NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

«Я ОТДЕЛИЛСЯ ОТ ГОСУДАРСТВА»
Чем обернется «замена льгот денежными компенсациями» для ветеранов чеченских войн, живущих на Урале
       
(Фото Олега Смирнова)
    
       
Льготное реформирование, объявленное правительством и прошедшее утверждение в Совете Федерации, ветераны чеченских войн на Урале называют крестовым походом против них. Это трудно назвать преувеличением. «Чеченцы» (их тут больше двадцати тысяч) в Екатеринбурге и Свердловской области выживают с трудом: их не хотят брать на работу — в ответ они безбожно пьют, колются, разбойничают и попадают в тюрьмы (в одной из них, в Репине, даже создан союз ветеранов чеченских войн числом больше двухсот членов); им нет места в бесплатных институтах и больницах — а платить, как правило, нечем; их гонят, как прокаженных, из общежитий — и они сбиваются в «свои» стаи, «чеченские» сообщества и организации, которых, в свою очередь, побаиваются власти.
       На этом фоне изгойства большинство «чеченцев» воспринимают льготы как признак хоть какого-то «общественного уважения» по отношению к себе — пусть убогого, часто дутого и показного, но все же законодательно закрепленного уважения. Замена же льгот позорной невнятной копейкой так называемого «социального пакета» равнозначна для многих финальному удару под дых от государства, которому отданы жизни товарищей и собственное здоровье. И без того бедные — они знают, что еще обнищают. Израненные и инвалиды умрут, приговоренные жить на дешевом аспирине с корвалолом вместо полноценных лекарств. Большинство потеряет и без того с боем выцарапанную работу. Тех, кто все-таки учился, «монетизация» заставит бросить.
       Мы начинаем серию репортажей с Урала — о том, какой удар нанесет льготная реформа по молодым ветеранам современных российских войн. Естественно, ветераны эти — люди разные: нищие неудачники и попытавшиеся подняться. Начнем с последних — что потеряют они, заставившие себя быть самодостаточными?
       
