NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

НАШЛА КОСА НА ОСТРОВ
Тузла год спустя: рабочим не платят зарплату, у пограничников — выходной
       
(Фото — EPA)
       
       
«Как до Тузлы проехать?» — спросила я у бредущих по дороге с Таманского рынка теток. Тетки переглянулись, махнули рукой в неопределенную даль: «Да вроде там». И таксист, чертыхнувшись насчет их топографической невинности, рванул по разбитой дороге в сторону российско-украинского конфликта годичной давности.
       В десяти километрах от места состоявшегося диалога в прошлом сентябре едва не дошло до боевых действий, а тетки так и не узнали, с какой стороны оборону держать. Наши люди.
       
       ДОСЬЕ «НОВОЙ»
       Остров Тузла образовался в ноябре 1925 года, когда после шторма в косе появилась промоина. В 1954 году Тузла со всем Крымским полуостровом вошла в состав Украины. В 1991 году ставшая независимой Украина определила свою границу по линии промоины между Краснодарским краем и островом Тузла. После этого судоходная часть Керченского пролива оказалась на украинской стороне. Украина, таким образом, стала обладать правом брать с российских судов плату за проход по фарватеру — около 15 млн долларов в год. Необходимость срочного строительства дамбы российская сторона объясняла экологической катастрофой — море и течения ежегодно отхватывали у Краснодарского края по 600 тысяч кубометров плодороднейших черноземов. На самом деле отсутствие российского контроля над проливом предполагало, что иностранные военные корабли могут подойти в упор к Ростову-на-Дону и в пределах досягаемости их тактического оружия окажутся все стратегические центры юга страны.
       Строительство дамбы с российской территории до острова началось в сентябре 2003 года. В декабре 2003 года Россия добилась от Украины согласия на совместное использование Азовского моря и Керченского пролива.
       
       Сентябрь-2003
       История тогда приключилась занимательная. Геополитический детектив. С чего все началось, даже тогдашний председатель Госдумы по международным делам Дмитрий Рогозин толком не помнил. Его на «Эхе Москвы» спросили: мол, чье это решение — начать дамбу восстанавливать, местное или федеральное? А он в ответ: «Думаю, что на федеральном уровне принимать решение по поводу того, чтобы песок завезти на какую-то косу, маловероятно. Но возможно».
       И понеслось. Наши на дамбу сотни КамАЗов направили. Энтузиазм проявили, не адекватный масштабам экологического бедствия. Местные говорили, гул стоял ночью страшный. Украинцы на своей стороне границу укреплять взялись — погранзаставу отстроили, будто там наркотический трафик колумбийского масштаба открылся. Поставили укрепления, противокамазные «ежи», смонтировали радиолокационные станции и начали учения. В громкоговорители приятный женский голос убеждал строителей «отказаться от нарушения государственной границы Украины». Косу Тузла круглосуточно патрулировали катера и вертолеты. Во Львове на 5-тысячном митинге протеста несли плакат «До расстрела российских рабочих украинскими пограничниками остался один километр».
       Собрали украинско-российские парламентские слушания. Не договорились.
       Украинская правая партия «Собор» начала запись добровольцев, желающих отправиться на границу — родину защищать. Министр иностранных дел Украины пригрозил невозможностью ратифицировать договор о едином экономическом пространстве.
       В одном украинском издании о российской агрессии было написано так: «Передовые тракторные части строительно-монтажного управления продвигаются в сторону Украины со скоростью 140 метров в сутки». Апофеозом любви к нескольким гектарам незалежной родины стали театральные постановки, которые украинская сторона транслировала на всю Тамань. Там главный герой — украинский пограничник — влюбляется в русскую девушку. А между ними — Тузла, и нет никакой возможности расцвесть чувству. Девушка склоняет его нарушить границу. А он ей про то, что любовь к Родине поглавнее будет.
       Президент Украины Кучма этого не выдержал и, бросив все свои официальные дела в Латинской Америке, вернулся домой.
       А тогдашнего генсека НАТО Робертсона довели до того, что он во время визита на Украину обещал переговорить с кем надо в Москве о Тузле.
       Много там еще всего было. Итог, по сложившейся традиции, подвел российский посол на Украине Черномырдин. Правильный итог, но тогда Виктору Степанычу мало кто поверил. А он как в воду глядел: «Кому-то не терпится все это взбудоражить. Больные есть везде. А на самом деле все будет нормально для всех. Не волнуйтесь».
       
