NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ВСЕРОССИЙСКИЙ КЛЯП. СТРАСТИ ВОКРУГ РЕФЕРЕНДУМА
       
       
Разобравшись с митингами, Дума принялась за плебисциты. На прошлой неделе успешно прошел первое чтение новый законопроект «О референдуме». Провести референдум и раньше было нелегко, но если закон примут в том виде, в каком он предложен сейчас, то право на референдум будет у всех, а возможность — лишь у некоторых.
       
       Наша справка
       Референдум — это форма прямой демократии. Народ сам, без депутатов-посредников, принимает решения по государственным вопросам. Когда-то архаичные демократии именно так и управлялись. Афинское собрание или новгородское вече были постоянно действующим референдумом. Громоздкую прямую демократию со временем заменили на демократию представительскую, когда уже не народ, а представляющие его избранники управляют страной.
       Тем не менее и сейчас есть страны, где роль референдумов высока. В Швейцарии и по сей день четыре раза в год все инициативы правительства и общественных организаций выносятся на суд электората. В последние годы граждане Швейцарии с правом голоса принимали решения по таким вопросам, как сокращение возраста резервистов, изменение правил уличного движения, запрет искусственного оплодотворения, и прочим несудьбоносным темам.
       
       
Помимо многочисленных ограничивающих поправок главным препятствием для референдума по старому закону был сбор 2 миллионов подписей сторонников референдума. Но последние президентские выборы показали, что не только 2, но и 4 миллиона подписей собрать можно довольно быстро — были бы деньги. Так что стало понятно — не санкционированный властью референдум угрожающе возможен, а простым поднятием «подписной» планки дело не решить.
       «Слабое место» старого закона — это и легкость, с которой можно было инициировать референдум. Любые 100 человек, зарегистрировавшись в избиркоме любого субъекта Федерации в качестве инициативной группы, могли начать собирать подписи. Эту простоту и решили ликвидировать.
       Теперь инициативная группа будет состоять из региональных подгрупп, по 100 человек в каждой. Эти подгруппы должны быть более чем в половине субъектов Федерации. То есть вместо прежних ста инициаторов теперь должно быть четыре с половиной тысячи.
       На сбор подписей отводится уже не три месяца, а лишь полтора. И заниматься их сбором имеют право лишь члены инициативной группы, причем лишь на собственной территории.
       Хотя законопроект внесен в Думу от имени президента, за ним стоит глава Центризбиркома Александр Вешняков: его ведомство разработало этот документ, и он презентовал его Думе. После первого чтения депутаты поздравляли его, обнимали и хлопали по плечам так, словно он не законопроект представлял, а закатил гол самому Хосе Луису Человерту.
     
       Боевое крещение
       Чтоб принять закон во всех трех чтениях, придется потрудиться и самому Вешнякову, и «Единой России». В день его принятия с протестом выступили КПРФ, «ЯБЛОКО» и Авангард коммунистической молодежи. Протест начался у здания Госдумы, а «завершился» в Тверском межрайонном суде.
       К главному входу Госдумы митингующих не пустили, у выходов из метро заблаговременно выстроился милицейский кордон. Из-за спин блюстителей порядка виднелась только одинокая бабушка, караулившая митинг с раннего утра и опередившая появление милиции.
       Бабушка развернула плакат с красным бантиком посередине и угрозой в адрес Путина и тоскливо поглядывала в сторону «своих». «Свои» тем временем успокаивали друг друга: «Массой пойдем. Всех не переберут, товарищи!».
       Пятачок между подземным переходом и углом Думы заалел и зазеленел флагами КПРФ и символикой «ЯБЛОКА», митингующие выстроились неровным клином и двинулись на охрану. Услышав призыв: «Строиться по два в колонну и вперед!», милиционеры напряглись и взялись за руки, но кордон был прорван.
       Милиция, осатанев от беспомощности (вокруг были телекамеры, которые явно смущали), стали затаскивать демонстрантов в заранее подогнанный автобус. Схватили председателя Московского молодежного «ЯБЛОКА» Илью Яшина, но того спас коммунист Куваев: зацепил яблочника за руку и потянул к себе. Милиционеры схватили парня за другую. Некоторое время его, как канат, перетягивали из стороны в сторону, выкрикивая угрозы друг другу, в итоге Яшина милиция проиграла.
       Зато сотрудники ФСО успешно захватили комсомольца Удальцова. Приложили его головой о дверь и увели в здание Госдумы. Заступившейся за него женщине досталось дубинкой.
       Видя такой оборот, Куваев отечески обратился к митингующим: «Собираемся единой кучкой и идем к метро. Потому что волчья стая не дремлет».
       «Волчья стая» действительно не дремала. Уже когда яблочники сворачивали флаги и плакаты, сотрудники милиции увели еще троих из них. Вместе с Удальцовым их увезли в отделение «Тверское», а потом — в Тверской межрайонный суд, где с каждого взяли по 500 рублей административного штрафа.
       
       Как это было у нас
       В СССР возможность референдума была зафиксирована еще в Конституции 1936 года, но провели его только один раз — в 1991 году. Вопрос перед советским народом стоял так: «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик?». Тогда в референдуме участвовали 79,58% от всего населения СССР, и 76,43% из них высказались за сохранение СССР.
       Хотя по советскому закону «О всенародном голосовании» решение, принятое путем референдума, является окончательным и имеет обязательную силу на всей территории СССР, Советский Союз сохранить не удалось.
       В постсоветской России тоже один раз проводили референдум — знаменитый «Да, Да, Нет, Да». Собственно, все вопросы касались народного доверия Борису Ельцину. Выяснилось, что народ Ельцину больше доверяет, чем нет, и Борис Николаевич еще 7 лет возглавлял страну.
       В октябре 1995 года приняли новый федеральный закон «О референдуме РФ». Его неоднократно дорабатывали, подверстывали к нему поправку за поправкой, но ни одного референдума по этому закону так и не было проведено.
       
