NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

РОДИНЕ МАТЕРИ НЕ НУЖНЫ
Страшная практика московских роддомов: доводить женщин до нервного срыва, а младенцев записывать в «отказники»
       
(Фото Ашота Арутюнова, PressPhotos)
     
       
Вечером Ксеню увезла «скорая» — у нее опять начались боли.
       — Это потому что врачи меня без наркоза оперировали, — объясняет она. — Но ничего, я еще потерплю. Главное, что с Женькой все хорошо.
       Сразу после рождения Женя исчез — куда, не говорили ни врачи, ни акушерки. Ксеня увидела сына только неделю спустя — в отделении для брошенных детей.
       Это не фрагмент криминальной хроники. Просто в московских роддомах появилась странная практика: после родов отбирать у матери ребенка, а потом, оформив его как отказного, отправлять в больницы для детей-сирот. Родине матери не нужны.
       
       
Ксении Меткалевой — 18 лет. Она — иногородняя и мать-одиночка. На восьмом месяце приехала в Москву из Нижневартовска на заработки. Дальше все, как в фильме: работу не нашла, временно поселилась в общежитии. Наблюдалась в больнице для иногородних на Курской. Скоро врачи сказали, что Ксене пора на сохранение.
       — Приехала «скорая», врачи записали себе куда-то, что у меня нет регистрации и полного медицинского обследования, посовещались и решили везти в 36-й роддом. Тогда еще один медбрат сказал: «Ну ты попала! Там у них, прямо скажем, не санаторий. Контингент тоже особый: цыганки, бомжи или вроде тебя — иногородние».
       Палата, куда привезли Ксеню, больше напоминала камеру женского приемника-распределителя. На соседних койках — две армянки и девушка из Кореи. «Во всем отделении было только несколько москвичек, они попали сюда случайно: кто-то начал рожать в метро или на улице, а 36-й роддом просто поблизости оказался, — рассказывает Ксеня. — Поговорить было не с кем: врачи все вопросы игнорировали, а соседки по-русски не понимали». Так что по вечерам Ксеня выходила в коридор — знакомиться с русскими девушками из соседних палат. Однажды Ксеня услышала, как одна из медсестер отчитывала в коридоре невысокую худощавую девушку:
       — Ну что ты будешь со своим ребенком делать? Домой не увезешь, сама его не прокормишь! Оставила бы тут, что ли…
       — О чем это она? — спросила девушку Ксеня, когда сестра ушла.
       — Хотят, чтобы я от ребенка отказалась...
       (Потом одна из медсестер объяснила Ксене: «Даже по статистике в 36-м роддоме 60% женщин отказываются от детей. А так — все 90.»).
       Семнадцатилетняя Наташа была уже на последнем месяце, лежала в отделении патологии. Девушка ждала маму — та обещала привезти деньги и вещи для ребенка. Каждый день приходила медсестра, ставила капельницу и забывала выключить аппарат. Когда девушка начинала жаловаться на боль и звать санитаров, медсестра отвечала: «Нагуляла ребенка — теперь не плачь! Тут вас много таких: рожают, а потом отказываются».
       На все оскорбления Наташа старалась реагировать спокойно: никого ни в чем не переубеждала и не устраивала истерик. Закричала только один раз. Однажды ночью, когда она лежала уже в предродовой палате, рядом не оказалось ни сестер, ни акушеров (по инструкции они должны круглосуточно наблюдать за роженицами). Где-то в коридоре бродили дежурные санитары. У Наташи начались потуги, и она стала звать врача, в палату никто не пришел: персонал благополучно спал в коридоре. Когда боль немного утихла, она решила походить по палате — врачи говорили, что при схватках это помогает. Девушка, видимо, просто не поняла, что тогда у нее начались роды, а воды уже отошли. Акушерка прибежала, когда все уже закончилось: только что родившийся ребенок упал на пол и сильно ударился головой — оказалось, насмерть. Реакция акушерки довела Наташу до истерики: «Ну вот, и сразу проблем меньше стало. Ничего, не реви, ты молодая, еще родишь».
       Больше Наташа уже ни с кем не разговаривала. Через неделю приехала мама и забрала ее с собой.
       
