NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ВСЕ СВОБОДНЫ, ОСОБЕННО — «ЗВЕЗДЫ»
Рейтинги — это индульгенции, освобождающие от любых запретов
       
       
Опасно сегодня сидеть у телевизора больше двух-трех минут, и не заметите, как превратитесь в пушкинских «старух зловещих, стариков, дряхлеющих над выдумками, вздором».
       По пальцам одной руки пересчитываются теперь ведущие, которым можно, говоря условно, протянуть руку и сказать «веди». По царству фантастических кривых зеркал или просто, может быть, по сумасшедшему дому провела нас в «Основном инстинкте» Светлана Сорокина. Тема — ростовский скандал Филиппа Киркорова.
       
       
О том, что происходило до этой передачи, знают все, интернет буквально захлебывался комментариями к новости: во время пресс-конференции в Ростове Филипп Киркоров обматерил корреспондента издания «Газеты Дона» Ирину Ароян. Зона скандала охватила практически всю страну, после того как фрагмент пленки с этой самой пресс-конференции показали по телевидению.
       Что происходило в эфире программы «Основной инстинкт»? Перевод стрелок по сути — «тяжеловесы» шоу-бизнеса Иосиф Кобзон, Александр Розенбаум, Александр Буйнов и «примкнувшая к ним» писательница Дарья Донцова принялись активно обсуждать и осуждать плохишей-журналистов. Журналисты бесцеремонны, много врут, все неверно интерпретируют, грубо вторгаются в личную жизнь. Достали, вот бедный Филипп и сорвался. Ну и пусть объявляют бойкот — это звезды кормят журналистов, а не наоборот. Вот один только Киркоров — скольким журналистам он дал пищу, а журналиста, который бы накормил Филиппа, звезды, сидящие в зале, что-то не припоминают, — так примерно было сказано. Сам Филипп тем временем на протяжении всей передачи висел, светил (потому что звезда) и часто вступал в разговор на большом экране — специально для такого случая был устроен телемост с Софией. В первом ряду зала сидела маленькая (по возрасту) провинциальная журналистка Ирина Ароян, устроившая ему, по сути, такое вот «кормление».
       Адвокат Андрей Рахмилович был чуть ли не единственным в студии, кто переведенные стрелки попытался вернуть назад: «Мужчина обматерил, оскорбил женщину! Публично! Так о чем же здесь идет речь?». Да о чем угодно — вплоть до выявления национальности журналиста Дмитрия БЫКОВА. Журналист демонстративно ушел, «хлопнув дверью». Он когда-то назвал в одной из своих публикаций «Новую газету» сектантской. Как истинный сектант, не терпящий никаких посторонних суждений, я позвонила ему после передачи:
       — Дима, — сказала я ему, — я считаю кобзоновские уточнения вашей фамилии продолжением киркоровского хамства. Такое ощущение, что рейтинги этих людей служат им справкой на освобождение от культуры.
       — Сейчас власть — я имею в виду всякую власть: и духовную, и физическую, и церковную — полагает, что надо брать количеством. А история с Киркоровым, при всей ее ничтожности, выявила новую закономерность: не работают больше количественные критерии. Гигантские рейтинги ничего не значат, если они у тех, кто петь не умеет и не умеет управлять страной, — ответил Быков.
       — И тогда они срываются на вопросах «против шерстки»?
       — Все удивляются, почему на вопрос о ремейках так сорвался Киркоров, а ведь, по сути, Путин поступил точно так же, когда его спросили о зачистках в Чечне. Он сказал иностранному журналисту в ответ: приезжайте, и мы вам отрежем по самый корень… Они все срываются: и политики, и Кобзон, и Розенбаум, которому слово «оливье» не понравилось… Сегодня эстетическая позиция, само ее наличие воспринимается как позиция гражданская. Люди начинают все очень точно понимать, и это — процесс эпидемический…
       