       100 тысяч в год минус половина
       У Руслана Миронова, молодого инвалида второй группы, очень дружелюбная, открытая и поэтому не «чеченская» улыбка на широкоскулом лице. Приятно — не натыкаешься на уже привычную для «чеченца» угрюмость и злобу в глазах. Даже неудобно спросить, куда Руслан был ранен. Он ведет себя, как все, у кого грудь не в крестах. Обычный парень. Только пол-лица покорежено. И руки… Наверное, их собирали по клочкам.
       Мы сидим в маленькой комнатушке на улице Студенческой, 16 в Екатеринбурге — тут помещения «Арсенала— 32», так называется одна из самых больших свердловских общественных организаций инвалидов военных конфликтов. Руслан — советник Евгения Мишунина, председателя «Арсенала», по юридическим вопросам. Вокруг много людей — никто и не скрывает, что объединились для выживания в условиях, когда «чеченцев» общество отторгает, и если сам человек не прикладывает геройских усилий, то его льготы сведутся к бесплатным билетам в екатеринбургский зоопарк.
       «Еще баня была в полцены, — вспоминают по ходу разговора, — но подорожала, и нас не пускают. И общественный туалет. Но только муниципальный… В городе же муниципальных туалетов не найти — одни частные». Трогательная, нечего сказать, «забота» общества о душевном мире ветерана, участвовавшего в гражданской войне на территории собственного государства.
       В этом году «Арсенал» поставил перед собой боевую задачу — в их условиях задача действительно боевая, так как выполнить ее очень сложно, требует больших финансовых ресурсов: побывать во всех более чем шестистах семьях погибших в Чечне уральцев и подарить каждой — большинство из них люди нищие — чайный сервиз и диск с записью песен о проклятой войне.
       — Руслан, тем не менее лично вы производите впечатление вполне состоявшегося человека. Какими льготами пользовались вы? И чего лишаетесь теперь?
       — Лично я — всего, — отвечает Руслан без надрыва, но весьма веско. — Я — инвалид, но на пенсии не сидел и ни на кого не переваливал свои проблемы. Имею маленький бизнес, скажем, с доходом в 100 тысяч рублей в год. Больше я не смогу. Конечно, чтобы бизнес выжил, я пользовался льготой по налогообложению на доход физического лица — не платил налог. Теперь должен буду отдавать 48,5 процента от 100 тысяч. То есть минус 48 тысяч с лишним рублей. Теряю половину, и остается слишком мало, чтобы не называть себя бедным.
       Кроме того, у Руслана был экономический стимул помогать «своим» — принимать на работу инвалидов. Не «свои» работодатели шарахаются от «чеченцев», как от чумы, несущей смуту: проблем от них куда больше возможного дохода.
       — При зарплате инвалида, например, в 8300 рублей, — рассказывает Руслан, — ничего не удерживалось. Этому положению теперь тоже конец — надо будет отдавать четыре тысячи. Получается: любой инвалид, который стремится работать, должен дважды вернуть государству из личного дохода пресловутый «социальный пакет» в две тысячи, который нам сейчас демонстрируют как большое благо. Это нечестно. Это все что угодно, но не политика протекционизма по отношению к инвалидам, которые не хотят быть обузой обществу. Их надо бы всячески поддерживать — именно это выгодно государству, давать возможность развивать индивидуальную инициативу, и чтобы по домам не лежали, и в подвортнях не валялись… А нас сейчас фактически срубают в социально незащищенные. В низы. Зачем?
       Конечно, мы говорим о политике и идеологии. Суть «льготного реформирования», каким его проталкивают сейчас, выглядит уж очень по-советски, как многое из того, чем «радует» общество Путин: тогда тоже тебя кормили в разумных пределах, а ты должен был бить поклоны благодарности за это. Сейчас снова чиновнику дается в руки та же булава («соцпакет»), которой он будет ограничивать права и свободы подневольных людей. Система разовых подачек чиновника вместо натуральных льгот. Чистый Советский Союз.
       — Еще я имел право в осенне-зимний период за полцены летать и ездить на поезде, — продолжает Руслан. — Это очень серьезное подспорье, когда родители в Анапе, а теща в Новосибирске. Я активно пользовался этой льготой, и никакая объявленная денежная компенсация ее, конечно, не покроет, учитывая к тому же реальное падение моих доходов до минимума. А что взамен? Пятидесятипроцентный проезд в тот санаторий, каким тебя наградят от имени Родины раз в пять лет… Полная зависимость от дающего. Опять же — бесплатное протезирование зубов, оно убрано из льгот полностью. И это не мелочь для нас, хотя кому-то покажется ерундой. Очень актуальная льгота для «чеченцев» — мы почти все оттуда без зубов повозвращались, очередь в госпитале огромная. А теперь? «Пакет» инвалида — две тысячи. Участника боевых действий — полторы тысячи. Семьям погибших — 650 рублей. Ну какое протезирование.
       И опять — мы обсуждаем странности нашего времени: стабилизацию-2004. Раньше все знали: да, очень трудно — Россия бедна, промышленность в ступоре, но льготы-то держались. Теперь власть уверяет: страна богатеет, цены на нефть высоки, рост ВВП, золотовалютный резерв поднимается, как дрожжевой пирог…
       — Значит, социальная поддержка должна только вырасти? Логично? — размышляет Руслан. — Хочу обратить внимание на ту деталь, которая никем не замечена сейчас. Под шумок «все будет хорошо» правительство покрошило 11-ю статью закона «О ветеранах». А это ведь принципиальная статья — она не позволяла ухудшать положение людей и требовала: если убираешь льготу, будь добр, восполни. Теперь эти барьеры сняты — можно дожимать. Нет закона, который остановит чиновника. Если через полгода, к примеру, будет решено, что коммунальные платежи льготники также должны платить полностью, никаких сдерживающих это законов уже не будет в помине. Между прочим, и сейчас, когда «льготное реформирование» еще не вступило в силу, власти уже зашебуршились. Я-то квартиру успел получить по льготной очереди. Но что сделали с Сережей Домрачевым…
       