       Шантаж по-демократически
       Хоть кроме «Да, Да, Нет, Да» референдумов в России и не было, угроза прямого народного волеизъявления всегда оставалась. Угроза даже играла определенную политическую роль.
       Автором самого яркого примера плебисцитного шантажа был галерейщик и политтехнолог Марат Гельман. В канун выборов мэра Москвы 1999 года он предложил провести референдум на предмет сноса памятников, которыми Зураб Церетели и Юрий Лужков украшали столицу. Весь город был украшен постерами «Вас здесь не стояло» и «Долой царя!». Особенно двусмысленно выглядел последний, все понимали, что имеется в виду не колосс — Петр I, а Юрий Михайлович, и сносить будут его, а не Петра.
       Сам Марат Гельман работал тогда на предвыборный штаб главного конкурента Лужкова — Сергея Кириенко, так что можно сказать, референдумом Лужкову угрожал тогда Союз правых сил.
       Коммунисты замахнулись еще выше и угрожали референдумом российскому правительству и даже самому Путину. Они предлагали народу оценить путинско-касьяновские реформы. На суд избирателя выносились вопросы о продаже земли, росте квартплаты, низких доходах населения и пересмотре итогов приватизации.
       Красная угроза выглядела столь реальной, что Дума под давлением президента и правительства приняла поправку к закону, запрещающую проводить референдумы в последний год работы Думы и президента.
       Любопытно, что за эти поправки голосовали не только проправительственные фракции, но и демократическая оппозиция. Яблочники и эспээсовцы решили, что этот референдум слишком поднимет рейтинг коммунистов.
       Угрозу «красного» референдума тогда лишь отсрочили, после переизбрания Путина он вновь стал реальностью. Решение этой проблемы теперь возложили на Центризбирком, который на этот раз возвел такие преграды, которые могут оказаться не по зубам даже большевикам.
       
       Орхан ДЖЕМАЛЬ, Яна СЕРОВА
       
10.06.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 41
10 июня 2004 г.

Спорт
Кубок Кремля. В Самаре никак не прекратят исТЕРЕКу
Герман Ткаченко: Мне не в чем упрекнуть игроков
Фантомная футболь, или Невыносимая легкость сознания
Жизнь — в полоску, мяч — в клеточку

ЧЕМПИОНАТ ЕВРОПЫ
ПО ФУТБОЛУ


Репортажи наших
корреспондентов:

День независимости от Испании. 12 июня — стартовый матч России на Евро-2004
Игорь Акинфеев: Коленки дрожать не будут
Дмитрий Аленичев: «Порто»тивная звезда — в сборной России
10.06.2004. В Алгавре говорят по-русски
13.06.2004. Коррида на Россию удалась. Кто бы сомневался?
15.06.2004. «Зидан! Одно слово...» Репортаж с матча Франция–Англия

Футбол-2004: события и люди
Расследования
Великий таможенный пост. Контрабанда как национальная идея
Власть и люди
Всероссийский кляп. Страсти вокруг референдумов
Страна бомжей. Уже сегодня две трети граждан России могут лишиться своего жилья
Власть
Персональное дело министра здравоохранения и социального развития РФ Михаила Зурабова
Финансы
Долги по зарплате довели профсоюзы до стачки
Банкомать! Неуклюжие действия Центробанка перерастают в масштабный кризис
Отдельный разговор
Мощи нашего бизнеса. Религиозность, традиционность и соборность подошли совсем близко к российским корпорациям
Суд да дело
В Мещанском суде — ремонт. Готовят сцену для последнего акта
Людмила Алексеева. Почему я не подала в суд на президента
Новости компаний
Сделают ли пристройку к Лефортово, чтобы довести реформу РАО ЕЭС до конца?
Общество
Почему мы не понимаем американцев, а они — нас?
Наградной отдел
Американцы оказались не так просты, как Буш
Инострания
Похороны ненависти. В Нормандии Европа простилась с прошлым
Мир и мы
Начальник ФС по налоговым преступлениям МВД РФ считает Британский совет «странной организацией»
Телеревизор
«Мы прерываем наши передачи, чтобы…»
В гостях у Кафки. Главная детская передача теперь — реклама
Программа «Час суда» празднует свой первый юбилей
Регионы
Ураган в Удмуртии не затронул автопарк правительства
Тупики СНГ
Лукашенко готовится к войне на два фронта
Подробности
Борьба за справедливость стоит жизни
ВАСО пойдет по шпалам
Комиссары душат рублем
Дима Ватрушкин отстоял свободу уличных шествий
Четвертая власть
В подмосковном Щелково произошло нападение на журналиста
Сюжеты
Дворник — наш ответ писающему мальчику
Специальный репортаж
Нарком в колбасном разрезе. Микояну в твердокопченой реинкарнации исполнилось 70 лет
Медицина
Доктор Волков: Все, что продлевает жизнь продукта, укорачивает жизнь его потребителя
Кинобудка
В Сочи — «сквозняки» попсы и сериалов. Пятнадцатый «Кинотавр»: куда ж нам плыть?
Олег Янковский: Не хочу быть директором санатория под названием «Кинотавр»
Музыкальная жизнь
Премия телеканала «Муз ТВ». Наш корреспондент внимательно послушала, о чем шумит фанера
Свидание
Владимир Спиваков: Я говорил от лица Баха и Шостаковича
Сектор глаза
Вручена первая негосударственная арт-премия
Излучение Никиты Ефремовцева

Следующий номер
«Новой газеты» выйдет
17 июня 2004 г.

 

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100