       Июль-2004
       …Ехали долго — дорога на Тузлу разбита вдребезги. Десять километров по прямой мимо виноградников одолели за полчаса. Навстречу — ни души. У края моря открылись дали. Дали перерезала смешная коса. Сверху, с холма, она была похожа на скатанный детской рукой жгутик из пластилина. На краю жгутика стояли КамАЗ и вагончик-бытовка. На горизонте виднелось дружественное государство с нерушимой границей.
       Подъехали ближе. Около КамАЗа поперек дамбы лежала на старой шине здоровая дубина. «Шлагбаум», — подумала я и не ошиблась.
       Из вагончика вышел прокопченный солнцем дядька в оранжевом жилете и, почесываясь, спросил: «На косу надо? Давайте документ. Я всех в журнал учета записываю. Забыли документ. Ну я тогда не пущу. А вдруг вы шпионы?». Возразить было решительно нечего. Увидев явную досаду незнакомки, дядька дружелюбно поинтересовался: «А вам чего там надо? Я и так расскажу…».
       Частично ответственный за геополитику России на отведенном участке работ сварщик Василий Аркадьевич — «фамилию не пишите, это же секретный объект» — попросил выключить диктофон. Еще он тщательно проследил, чтобы я ничего не записывала в блокнот. Сняв с себя таким образом ответственность за все сказанное, Василий Аркадьевич с удовольствием рассказал про текущий момент и личное понимание проблемы.
       Текущий момент на Тузле с российской стороны был нелучшим. Зарплату Аркадьичу и товарищам по вахте не платили вот уже полгода. Так, давали на мелкие бытовые расходы, чем подрывали на корню семейное счастье вахтенного сварщика. В связи с резким сокращением финансирования с декабря работы тоже толком не было — одна тягомотина. Василий Аркадьич чертыхнулся в сторону властей и вспомнил прошлое.
       С удовольствием вспомнил: «Тут чего творилось — это видеть надо было. КамАЗы сотнями круглые сутки шли. Мы и ночью работали. Они нам прожекторами светили и в мегафон кричали, что стрелять будут. Некоторые мужики работать отказывались. Но мы близко подошли. С мужиками на той стороне переговаривались. Еще у них картошку на сало меняли — до них 100 метров всего и оставалось…». «Так вот прям и меняли?» — засомневалась я. Аркадьич на секунду задумался и на всякий случай опроверг сказанное минутой раньше: «Да нет. Это я так сказал…».
       Заработали тогда мужики конкретно — по 10 тысяч в месяц. Это для Тамани деньги полного благополучия. Благополучие и аврал кончились к январю. Аркадьич с Тузлы не уехал, потому что услуги смелого сварщика работодателям Краснодарского края пока не нужны. Вот и насыпает он с товарищами (15 человек смена), не торопясь, дамбу — 3800 метров в длину и два с половиной в высоту уже наваяли. Укрепляет границу родины и ее же плодородные земли, которые, по утверждению экологов, здесь размывало без дамбы нещадно. Но про экологический смысл десанта Аркадьич не знает ничего.
       Политический аспект рукотворной насыпи ему более очевиден: «Как это — зачем дамба? А вы что ж, газет не читали? Если ее до хохлов не достроить, нам НАТО угрожать будет. Свои корабли в пролив поставят — и п…дец, блокада».
       — А почему наши с Украиной не договорились по-хорошему, чуть войну из-за дамбы не устроили? — поинтересовалась я у свидетеля событий.
       Аркадьич с интересом посмотрел на меня:
       — А то вы не знаете. Это ж мафия. Единицы правят миром.
       Мы помолчали, глядя на край косы: я — с любопытством, Аркадьич — с тоской.
       — А сколько сейчас до того края?
       — Метров восемьсот.
       — Было ж сто.
       Аркадьич хохотнул:
       — Так хохлы, когда мы строить дамбу начали, пригнали грейдеры и стали свой берег укорачивать. Ну чтоб мы их не догнали. Перестарались. У них из-за этого течение усилилось, и их самих теперь море смывает.
       — Сашка, открывай шлагбаум. Пусть едет, — вдруг крикнул он.
       — А как же граница? — уточнила я на всякий случай, будучи не зарегистрированной в журнале учета.
       — Не волнуйсь, у меня полномочия. Вон там пограничники сидят, видишь, — махнул он рукой в сторону белого домика метрах в 500 от нас. — Мы тут у себя никого не пропустим. Если какой шпион попадется, мы ему руки заломаем, это точно. Но мы ж живые люди, отпустить можем. Поэтому от греха к погранцам ведем. Чтобы порядок был. Да вы к ним сейчас туда не ходите, выходной же.
       На самом краю косы сидели мужики и ловили рыбу. Точка кипения российско-украинского конфликта годичной давности обходилась им в 50 рублей с одного транспортного средства в день.
       