       «Я сделал вид, что все забыл...»
       У екатеринбуржца Сергея Домрачева, 1976 года рождения, пробито легкое, два осколка в голове и часть раздробленного черепа заменена на титановые пластины. Все это случилось с ним в Грозном, в 1996 году, в двадцать его лет, когда Сергей был рядовым по призыву и служил во внутренних войсках МВД, в той самой страшной для солдат 101-й бригаде, где они выживали в первую войну лишь чудом.
       Сегодня Сергей — типичный представитель нашего среднего класса. Он уверенно ведет по екатеринбургским улицам свою серебристую «десятку», на нем ладно сидит хороший костюм, галстук подобран идеально, он самодостаточен, любо-дорого смотреть и слушать… И ничто ни о чем не напоминает. Женат, как хотел, на самостоятельной грамотной красавице. Работа очень нравится. Одно образование за спиной, другое получает.
       — Из всех, кто принимал участие в боевых действиях и кого я знаю, сориентировались после войны процентов десять. Остальные пьют или ничего не делают — с родителями живут, на их шее. От нас ведь все шарахаются, поэтому работают обычно охранниками у «афганцев» в ЧОПах (ЧОП — частное охранное предприятие. — А.П.), «афганцы» наших берут, но тоже неохотно.
       — И еще многие, помыкавшись, злые, как собаки, уезжают опять в Чечню по контракту. А вас не тянет?
       — Мне туда не надо, — смеется.
       — А почему другим «надо»?
       — Да все понятно, почему: делаешь, что хочешь, стреляешь, куда хочешь. Законов нет, вот и нравится.
       — Как вы смогли не скатиться?
       — Отделился от государства, — опять смеется. Легкий человек с титановым сплавом внутри: — Все, что у меня есть, я сделал без помощи государства. И это мне нравится. Свой орден Мужества никогда не ношу, стесняюсь. Адаптировался только потому, что сделал вид, что все забыл. Другого пути я не видел. Рядом люди уходили на дно. А я хотел жить.
       — Получалось?
       — В целом да. Когда вышел из госпиталя, надо было или учиться, или умирать. Я выяснил, что единственное место, куда участнику боевых действий можно поступить для бесплатного обучения, был радиоколледж в Екатеринбурге. И я его закончил – подрабатывал у «афганцев» сторожем, ходил, как инопланетянин, уставал, но доучился. И решил учиться дальше — но, оказывается, бесплатно нельзя, если техникум за спиной. Тогда я все скрыл про радиоколледж, хотя у меня был красный диплом, и поступил на общих основаниях на первый курс института, на бесплатное отделение. Устроился на очень хорошую работу, сейчас на третьем курсе, заочник. «Экономика и управление». Конечно, бывает, плохо себя чувствую — это естественно. Но я никому об этом не говорю. И вообще ничего никому о прошлом не говорю — лишние вопросы отпадают. В госпиталь по своему ранению должен ложиться раз в год, но в отпуск на работе не пускают, а объяснять я ничего не хочу. Курить бросил, не выпиваю. Физическая нагрузка невозможна. От государства я воспользовался, во-первых, льготой на поступление в радиоколледж, во-вторых, купил машину на страховку за ранение и, в-третьих, встал в льготную «чеченскую» очередь на жилье. Сам жилье купить я не смогу — несколько работ не вытяну физически. Ранение не позволит.
       Сергей жил спокойно — ждал, очередь должна была подойти как раз в этом году. И вот, не дожидаясь даже отмены льгот, Сережу вызвали в администрацию Октябрьского района Екатеринбурга в начале августа. Ему было велено переписать заявление «сегодняшним днем». Предлог: вроде бы формируют очередь одним списком — для всех льготников, которые вот-вот льготниками быть перестанут, и поэтому надо переписать… Переписал, и ему тут же сообщили, что теперь его номер — 677-й. Вместо первого.
       — Я такой подлянки не ожидал. Конечно, обидно, — говорит Сергей и начинает чуть-чуть картавить. Это титановые пластинки, когда нервничает, чуть сдвигаются, и Сережин мозг выдает ему легкую «французистость» говора. Он показывает свою крошечную квартирку, которую они с женой снимают, — у родителей негде.
       Так с кем оно, наше государство? За кого оно? Почему загоняет в тупик даже тех, которые умеют и хотят из него выбираться? И значит, кого, в конце концов, наша власть хочет видеть преданными себе гражданами?.. Так называемая «льготная реформа» — это сознательный выбор государством пути дальнейшего намеренного обнищания тех, кого оно обязано было поставить на ноги после войны. Хорошо, не поставило — они выбрались сами. И что же теперь? Опять и опять государство не желает допустить их успеха, спихивая в пропасть общей нищеты на фоне лозунгов о новом курсе на борьбу с бедностью… «Чеченцы» говорят: это последняя капля неверия и недоверия политикам (правительству, президенту, парламенту-штамповщику). И это стерпеть им будет невозможно — и дело совсем не в митинге на площади.
       