       
Все отказные лежали в левом крыле шестого этажа. Изредка сюда приходила медсестра, чтобы поставить капельницу или сделать укол. Все ее посещения неизменно сопровождались оскорблениями. «Врачи и медсестры вели себя очень странно, — рассказывает Ксеня, — с одной стороны, они уговаривали девушек отказываться от детей, а когда те соглашались, начинали окончательно их добивать: мол, вы хуже животных, даже те своих детенышей не бросают».
       Сама Ксеня на все намеки о том, чтобы бросить ребенка, отвечала категорическим отказом. Скоро она поняла: главное — не кричать и не жаловаться, даже если очень больно. Каждый день Ксене ставили капельницу и делали уколы: «За эти процедуры отвечали практиканты, совсем молодые девушки. Когда они вводили лекарство, у них всегда дрожали руки. У меня на коже оставались синяки. Один раз я не дошла до кабинета, где делали уколы, — остановилась перед дверью и чуть не упала в обморок. После этого меня оставили в покое».
       Оказалось, что 36-й роддом вообще считается классом коррекции для нерадивых студентов медучилищ. Однажды в коридоре Ксеня услышала разговор двух девушек-практиканток:
       — Тебя-то как сюда занесло?
       — Зачеты не сдала. Побоялись куда-то еще направлять.
       На седьмом этаже — одна родильная палата и несколько акушерок на всех, поэтому женщины рожают в порядке живой очереди. Когда начинают рожать сразу несколько одновременно, акушерка применяет особую стратегию: принимает ребенка только у одной, а у остальных задерживает роды. Потом остальным роды стимулируют.
       — С тобой тоже такое произошло? — спрашиваю у Ксени.
       — Да, как только начались схватки, меня сразу отвезли на седьмой этаж. Ко мне быстро подбежала акушерка и сделала какой-то укол, я проснулась только через четыре часа, но схваток уже не было. Я сильно испугалась, потому что девушка Лена из предродовой палаты рассказывала, чем такое может закончиться.
       Лена (имя изменено) попала в 36-й роддом уже во второй раз. До этого она лежала здесь год назад. В первый раз врачи задержали роды: ребенок оказался под сильным механическим давлением, так как воды уже отошли, запутался в пуповине и задохнулся. В этот раз врачи поступили «мудрее»: они снова задержали роды, а потом заявили, что теперь ребенок может родиться только после кесарева сечения, за такую операцию с Лены потребовали 45 тысяч рублей. Платить Лена отказалась наотрез, тогда ей все-таки сделали бесплатно кесарево, и мальчик родился здоровым.
       С деньгами здесь отдельная история. Лена успела досконально изучить, сколько стоят разные виды услуг в 36-м роддоме:
       — передать что-то роженице: официально бесплатно, на самом деле 50 рублей «бабушке-вахтерше на шоколадку»;
       — увидеться с роженицей (10 минут): 100 рублей;
       — сделать УЗИ — 300 рублей.
       «Правильнее всего говорить, что денег нет вообще, — объясняет Ксеня, — тогда на тебя могут накричать, но потом оставят в покое.
       Если заплатить врачам хотя бы за одну процедуру, можно оказаться в ловушке: они откажутся выписывать пациентку и доведут ее до того, что она сама уйдет с ребенком под расписку — а это снимает с роддома всякую ответственность за здоровье обоих».
       
