику. Продолжает консультировать молодых коллег.
       
       — Александр Бенуа писал, что музыкальность Петербурга как бы разлита в самой влажной атмосфере города. Равнодушных к музыке в этом городе нет.
       — Да, это так. Увлечение оперной, симфонической музыкой у нас родовое. Все дети получили первые музыкальные знания у Иосифа Иосифовича Пиорковского, альтиста придворного оркестра. Дома мы часто устраивали квартеты. Братья Сергей и Алексей были особенно одарены музыкально. Алешу приняли в консерваторию в 1918 году. Но занятия прекратились из-за Гражданской войны.
       Больше других в музыке преуспел Сергей. Всю жизнь он занимался ею профессионально. Дружил с Дмитрием Шостаковичем. Тот очень уважительно и тепло отзывался о нем как о музыканте.
       Любовь к музыке нам привили родители. Это их заслуга.
       — В каком чине был ваш отец?
       — Полковник Дягилев служил под командованием генерала Брусилова. А незадолго до революции ему присвоили звание генерал-майора. Приказ подписал военный министр первого состава Временного правительства А.И. Гучков.
       Но отец себя генералом не считал. Говорил: «Какой я генерал, я полковник, а в генералы меня произвел мой шофер». Тот в утренней газете прочитал о присвоении звания начальнику и поздравил.
       — Как ваша семья отнеслась к Октябрьской революции?
       — Отца в числе других офицеров Генерального штаба пригласили на службу в Красную армию. Он согласился, потому что чувствовал — старая Россия обречена. Старшие сыновья пытались уговорить его уехать за границу. Но отец даже обсуждать эту возможность не стал. И мама не смогла на него повлиять. Помню разговор между родителями на повышенных тонах. Но о чем именно, я старался не слушать.
       Потом было первое наступление генерала Юденича. Отец находился в штабе по обороне Петрограда. А его сын Алексей — в армии, наступавшей на город.
       — Ваш брат служил у Юденича?
       — Да. Большевики расстреляли Алешу вместе с двумя офицерами при их переходе через линию фронта южнее Павловска. Возможно, они шли в разведку. Наша семья узнала об этом из газет.
       — Сколько ему было лет?
       — Восемнадцать. Павел тоже, хотя и обещал матери, что никогда не последует за Алексеем, ушел к Юденичу и участвовал во втором наступлении, более успешном. Войска белых дошли до Гатчины, потом до Пулковских высот. Их разъезды подъезжали почти к Нарвским воротам. Но Троцкий взял руководство обороной Петрограда в свои руки и действовал крайне жестко. Всех колеблющихся расстреливали на месте. А Юденичу не хватило сил для решающего рывка, и он отступил.
       — Что стало с Павлом?
       — Павел пропал без вести.
       — Когда вы поняли, что ваше детство закончилось?
       — До моего четырнадцатилетия мы жили вполне сносно. Был НЭП. Отец возглавлял кафедру в Инженерной академии. Я учился в немецкой школе. Занимался музыкой, иностранными языками.
       Детство закончилось, когда в 1927 году арестовали родителей. Отца обвинили в участии в офицерском заговоре, сослали на Соловки, а через два года расстреляли. Маме дали пять лет лишения свободы. Комиссовали через два с половиной года. После освобождения мама осталась жить в Тутаеве. Ее не стало в 1941 году.
       — А в чем обвинили вас?
       — Зарабатывая себе на жизнь, я служил в церкви поселка Таицы регентом хора. Меня обвинили в создании антисоветской организации. Бред, конечно. Но это была мясорубка. Судебные разбирательства напоминали фарс. Моего младшего брата, никогда не державшего в руках оружия, обвинили в покушении на Сталина и приговорили к расстрелу. Потом ему заменили этот приговор десятью годами лагерных работ и сослали в Норильск. Но Сережа был талантливый музыкант, и судьба его сложилась сравнительно хорошо. На тяжелых работах он находился недолго, сумел организовать ансамбль... После реабилитации вернулся в Петербург и служил в оркестре при кинотеатре «Октябрь». Умер сравнительно молодым от саркомы.
       — Социальное происхождение сильно осложняло жизнь?
       — Поначалу. Позже со мной произошел случай… Когда я оформлял документ, удостоверяющий личность, пожилой писарь посмотрел на меня долгим взглядом и вывел в графе «происхождение» — рабочий. Думаю, этот человек спас меня от многих неприятностей. Я поступил в Ивановский медицинский институт. В 1941-м меня отправили на фронт в десантные войска, в 106-ю дивизию. Воевал на территории Венгрии и Австрии. Участвовал в прорыве немецкой обороны юго-западнее Будапешта и разгроме 11 танковых дивизий противника. За участие в этих боях даже получил благодарность Сталина. После войны был направлен в Кострому военврачом. Много позже, покинув армию, устроился на работу в Никольскую больницу, организовал научное общество невропатологов и психиатров…
       — Вам доводилось видеться с Сергеем Дягилевым?
       — Последний раз мои родители видели Сергея Павловича, когда мне не исполнилось года. Он приезжал на похороны своего отца. Позже в Петербурге был с оказией Александр Бенуа, заходил к нам, передал родителям письмо от него, еще что-то. Они долго беседовали… Вот, пожалуй, и все.
       — То есть после революции братья не общались?
       — Довольно долгое время у нас было небезопасно афишировать родственников за границей. И Сергей Павлович лишился возможности приезжать в Россию. По воспоминаниям знавших его, он очень тосковал по родине.
       
