NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

МЫ ТЕРЯЕМ АРМИЮ, НО УВЕЛИЧИВАЕМ КОЛИЧЕСТВО ШТЫКОВ
Численность вооруженного контингента в Чечне должна вырасти еще на 1125 человек. Это не решит проблему, а лишь обострит ее
       
(Фото — EPA)
      
       
О чем говорят люди в Чечне? Если свести к одной фразе, то получится вопрос: «Вы не знаете, когда закончится этот беспредел?». Имеется в виду беспредел «неизвестных военнослужащих в масках и на БТРах», промышляющих мародерством и внесудебными расправами. О чем кричат военные? «Платите «боевые» — и мы готовы продолжать...»
       Таким образом, у проблемы наращивания боевых мускулов в Чечне — два аспекта, два подхода с разных сторон блокпоста. Во-первых, внешние последствия увеличения контингента — для людей Чечни. Во-вторых, внутренние — чем это отзовется для самой армии (ОГВ (с) — Объединенной группировки войск и сил на Северном Кавказе).
       
       Осторожно: улица Луговая
       …Окраина райцентра Шали. Улица Луговая. Нынешняя весна — яркая, холодная и красивая. Все ежатся — мы рассматриваем грязные вещи мертвых людей. Они аккуратно развешены на кладбищенской ограде и распластаны по земле вдоль нее. Это сельское кладбище — слева от объездной дороги вокруг Шалей. Дальше, ближе к горам, по пути к селению Сержень-Юрт, недавно стояла дивизия особого назначения. И все эти куртки, рубашки и пиджаки на заборе появились так: дивизия ушла, остались огромные окопы-укрытия для БТРов.
       Первыми туда прибежали собаки — верный признак самого дурного в Чечне: именно в таких углублениях федералы пытают и убивают похищенных людей. Собаки были очень активны. Они рычали и зарывались все глубже в податливый грунт. Скоро в раскопах открылись людские останки. Все — обезглавленные. Все — этой зимы, «свежие». Все — мужчины. Массовое тайное захоронение — одно из многих. Люди с Луговой перенесли останки на свое кладбище, а одежду развесили — в Чечне это привычка: те, у кого «законные военные формирования» увезли близких, бродят потом по республике в надежде найти их следы. Одежда на кладбищенских столбах означает, что тут захоронены неопознанные. И сейчас кто-то рассматривает красную расческу, сильно стертые на пятках коричневые мокасины 39-го размера, коричневый же свитер с бордовыми ромбами, старенькое портмоне…
       — Федералы… — роняют.
       Абсолютная убежденность в том, кто подобным занимается. За пять лет, что в Чечне идет война и механизм казней — постоянно действующий, все обсуждения только о том, сколько таких захоронений обнаружено в 2002-м… Сколько — в 2003-м… Сколько — в этом. Отсюда, с улицы Луговой, статистика наращивания армейского контингента выглядит лишь в одном свете: больше людей с ружьем — больше таких ям, к которым побегут собаки.
       …Зухра, семнадцатилетняя девушка, похожая на подростка, плачет, бродя по большому голому двору. Вчера к ней на Луговую залетели «маски». Дома она была одна. Девочку трясет — плечи ходят по-цыгански. Она рассказывает, как тихо передвигалась по углам, пряталась от федералов… Чтобы не изнасиловали. Она уверена, что ее шли насиловать.
       — Может, они хотели попросить воды? — спрашиваю Зухру.
       — Нет. Не за этим. Я сразу все поняла, — отвечает она. У нее нет других рефлексов на армейский камуфляж.
       Люди в нем могут нести только зло — итог последних пяти лет войны на Кавказе. Затравленные федералами люди считают их насильниками, мародерами и палачами — состоявшимися или потенциальными. Поэтому увеличение контингента для них — лишь новое зло. Больше ничего. И это не категоричность оценок, а просто местный быт, в котором росли и растут дети…
       ...За пределы Чечни только что чудом вывезли изувеченного молодого мужчину после пыток на Ханкале, главной военной базе, и на «мельнице» (есть тут такой концентрационный лагерь). Забирали его ночью из дома — отряд военных в масках. В ходе «спецоперации» ограбили все. Увезли даже бывший в употреблении женский лифчик. Однако и на том не угомонились. Уходя, один из федеральных жлобов стукнул головами друг о дружку маленьких детишек того человека, за которым пришли. На прощание.
       Люди в Чечне воспринимают расширение военного присутствия однозначно: это чтобы война не имела шансов прекратиться. Чтобы «им» было куда ходить за бывшими в употреблении лифчиками. Чтобы в зоне подрастали мстители. То есть вопрос этот — об увеличении контингента — абсолютно принципиальный и политический. Он о том, будет продолжена война уже устоявшимися методами или же пойдет на нет. Финал же ее в сознании людей связан с выводом войск. Реально (не по черным технологиям) победит на президентских выборах тот, кто будет обещать вывести войска и продемонстрирует тому гарантии. Но никак не наоборот.
       
