NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

КЛЮКВА В ЦЕЛЛУЛОИДЕ
Шпион из Голливуда и разоблачение советской власти средствами советского кино
       
       
Московский фестиваль обрастает жирком солидности. Приличная полиграфия — каталоги разнообразных программ, буклеты. Звезд немного — зато первой величины. Конкурсный показ сопровождается титрами на английском и русском. Церемония открытия в меру строга и импозантна. Между разбросанными по Москве фестивальными кинозалами курсируют «шаттлы». Мешает пока одно… кино.
       
       
Первые дни конкурсного показа разочаровали даже оптимистов. Фильмов больше обычного (конкурс поделен на две секции: основная и «перспектива»), но количество в качество, увы, не перерастает.
       Главный конкурс открыла немецкая «Лето Ольги» Нины Гроссе. Завязывается история в духе «Алых парусов». Юная Ассоль с бензоколонки ждет принца на «Мерседесе», который увезет ее далеко-далеко, хотя бы в Танжер. В мечтах под пальмами ждет ее счастье, а на пути к пальмам — бесконечные сексуальные удовольствия. Тут-то ей под руку с бензиновым шлангом попадается мизантроп-художник, которого обидит каждый (особенно жена, изменяющая с братом). Вертится «пластинка» роуд-муви со знакомыми «мелодиями» — то из «Бонни и Клайда», то вариации «Лолиты», совращающей неуравновешенного сорокалетнего мужчину.
Кадр из фильма "Ангулимала"       После успеха таиландского кино в Каннах «Ангулимала» Сутапе Туннирута вызывала особый интерес. Еще не раскрученная масс-медиа кинематография обещает мировому киносообществу открытия, да и фильмы в этой пока еще «кинопровинции» можно отыскать самые неожиданные. В конкурс попала не слишком новаторская буддистская «Суперкнига». Сразу скажу, лента ладно скроена, местами эффектна, экзотична. Красиво. Слишком красиво, как журнал Vogue, посвященный буддистским легендам. Всего через край: волшебных закатов, проповедей, крови, растерзанных тел. Их много, как пальцев, нанизанных на ожерелье героя. Ангулимала — имя жестокого убийцы, жившего две тысячи лет назад. Обращенного Буддой в праведного монаха. Познавшего суть дхармы... В общем, получилась житийная книга в живописных картинках, восточный вариант «Страстей Христовых». И как ни старается зритель, ему в отличие от героя не удается растворить сознание в медитативном мелькании кадров.
       Эстонский «Бунт свиней» и азербайджанская «Национальная бомба» — попытки осмыслить итоги прошлого. В эстонском фильме набатом звучит самая распространенная из тем в культурном пространстве прибалтийских стран последних лет. Это счет, который порабощенные тоталитарной властью СССР народы предъявляют… Кому? Не важно. Кипит их разум возмущенный.
       События разворачиваются в середине 80-х в лагере школьных стройотрядов. Советско-фашистская символика и гнет вожатых-комиссаров разоблачительно-убедительны. Но в сценарии Рене Рейнумяги и Яака Кильми смешались натурально «свиньи, люди». Здесь ссылки на айтматовских манкуртов (превращенных в рабов козлиной шкурой Системы) отчего-то смешаны с набегами татаро-монгольской орды, а пространные полуцитаты: «прогнило что-то в нашем государстве» — с ностальгией по сексуальной революции с ее детьми цветов. Весь компот подсахарен несложными сюжетными ходами «Праздника непослушания». В общем, 46 лет ига советского режима не прошли даром — в своих работах молодые кинематографисты все еще ведут горячий диалог с прошлым… в стилистике заскорузлого советского кино.
       «Национальная бомба» — трагифарс о кинематографистах, любой ценой пытающихся завершить свою картину. Но ничто не монтируется в современной жизни. Даже кино. Диалоги временами смешные, растворены в символической среде — парафразе классических лент вперемешку со знаменитыми грузинскими картинами. Ощущение дежа вю идет и от главного героя в исполнении замечательного грузинского актера Автандила Махарадзе, прославившегося в «Покаянии», и от музыки Гии Канчели. Но в отличие от фильмов Абуладзе, Параджанова и Данелии в картине Вагифа Мустафаева «музыка» подчас вытесняется сумбуром: смысла, монтажного и визуального рядов.
       Еще не остыли страсти по Португалии, не оставившей нам шанса на медали европейского чемпионата, и фильм «ООО «Португалия» Руи Гуэрры смотрелся, скажем прямо, пристрастно. Но, кажется, более скептического взгляда на свою страну, чем у режиссера картины, трудно себе представить. Продажные чиновники в правительстве, проституированная пресса, утечка капитала из страны, банкротство и перепродажа крупнейших банков… Это я не о России. Это Руи Гуэрра о Португалии. Все снято с лихостью и экспрессией… разоблачительной статьи в бульварной прессе. Кто с кем… За сколько… Кто кого… За что…
       Наиболее профессиональной работой конкурса первых дней стала «Богиня милосердия» модного гонконгского режиссера Анн Хуэй. Это экранизация сверхпопулярного в Китае романа о трагической судьбе женщины-полицейского и трех ее мужчинах. Кровавая мелодрама рассказана с экрана как будто вполголоса. Избежав давления на слезные железы, зритель лишь на титрах понимает, что чуть ли не все герои погибают, как и положено в трагедиях. Но зал он покидает с легким сердцем, без «повреждений» сострадания, словно перевернув последнюю страницу необязательного бестселлера.