       P.S. В следующем номере — о тех «чеченцах», которые после войны оказались на дне. Спасет ли их «соцпакет»?
       
       Анна ПОЛИТКОВСКАЯ, спец. корр. «Новой», Екатеринбург
       
12.08.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 58
12 августа 2004 г.

Болевая точка
Группа СС-12 и президентская охрана Рамзана Кадырова прикрывают похитителей людей
Наши даты
12 августа — четвертая годовщина гибели АПЛ «Курск»
Суд да дело
Адвокат Алексея Пичугина: к нему применяли «разведдопрос»
Посол Доброй Воли в Твердой Памяти. Конспект речи общественного адвоката Киркорова
Анонс
Следователю Павлу Зайцеву приговор не изменили
Власть и люди
Налево от права. Правозащитники провели рейд в метро по проверке документов у сотрудников милиции
Цена закона
Губернатор Машковцев: Хочу, чтобы народ не молчал
Убить старушку — это преступление, а министр Зурабов — это наказание
Чем обернется «замена льгот компенсациями» для ветеранов чеченских войн, живущих на Урале
Расследования
Иномарки привезли из Латинской Америки в Россию под видом «инвестиций»
Экономика
Россия открыла новый экономический феномен: условно-частная собственность
«Дело «ЮКОСа» уже принесло «информированным» лицам государства порядка миллиарда долларов
Четвертая власть
Ольгу Китову спасла журналистская солидарность
Московский наблюдатель
«Россия» на сносях
Навешали зеленых фонарей…
Инострания
Командира «эскадрона смерти» не пустили в Афины
Саакашвили в роли «черной метки»
Мир и мы
Жириновский и Рогозин как перелетные «утки»
Загранотряд. Надо год потерять, чтобы за час долететь
В Эстонии требуют 80% русских
Регионы
В вятской глубинке арестовали коммунальную баню
Телеревизор
Древнерусские новости. На этот раз мы опечатали все кнопки, кроме первой
EuroNews как форточка в Европу
Государственные каналы поделили Олимпиаду на двоих
Спорт
Валентина Матвиенко демонстрирует спортивность
Железный блин комом
Вольная тема
Каждый турист приезжает в Грецию, а возвращается из Эллады
Сюжеты
Как воздействовать на девушку при помощи левой ладони
Свидание
Юрий Башмет: Многое, окружающее нас, не должно просочиться в музыку
Библиотека
Прозаик Сенчин видит в сером цвете
Кинобудка
Жизнь на Марсе — как в супермаркете
Музыкальная жизнь
Рок-фестиваль «Нашествие» оправдал свое название
Бомбовый удар по центру удовольствия
Культурный слой
Олимпийский Мишка вырос в хорошей компании
Иэн Мвайсунга: Я знаю, о чем танцую
Специальный репортаж
Можно ли, подняв юмор выше пояса, попасть в объятия своего народа?

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100