       Один к двадцати
       Может, вы еще верите, что армия эффективна «в зоне проведения антитеррористической операции»? Вот ошеломляющие цифры, которые сообщил источник нашей газеты из числа старших офицеров ОГВ (с). В 2003 году на одного убитого боевика (именно убитого в бою, а не замученного по ханкалинским ямам и подписавшего под пытками признания, а потом казненного) приходилось 20 погибших военнослужащих ОГВ, и это все потери — и боевые, и в пьянках, самострелах, драках. А на одного раненого боевика — от 50 до 60 пострадавших военных (прошедших по госпитальному учету).
       Важно понимать причину. Дело не в том, что боевики воюют отлично, а федералы берут числом. Дело — в распаде ткани, в том, что мы теряем армию в Чечне. И не в боях. В них, по статистике, участвуют лишь от одной четвертой до одной пятой частей МВД — остальные преют по гарнизонам и базам, делая вид, что участвуют в «антитеррористической операции», в ожидании денег и льгот. По частям Минобороны соотношение и того меньше: воюющих — примерно шестая часть.
       Чем же занята эта огромная масса в фактически свободное время? Дуреет, конечно. Тотальное пьянство, мордобой, проститутки… Лишь одна цитата из одного уголовного дела — она говорит обо всем: «В результате драки двух подполковников, один из которых был прикован наручниками, пострадало 28 военнослужащих…».
       Поясню: один допился до чертиков, другой решил обездвижить буяна, но у каждого были подчиненные; и оба отдали им приказы выступить на защиту, «пострадавшие» — значит, получившие увечья… Может ли такая армия устанавливать законность и порядок?
       Трагедия в том, что это конкретное уголовное дело — типичное, а подобное поведение — норма.
       
       Что дальше?
       Главная декларируемая причина роста численности — «ради стабильности», необходимость укрепления посткадыровской власти. Главная же истинная причина — в том, что администрация Путина слишком уверовала в благотворность идеи о так называемой чеченизации конфликта.
       Что такое чеченизация? В простоте это означает следующее: пусть «они» там передерутся, перебьют друг друга, но при минимальном числе «наших» смертей — вот и войне конец… Стратегия — абсолютно непродуктивна. Ничего таким способом не выйдет: даже сокращения численности погибших в армии — как вы уже видели. Плюс создание новых чеченских бандформирований под федеральными флагами. Минус главное — доверие людей.
       Но войска, конечно, из Чечни не уйдут — в данный исторический отрезок миссия выглядит невыполнимой. Уход войск — это немедленная резня вокруг Рамзана Кадырова, в которую будут вовлечены «его люди», а это те, кому нечего терять, — прикормленные им и повязанные кровью. Что Путину известно.
       Единственное, чего можно добиться сейчас, — лишь уступок в виде сокращения контингента. А также вольностей с ближайшим будущим с 29 августа, на которое назначены президентские выборы. Это «29 августа» действительно может быть использовано (и обязано быть использовано) как шанс для маневра на совсем узком чеченском плацдарме.
       Возможны несколько вариантов развития событий: «самотек» — выборы состоятся, как предыдущие, посадят некоего зиц-президента, который поклянется передать Первое кресло Рамзану Кадырову по достижении им 30-летнего возраста (сценарий реален — сейчас на эту малопривлекательную роль Кремль сватает Алу Алханова, нынешнего министра внутренних дел ЧР, неплохого человека, если бы не эти клятвы на Коране перед бандитствующим пацаном).
       Второй вариант — отмена выборов с преобразованием их в иную форму народного волеизъявления, что было бы умно. К примеру, в форму Народного собрания, абсолютно неограниченного представительства, с последующим преобразованием Чечни в парламентскую республику. (Не получается тут ничего с единовластием, так, может, и не надо?) Положительная сторона сценария еще и в том, что это и не нулевой вариант (то, что называется «вернемся к 99-му году», — он неприемлем для Кремля). И не кадыровский — а значит, неприемлемый для его противников.
       Еще один выход — провести действительно честные выборы, которым поверят люди. Но как их организовать? Способ есть: отдать и предвыборный процесс, и день голосования, и подсчет под полный контроль международных институтов. Под некий электоральный протекторат ООН, ОБСЕ или Совета Европы. Чеченская воюющая сторона, кстати, давно добивается такого протектората, и этот вариант позволит Масхадову и его сторонникам принять новые политические условия — появится стартовая площадка.
       Есть один принципиальный пункт раздора, который не удастся обойти: да, выборы, но по какой конституции? Сегодня в Чечне реально существуют две конституции. Масхадовская (не обязательно только воюющая) сторона воспринимает свою конституцию. Кадыровская — от 23 марта 2003 года. Масхадовцы не согласятся принимать участие в выборах по кадыровской конституции, кадыровцы — по предыдущей. Тупик. Однако добиваться платформы о базовых принципах дальнейшей жизни ВСЕГО НАРОДА, а не какой-то его части, все равно надо. Так почему бы не пойти на разумные маневры — на голосование типа народного вече? Либо — на процедуру голосования по стандартам Совета Европы и международным конвенциям. В СЕ Россия — член, и там также есть лоббисты как Кремля, так и масхадовцев.
       Конечно, уже сейчас масхадовская сторона категорически против любых компромиссов. Это выглядит странно. Никто не имеет права носить «пояс верности» ценой гибели еще сотен людей. Категорична и администрация Путина. Они как бараны, упершиеся лбами. Ладно бы их собственные рога летели в тартарары — но гибнет целый народ. Поэтому — слово за ним.
       