       Конкурс «Перспектива» более радужен. Среди удач можно отметить неожиданно тихий корейский фильм «Возможные изменения» — о кризисе тридцатилетних. Кризисе семьи, привычных устоев, морали. Попытке прорвать круг рутины. Сам автор фильма Минь Бен-Гук решился на подобный шаг. Сорокадвухлетний режиссер до недавнего времени работал на одной из процветающих корейских торговых фирм. Потом нежданно-негаданно бросил успешный бизнес, нырнув в непредсказуемую, неустойчивую стихию кино. Вот я и поинтересовалась у Бен-Гука: как это — решиться в корне изменить свою жизнь?
       — Это было трудно. Ужасно. Если бы я знал, насколько, — ни за что бы не повторил сей путь. Ведь у меня семья, двое детей. Знакомые смотрели на меня как на сумасшедшего, когда я бросил работу на фирме. Все свое время я посвящал фильму. Но у меня не было достаточного опыта. Да и учиться времени не было. Тогда я начал делать просто такое кино, которое хотел бы сам посмотреть. Которое бы меня трогало. И если в фильме есть какие-то биографические мотивы, то они не буквальные — ментальные. Мысли и вопросы сами перетекают на экран.
       У албанской «Безлунной ночи» — редкое для современного кино свободное дыхание. Фильм на тему беженцев — самый частый гость на нынешних международных фестивалях. Но режиссеру Артану Минаролли посчастливилось избежать надрыва, морализаторства. Его история воздушна. В ней таинственным образом прошлое связано с настоящим, реальность стекает с экрана со слезами… смеха и киновымысла. И когда герои трясутся в стареньком поезде, везущем их в неведомые благополучные края, за окном вагона они видят конницу — это старое кино, снятое много лет назад Сергеем Юткевичем.
Шарон Стоун на съемках фильма "Иная лояльность". (Фото — EPA)       Двадцать лет назад режиссер Марек Каневска снял фильм «Другая страна», в центре которого была судьба английского шпиона. В роли шпиона — будущая голливудская звезда Руперт Эверетт. И вот «Шпионы двадцать лет спустя» — фильм «Иная лояльность». Руперт Эверетт — шпион британской разведки Ким, тайно работающий (во имя светлых идей коммунизма) на КГБ. Гибрид Филби, Розенберга и прочих предателей родины. Визит повзрослевшего на 20 лет агента в СССР со всей горькой очевидностью демонстрирует, что его представления о коммунистическом сегодня — чистый мираж. Но и сам Ким оказывается настоящим миражом для собственной жены (Шарон Стоун для изменения имиджа роковой женщины выкрашена в брюнетку). Отдельный сюжет фильма — изображение Москвы 60-х. Тут вам не просто штампы кинематографа времен «железного занавеса», пропет настоящий гимн клюкве, который при других акцентах мог бы стать неплохой пародией на их фильмы про нас.
       Итак, меж колоннами Библиотеки Ленина стоит длинная женская очередь —то ли дефицит, то ли в тюрьму для передач, то ли в баню. Кстати, отдельная очередь стоит и за мороженым. В нескольких эпизодах нарочито мелькает величественный храм Христа Спасителя (в то время на месте его фундамента дышали паром завсегдатаи бассейна «Москва» на Кропоткинской). Портретами Ленина утыканы все свободные стены, будь то шикарный ресторан или кабинет. Английские женщины прилетают в СССР на крошечных самолетиках с надписью «Аэрорусь» и хлещут водку из больших бутылок. А камера наезжает на героев с верхней точки испачканного птицами памятника Достоевскому.
       Столь слабая и с драматургической, и с режиссерской точек зрения картина могла попасть в конкурс лишь по одной причине: в Москве ее должна была представить звезда. Если не Шарон Стоун, то хотя бы Руперт Эверетт.
       Руперту Эверетту, прозванному актером-аристократом, изображать правдоподобно английского шпиона, вышедшего из высших слоев общества, нетрудно. Он и в жизни оказывается джентльменом. Для нас особенно любопытно, что Ким — не первый персонаж в коллекции Эверетта, живущий в России. В начале 90-х Сергей Бондарчук пригласил «принца Очарование» сыграть роль Григория Мелехова в «Тихом Доне». Как было не расспросить актера о его работе в России…
       «Новая»: Готовясь сыграть русских персонажей или персонажей с «русским следом», вы предпринимали какие-то специальные шаги: читали русскую классику, слушали музыку?
       Эверетт: Ничего подобного. Музыку я слушаю всегда. А вот читать люблю не очень. (Заметим в скобках: Эверетт хорошо образован, пишет романы, и его «невежество» — скорее одна из публичных масок актера. — Л. М.) И о российской культуре я знаю больше понаслышке. О русских людях я предпочитал узнавать из личных встреч, впечатлений. Во времена съемок «Тихого Дона» я провел в России больше года, так что можете себе представить, что незабываемыми впечатлениями я «напитался» для множества ролей. Вообще, получив приглашение сыграть Мелехова, я страшно удивился. Мне казалось, я совершенно не подхожу для этой роли. Это был 1991 год. Быть свидетелем конца советской эпохи и начала новой — потрясающе. Я жил в Москве в квартире, как настоящий москвич, работал на «Мосфильме», ехал на поезде под названием «Тихий Дон» на съемки фильма… «Тихий Дон»... После возвращения на родину у меня печень отваливалась от пьянства. Мое «похмелье» длилось шесть месяцев…
       