       Наталья ЧЕРНОВА, наш спец. корр., Тузла — Москва
       
08.07.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 48
8 июля 2004 г.

Специальный репортаж
Под Челябинском втайне от народа построили наземное ядерное хранилище
Власть
Социологи заметили: тефлоновый рейтинг президента начал пригорать. Где Путин поцарапался?
Власть и люди
Когда президент вроде бы и хочет, но все равно не может
Марийская милиция буклетов не берет
Обстоятельства
Грипподром. За Кубком президента скакали больные лошади
Точка зрения
Евгений Ясин: У нас нет серьезного спроса на закон
Новая мораль: власти достаточно нефтяной халявы, и ей не нужны созидающие люди
Новости компаний
«ЮКОС» тянут в разные стороны, но к одному результату
Черные мантии бывают не только судейскими
Как украсть кусок Москвы. Захватчики среднего бизнеса берут пример с действий государства?
Инострания
Почему президентом США не станет демократ
Мир и мы
Франция закрывалась по психологическим причинам
Болевая точка
Лиза Умарова: Грозный — город-герой
Тупики СНГ
Нашла коса на остров. Тулза год спустя
Отделение связи
«По Абхазии с Искандером». Из «неполитических заметок» все же не удалось вытравить политику
Цена закона
Отчет о деятельности Госнаркоконтроля за год: животные умирают, люди боятся
Финансы
В сейфе Пенсионного фонда лежат девять миллиардов бесхозных рублей
Центробанк шагает к очередному дефолту?
Расследования
Организация убийства Галины Старовойтовой обошлась в 10 тысяч долларов
Подробности
На похоронах космонавта народу отвели дальнюю орбиту
Реакция
«Конспиративная дача». Без комментариев
Технологии
К месту гибели легендарного парохода «Челюскин» отправляется полярная подводная экспедиция
Спорт
Греческий орех. Как без баснословного бюджета и рекламных звезд добиться чуда
Обзор рынка игроков и клубных кошельков перед вторым кругом чемпионата России
Телеревизор
Намедни на НТВ чистили сетку
«Газпром-Медиа» затеял кадровые перестановки
Свидание
Митьки без портвейна
Кинобудка
Богдан Ступка: Власть меняет лица
Музыкальная жизнь
«Груша». Смысл самого знаменитого фестиваля авторской песни в том, что он есть
Вступить бы нам в мальтийский орден…
Культурный слой
Все свободны, особенно — «звезды»
Киркораоке. Политика как частный случай шоу-бизнеса
Сюжеты
Как в белую ночь добавили огня

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100