       
Ксене роды тоже пришлось стимулировать. К счастью, Женька родился совершенно здоровым (3300 граммов). «Самое страшное началось, когда они стали мне швы накладывать. Врачи не дождались, пока подействует наркоз, поэтому оперировали меня прямо так». Ксеня увидела сына только один раз — сразу после рождения. Потом его унесли медсестры. По технике безопасности в 36-м роддоме детей не дают кормить матерям, потому что потенциально женщины могут быть инфицированы, но еще раз показать ребенка Ксене все-таки обещали.
       Через два дня Ксеня начала беспокоиться: ребенка в общей детской палате не оказалось; где он, не говорили ни врачи, ни санитары. В конце концов она решила обратиться к медицинскому юристу. Юрист Михаил Георгиевич удивленно посмотрел на Ксеню и ошарашил ее заявлением:
       — Но ты же сама отказалась от ребенка! Это и в твоей карте написано. Теперь твой сын в другой больнице — для отказных детей, там его обследуют, а потом отправят в Дом малютки.
       Тогда спокойная и застенчивая Ксения в первый раз устроила в больнице скандал. Юрист выяснил, что Женя лежит в 70-й больнице именно как отказной ребенок. Ксеня позвонила в больницу в день предполагаемой выписки ребенка, как посоветовал юрист. Ответила дежурная медсестра:
       — Ребенка мы вам не отдадим, он сильно болен и теряет в весе. Поздно одумалась!
       Ксеня приехала в больницу. Оказалось, что Женя абсолютно здоров и его уже давно пора выписывать. «Извини, перепутали, — отрезала медсестра, — у нас тут столько детей из 36-го роддома привозят!»
       Что бы могло случиться с мальчиком, если бы она позже стала наводить о нем справки, Ксеня боится подумать. Сейчас они живут у Гали, которая лежала вместе с Ксеней в больнице. Ксеню беспокоит одно: после выписки из роддома она часто болеет, поэтому Женю приходится оставлять на знакомых.
       Недавно ее опять увезли в 36-й роддом. У Ксени обнаружили эндометрит — это воспаление матки, а именно 36-й роддом специализируется на послеродовых осложнениях.
       
       Ольга ГОНЧАРОВА
    
       
КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА
       
       Лариса ПАВЛОВА, адвокат некоммерческого партнерства «Родительский комитет» в защиту семьи, детства, личности и охраны здоровья:
       — В действиях врачей по отношению к Ксении Меткалевой усматривается состав преступления. Они нарушили право матери, когда без ее ведома и согласия перевели сына в другую больницу, — это можно рассматривать и как похищение ребенка. Теперь она вправе написать заявление в прокуратуру того района Москвы, где находится 36-й родильный дом, и потребовать, чтобы было проведено расследование. В заявлении необходимо указать точное время ее пребывания в роддоме и имена сотрудников, которые каким-либо образом причастны к переводу мальчика. Кроме того, Ксения может подать в районный суд и потребовать возмещения морального ущерба.
       В моей практике совсем недавно был похожий случай. 18-летняя девушка лежала в роддоме при Пушкинской клинической больнице. У нее не было регистрации и полиса. Через три дня после рождения девочки врачи потребовали шесть тысяч рублей якобы за содержание в больнице и пригрозили, что без этих денег просто не отдадут ребенка. Когда девушка объяснила, что она не в состоянии собрать такую сумму, врачи стали давить на нее, уговаривать отказаться от дочери. Тогда она обратилась в нашу организацию.
       Я сразу же позвонила в больницу и сказала, что если врачи не отдадут ребенка, то мы напишем заявление в правоохранительные органы. Врачи делали вид, что ничего не понимают. Тем не менее, когда девушка приехала в роддом во второй раз, ей отдали ребенка, но без документов. Поэтому сейчас она пытается оформить свидетельство о рождении дочери. Я уговаривала ее написать заявление в районную прокуратуру, но она не хочет еще раз возвращаться к этой истории и снова переживать стресс.
       Так же ведут себя большинство девушек после так называемой критической беременности. Это социально незащищенные матери-одиночки без московской регистрации, постоянного места жительства и родственников в столице. На них легче всего надавить, заставить отказаться от ребенка, сделать аборт или ненужное кесарево сечение.
       
       
КОММЕНТАРИЙ ЧИНОВНИКА
       
       В начале июня мы позвонили главному акушеру-гинекологу Министерства здравоохранения России Владимиру Николаевичу СЕРОВУ, чтобы услышать мнение авторитетного чиновника о ситуации в московских роддомах, в частности в 36-м. Мой рассказ о Ксении Меткалевой вызвал у главного акушера-гинеколога неожиданно бурную реакцию: «Это все неправда! Я сам проработал в 36-м роддоме 12 лет и никогда ничего подобного не видел. Наверняка она все это время находилась в пьяном угаре, и врачи здесь ни при чем». Тогда я попыталась объяснить Владимиру Николаевичу, что многое из описанного происходило на моих глазах, на это он заявил: «Значит, вы сами были неадекватны. Я вам советую не заниматься этой темой, потому что вы в ней совершенно ничего не понимаете. И вообще, если выйдет материал, можете не сомневаться: у вас будут большие неприятности».
       Остается догадываться, что больше всего возмутило главного акушера-гинеколога: «неадекватность» корреспондента или негативное упоминание 36-го роддома. Мы, конечно, благодарны Владимиру Николаевичу за предупреждение, но все же непонятно: почему главный акушер-гинеколог, который досконально знает ситуацию в 36-м роддоме и обладает большими полномочиями, до сих пор не обратился в Генеральную прокуратуру России?
       