       Анна ПОЛИТКОВСКАЯ, обозреватель «Новой», Чечня — Москва
       
31.05.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 38
31 мая 2004 г.

Обстоятельства
Послание президента определило путь развития России: в тупик Тоталитаризма
«Тушите свет!»
Удвоение ВВП — это ВВВВПП!
Расследования
Секретный теракт. Что на самом деле произошло в Архангельске?
Следствие считает, что таджикскую девочку убили не расисты
В московской школе сотрудники милиции пытались взять в заложники дочь предпринимателя
Общество
За милицией началась слежка. В Москве зарегистрирован фонд «Общественный вердикт»
Люди
Путь граждан РФ к соблюдению их прав на родине лежит через Европу
Суд да дело
В пятницу 28 мая в Мещанском суде начался процесс по делу бывшего главы «ЮКОСа»
Судья Гречишкин — несостоявшийся адвокат
Не все суды — «басманные». Обзор Агентства судебной информации
Новости компаний
Лицензия на грабеж. Уголовный кодекс спасает чиновников от ответственности за экономические преступления
Армия
Главнокомандующий решил доверить гражданскому обществу военную тайну
Генералы песчаной Ривьеры
Болевая точка
Мы теряем армию, но увеличиваем количество штыков
Московский наблюдатель
Военторг был уместен
Деньги на деревьях не растут
Санкт-Петербург
Валентинка к празднику
Страна уголков
Колхоз «Динамо» на поле коммунизма
Регионы
В Саратове тоже есть нефтяные магнаты
Власть
Александр — невский
Зафутболить во власть
Отставку Лужкова предсказывали 34 раза
Цена закона
Госнаркоконтроль просит уменьшить дозы
Наука
КриминоГены. У серийных убийц на одну хромосому больше
Специальный репортаж
По Абхазии — с Фазилем Искандером. Неполитические заметки
Вольная тема
Идеализм в боевом действии
Спорт
Кадыров зовет Абрамовича в Чечню
Призвать Билла
Дмитрий Булыкин: Мы можем преподнести сюрприз
Пятого июня сборная России вылетает в Португалию…
Свидание
30 мая в Доме-музее Бориса Пастернака — День памяти поэта
Кинобудка
«Цареубийца» — «Покаяние» 90-х
Театральный бинокль
Режиссер Валерий Фокин хочет устроить диалог Гоголя с Достоевским
Сектор глаза
Искусство продавать искусство

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100