       
После ухода из студии Дмитрия Быкова и без того неравное обсуждение — много звезд шоу-бизнеса, мало журналистов — дало крен. Шло глобальное оправдание хамства: человеческие ограничения никак не распространяются на звезд — они особенные, на концертах Киркорова инвалиды поднимались! А тут вот какая-то журналистка в раздражающей розовой кофточке… Столько лет он журналистов терпел, чего только они о нем не писали! Все дело в «…представлении обидчика, что он — обиженный, и отсюда обычная норма хамского поведения — то, что в Уголовном кодексе назвали бы превышением меры обороны. Очень часто, когда разбираешь хулиганский случай или беседуешь по-человечески с людьми, которые совершают такие дела, наталкиваешься на убеждение, что они оборонялись, что все против них. Если они видят человека — предположим, им не понравилось, как этот человек одет, — они имеют право подойти и оскорбить его…» — это цитата из цикла лекций Юрия Лотмана «Беседы о русской культуре».
       На передаче Ирина Ароян расплакалась, когда ее обвинили в пиаре. Не то чтобы там сострадания, даже просто великодушия мужского эти слезы не вызвали. Киркоров аплодировал ее слезам.
       Еще один известный адвокат Михаил БАРЩЕВСКИЙ — вмешался в разговор, но иначе — не так, как Рахмилович. Он назвал все происходящее давлением на суд.
       — Телепередача состоялась уже после того, как стало известно, что дело находится в суде, — сказал он мне позже в интервью. — Нельзя обсуждать оскорбление, факт которого не доказан. Суд может доказать, что оскорбительные слова не были произнесены в адрес Ароян. Вот об этом я и говорил. Пресса не должна публично подменять собой суд. И я был крайне изумлен, когда на следующий день выяснил, что пресса истолковала мои слова так, будто я защищаю Киркорова. Я не защищаю ни Киркорова, ни Ароян.
       — Почему вы продолжаете считать этот эфир давлением на суд, если ведущая программы Светлана Сорокина ответила вам, что она консультировалась с юристами по поводу возможности такого эфира?
       — Тут нужно, наверное, было советоваться не с юристами, а с комиссией по этике. Дело в том, что нигде в законе не сказано, что такое давление на суд. С точки зрения этики, моя позиция такова: все, что ты хочешь сказать, пожалуйста — после суда.
       — Но ажиотаж уже был, люди были просто шокированы ситуацией. И хорошо, по-моему, что этот разговор состоялся, нарыв какой-то прорвался…
       — Сейчас реально происходит очень много важных событий. Общество они не затрагивают, не обсуждаются или обсуждаются крайне мало. А то, что кто-то кого-то обхамил или кто-то кого-то погнал, на этом начинают спекулировать все, начиная от «Идущих вместе» и кончая ведущими телеканалами. В конце концов, все, что показывается по телевизору, вольно или невольно является образцом для подражания. Вообще телевидение несет какую функцию, информационную или все-таки культурно-воспитательную в том числе?
       — В свободном обществе человек имеет право знать, что на самом деле произошло. Лично мне эта передача представляется полезной.
       — Светлана Сорокина сделала замечательную, профессионально качественную передачу. Но меня всерьез тревожит тот ажиотаж, который возник на ровном месте. Я про ожидаемость населением любого скандала, про всеядность — про этот вкус к скандалу. И потому я считаю эту по сути очень талантливую программу в данном случае неполезной: она привела к еще большему расколу общественного мнения до суда. Это суд Линча.
       — Суд Линча — это когда все на одного. Здесь же, обратите внимание, все наоборот: человек, на которого подают в суд, выглядел куда более защищенным, чем потерпевшая.
       — Все на одного — это неправильное представление суда Линча. Суд Линча — это суд общественного мнения. Вот нашли человека рядом с трупом, в руках у него нож. Значит, его надо немедленно на виселицу. А потом выясняется, что это, оказывается, был врач. Увидел человека с вонзенным в него ножом, вытащил у него нож из раны, а убийца уже давно ушел. Ровно так же общественное мнение может оправдать виновного лишь потому, что он «хороший парень», известный человек и так далее. Судебные процедуры для того и придумывали в течение тысячелетий, чтобы минимализировать возможность судебной ошибки, чтобы разбираться не эмоционально. А суд Линча — это эмоциональный суд. Сиюминутный и эмоциональный…
       
       
Вообще-то в программе «Основной инстинкт» про «нож в руках убийцы» почти не говорили. Там каждому дано было слово, и каждый словом своим высек себя, как мог…
       Многие говорят сегодня, да что, мол, в конце концов, Киркоров? А фильм «Улицы разбитых фонарей»? А известные выражения известных политиков? А вообще телеэфир в последнее время — да разве он нас всех не материт?
       Это все конкретным людям было адресовано, нам с вами. И конкретные люди не возмущались. А молодая журналистка Ирина Ароян возмутилась. И очень многие, увидев это, возмутились вместе с ней и за нее. Получилась общая такая защита чести и достоинства от всех раскрученных хамов.
       
       Ведущая рубрики Галина МУРСАЛИЕВА, обозреватель «Новой»
       
08.07.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 48
8 июля 2004 г.

Специальный репортаж
Под Челябинском втайне от народа построили наземное ядерное хранилище
Власть
Социологи заметили: тефлоновый рейтинг президента начал пригорать. Где Путин поцарапался?
Власть и люди
Когда президент вроде бы и хочет, но все равно не может
Марийская милиция буклетов не берет
Обстоятельства
Грипподром. За Кубком президента скакали больные лошади
Точка зрения
Евгений Ясин: У нас нет серьезного спроса на закон
Новая мораль: власти достаточно нефтяной халявы, и ей не нужны созидающие люди
Новости компаний
«ЮКОС» тянут в разные стороны, но к одному результату
Черные мантии бывают не только судейскими
Как украсть кусок Москвы. Захватчики среднего бизнеса берут пример с действий государства?
Инострания
Почему президентом США не станет демократ
Мир и мы
Франция закрывалась по психологическим причинам
Болевая точка
Лиза Умарова: Грозный — город-герой
Тупики СНГ
Нашла коса на остров. Тулза год спустя
Отделение связи
«По Абхазии с Искандером». Из «неполитических заметок» все же не удалось вытравить политику
Цена закона
Отчет о деятельности Госнаркоконтроля за год: животные умирают, люди боятся
Финансы
В сейфе Пенсионного фонда лежат девять миллиардов бесхозных рублей
Центробанк шагает к очередному дефолту?
Расследования
Организация убийства Галины Старовойтовой обошлась в 10 тысяч долларов
Подробности
На похоронах космонавта народу отвели дальнюю орбиту
Реакция
«Конспиративная дача». Без комментариев
Технологии
К месту гибели легендарного парохода «Челюскин» отправляется полярная подводная экспедиция
Спорт
Греческий орех. Как без баснословного бюджета и рекламных звезд добиться чуда
Обзор рынка игроков и клубных кошельков перед вторым кругом чемпионата России
Телеревизор
Намедни на НТВ чистили сетку
«Газпром-Медиа» затеял кадровые перестановки
Свидание
Митьки без портвейна
Кинобудка
Богдан Ступка: Власть меняет лица
Музыкальная жизнь
«Груша». Смысл самого знаменитого фестиваля авторской песни в том, что он есть
Вступить бы нам в мальтийский орден…
Культурный слой
Все свободны, особенно — «звезды»
Киркораоке. Политика как частный случай шоу-бизнеса
Сюжеты
Как в белую ночь добавили огня

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100