       Лариса МАЛЮКОВА, обозреватель «Новой»
       
24.06.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 44
24 июня 2004 г.

Расследования
Представителю Генпрокуратуры России Ирине Алешиной на процессе по делу Дмитрия Холодова угрожали и обещали «определенные санкции»
Болевая точка
«Мы лежим с детьми на полу. Помогите!»
Мирный процесс перекинулся с Чечни на Ингушетию
Обстоятельства
В Санкт-Петербурге застрелен известный антифашист Николай Гиренко
Ученого приговорило «вече»?
Наша цель — экстремизм? Кто «заказал» толерантность
Суд да дело
Рассмотрение дела «ЮКОСа» снова отложено
Новости компаний
Не трогайте «ЮКОС». Он уже наш. Президент как гарант передела собственности
«Газпром» — национальное достояние. Туркмении
Экономика
Экономика с высоты птичьего полета. Рассуждения, способные переродиться в рубрику
Финансы
В банковском сообществе — очередной скандал
Подробности
Стоимость медали «За оборону Москвы» — 50–100 рублей
Власть и люди
Калининградский вице-губернатор запретил сотрудницам ходить на работу в мини-юбках
Цена закона
Госнаркоконтроль перекинулся с ветеринаров на стоматологов и наркологов
Телеревизор
Год без ТВС. Программа передач на вчера
Страна уголков
Город на выброс. В Новодвинске — смешные цены на жилье, потому что жить здесь невозможно
Регионы
Миллионы — с неба
Снова всколыхнулся Тихий Дон
Исторический факт
Медицинская история Великой Отечественной войны 60 лет спустя
Свидание
Таня в горьком шоколаде. Одиночество художника, чья живопись набита людьми
Сюжеты
Новый тип смотрящих: смотрящие на низколетящие самолеты
Спорт

ЧЕМПИОНАТ ЕВРОПЫ
ПО ФУТБОЛУ


Репортажи наших
корреспондентов:

День независимости от Испании. 12 июня — стартовый матч России на Евро-2004
Игорь Акинфеев: Коленки дрожать не будут
Дмитрий Аленичев: «Порто»тивная звезда — в сборной России
В Алгавре говорят по-русски
Коррида на Россию удалась. Кто бы сомневался?
«Зидан! Одно слово...» Репортаж с матча Франция–Англия
Первый скандал на чемпионате Европы оказался связан со сборной России
Кто с мячом на нас пойдет…
Они вылетели. Но обещали играть лучше
Отборочный тур национальных идей. Очерк о народах на трибунах и площадях
24.06.2004. «Евро–2004»: греки бились, как триста спартанцев. Мы же проигрывали, как серые мышки

Футбол-2004: события и люди
Кинобудка
Клюква в целлулоиде. Московский фестиваль обрастает жирком солидности
Театральный бинокль
Свинцовый цирк. «Щелкунчик» как техногенная катастрофа
Музыкальная жизнь
«Серебряная калоша – 2004». Рокеры поглумились над публикой. Попса — над собой
Не Пол Маккартни — четверть. Репортаж из Санкт-Петербурга
Шер прилетела в Россию прощаться со сценой
Сектор глаза
В Москве — Неделя садов. Неухоженность как изюминка русского стиля

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100