       Елена СТЕПАНЕНКО
       
Благодарим архивный отдел администрации г. Костромы и Елену Бабенко за участие в подготовке материала.
       
16.08.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 59
16 августа 2004 г.

Власть и деньги
Командование фондовым рынком как сверхприбыльный бизнес
Курс силовых акций
ФСБрокеры. Эволюция «погонной» бизнес-активности
Власть и люди
Соборное уложение 2004 года. Государственная идеология — россизм
Цена закона
Деньги свистнули и поехали. Между кем распределили компенсации льготников
«Льготная реформа» приговаривает ветеранов чеченских войн к ликвидации
Мир и мы
Кто хочет войны между Россией и Грузией? Интервью с президентом Грузии Михаилом Саакашвили
Расследования
Проводник Басаева. Теперь точно известно, кто и как готовил нападение на Ингушетию 22 июня 2004 года
Добрая украинская традиция — прятать диктофоны под диван
Силовики Ростовской области провели спецоперацию на сердце
Серые тени в темном деле. Подозреваемый в похищении ребенка был уверен, что участвует в спецоперации
Суд да дело
«Три кита» нашего правосудия. Приговор следователю Павлу Зайцеву проштамповали на высшем уровне
Прокуратура настаивает на расовой версии убийства
Точка зрения
У Шаманова стыд и совесть есть — так решил суд. А известный ученый Гринберг в этом не уверен
Новости компаний
Зачем мелкому предпринимателю крыть Путина?
Хождение в сенат. Чем недоволен глава «Альфа-групп»
В Нижнекамске передел собственности идет по доктринам Хаббарда
Подробности
Ветеринаров подготовили к большой стрижке
Наградной отдел
Патриарх Алексий Второй наградил орденом человека, подозреваемого в похищениях и убийствах
Армия
Армия и силовые структуры получат триллион рублей
Четвертая власть
Всеволод Богданов: Почём газета в парандже?
Забота районной газеты — статьи доходов
Регионы
Свинский патриотизм
Наука
Конец света — за первым углом. Планетарный кризис начнется в 2004 году
Вольная тема
Александр Генис. Моя жизнь среди шпионов
Сюжеты
Что русскому здорово, то немцу — просто жизнь. Из России в Германию не на танке и обратно
Свидание
Георгий Гаранян: Модерн и авангард устарели
Отделение связи
Почём майка Чебурашки?
Кинобудка
Нет случайным связям! Две неголливудские премьеры августа
Культурный слой
Смерть в Венеции. 19 августа — 75 лет без Сергея Дягилева
Племянник Сергея Дягилева был вынужден скрывать свое происхождение
Наши даты
Алексей Алексеевич Леонтьев — великий сын великого отца
Галина Андреевна Белая — она говорила с кафедры то, что мы говорили на кухнях

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100