       О.Г.
       
       
21.06.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 43
21 июня 2004 г.

Отдельный разговор
Родине матери не нужны. Страна должна начинаться в родильном доме, а не заканчиваться!
В Лигу защитников пациентов поступают десятки жалоб на персонал роддомов
Родильные дома Москвы. «Белые» и «черные»
Общество
Условные люди. В России ищут человека. Ищут давно, но не могут найти
Власть и люди
Почему в кабинетах всегда вешают вождей
Болевая точка
Центровой из Центроя. Интервью с Рамзаном Кадыровым. Говорит, он — лидер чеченского народа
Единственный. В Чечне предано земле тело адвоката Абдулы Хамзаева
Расследования
Всем известно, кто и как сбил российский самолет, но…
Подробности
Аяцкова усмирили, но не пропадать же делу…
Попытка заключенного помочь детскому дому закончилась самосожжением
Армия
Генштаб — жив. Они всегда возвращаются
Анонс
В деле Холодова вновь оправдательный приговор
Программа передач на вчера. Год без ТВС
Суд да дело
Римма Казакова против Евгения Евтушенко. Иск в неблагородном деле
Власть и деньги
Блокадная пайка господина Бланка
Цена закона
В России введен новый закон о валютном регулировании
Финансы
Депутаты написали письмо президенту по поводу действий зампреда Центробанка
Экономика
Устройте нам кредитный бум! Главным для правительства должен стать семейный бюджет
Точка зрения
Президент Путин и «ЮКОС». Почему они не договорятся
Инострания
Европа: две в одной. Изменение мирового порядка обошлось без крови
Тупики СНГ
Лукашенко отбыл второй срок
Регионы
«Заказать» мужа никому не заказано
В провинции начали изгонять казино за город
Санкт-Петербург
Кому на Неве жить хорошо…
Медицина
Бессмертие? Не там ищете…
Живите 120 лет. Это реально
Спорт

ЧЕМПИОНАТ ЕВРОПЫ
ПО ФУТБОЛУ


Репортажи наших
корреспондентов:

День независимости от Испании. 12 июня — стартовый матч России на Евро-2004
Игорь Акинфеев: Коленки дрожать не будут
Дмитрий Аленичев: «Порто»тивная звезда — в сборной России
В Алгавре говорят по-русски
Коррида на Россию удалась. Кто бы сомневался?
«Зидан! Одно слово...» Репортаж с матча Франция–Англия
Первый скандал на чемпионате Европы оказался связан со сборной России
Кто с мячом на нас пойдет…
21.06.2004. Они вылетели. Но обещали играть лучше
21.06.2004. Отборочный тур национальных идей. Очерк о народах на трибунах и площадях

Футбол-2004: события и люди
Исторический факт
Нефтяной олигарх Феликс Дзержинский. АО «СССР» обанкротилось. Но дело его живет
Свидание
Геннадий Падалка: На орбите — как на трамвайной остановке
Библиотека
Владимир Рецептер. «Гастрольный роман». Главы из будущей книги — для «Новой»
Под Псковом найден писатель в чистом виде
Кинобудка
Квентин Тарантино: Я знаю, где встретить в России призраки великих
Театральный бинокль
Театр с лежачими местами и включенными мобильниками
Культурный слой
ПростоФиля. Оказалось, помимо «зайка моя» Киркоров знает и другие слова. Но за это придется поплатиться
Наши даты
20 июня Юрию Визбору исполнилось бы 70 лет
Пригласительный билет
Браво! Вертинский возвращается!..

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100