NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

СУД ПРИСЯЖНЫХ ОПРАВДАЛ ВОЕННЫХ УБИЙЦ
Капитан Ульман покидал зал заседаний окружного военного суда под рукоплескания семерых из двенадцати присяжных
       
(Фото — ИТАР-ТАСС)
       
       
«Дело Ульмана» началось 11 января 2002 года на окраине селения Дай Шатойского района Чечни. В тот день там, в горах, ловили «раненого Хаттаба» — шла спецоперация. Развед-группа ГРУ Генштаба под командованием капитана Эдуарда Ульмана, десантировавшись с вертолета, никакого Хаттаба не обнаружила, но встретила на дороге рейсовый «уазик». В машине было шесть пассажиров. Не зная о спецоперации, они просто ехали домой из райцентра Шатой по горным селам. Первыми очередями гэрэушники расстреляли директора сельской школы из Нохчи-Келоя 69-летнего Саид-Магомеда Аласханова. Спустя два часа — остальных. Многодетную мать Зайнап Джаватханову, завуча Абдул-Вахаба Сатабаева, лесника Шахбана Бахаева, водителя Хамзата Тубурова и Магомеда Мусаева. Трупы всех разведчики сожгли. Преступление раскрыли по горячим следам, дело дошло до суда, и перед присяжными, выбранными из жителей Ростова-на-Дону, оказались непосредственные исполнители и организаторы казни мирных граждан — капитан Ульман, лейтенант Александр Калаганский, майор Алексей Перелевский, прапорщик Владимир Воеводин. Обвиняемые не отпирались — рассказывали все как было. Свидетели тоже были откровенны — картина преступления не могла не быть предельно ясной для присяжных. Однако вердикт, оглашенный 29 апреля, оказался катастрофически циничным: да, убивали и уничтожали тела, но невиновны. Во-первых, потому, что исполняли приказ (в судебных заседаниях доказано, что приказа не было). Во-вторых, «уазик» по первому требованию военных не остановился (в судебных заседаниях доказано — остановился).
       
       
Что же случилось 29 апреля в нашей стране? Что означает этот вердикт гласа народного?
       Прежде всего, присяжные ХОТЕЛИ ОПРАВДАТЬ военных палачей и только поэтому оправдали. Они не услышали никаких доказательств, кроме тех, которые ХОТЕЛИ СЛЫШАТЬ. Они поверили только обвиняемым — и на слово. Никакие иные свидетельства их не задели, какими бы весомыми они объективно ни были. Присяжные истолковали все обстоятельства казни, только как толковали их преступники.
       И совсем не потому, что присяжные были кем-то ангажированы — они были ангажированы лишь самими собой. Ну о каком-то давлении на коллегию можно говорить? Если 7 из 12 присяжных аплодисментами приветствовали убийцу Ульмана, когда его освобождали из-под стражи... Когда ты вершишь правосудие по убеждению — тогда ты ликуешь.
       От чего была радость? От того, что отстояли «своих» против «чужих», «наших» против «не наших». Суд присяжных задумывался как суд по совести против «басманного правосудия». А получился в Ростове — по праву мести, по дворовому принципу: «наших бьют», надо спасать. Когда «наши» и «не наши» — мы и чеченцы. 29 апреля это известное всем общественное настроение оказалось узаконено в рамках юридической процедуры.
       Без сомнения, это — принципиальное решение времен второй чеченской войны. Освящение палачей силой закона. Оправдание группы Ульмана значит предельно простые вещи — что убивать чеченцев можно, кем бы чеченцы ни были. И это даже не кровь за кровь — а кровь за национальную принадлежность. Гарантия оправдания отныне — в существовании института присяжных, за введение которого так страстно боролись передовые юристы России.
       Доборолись: смертная казнь, на которую, ради вступления в ЕС, был введен мораторий указом президента, и ни один судья в России не имеет права вынести подобный вердикт, — теперь де-факто разрешена к применению военными, причем по их собственному усмотрению. То есть — смертная казнь по самосуду дозволена. Вердикт ростовских присяжных — по сути индульгенция эскадронам смерти, действующим в Чечне. Самосуд стал выше закона. По суду.
       А теперь — почему? Почему присяжные так хотели ОПРАВДАТЬ?
       Просто потому, что они — и есть мы. Часть нас. Сегодня, после вердикта, много разговоров: а кто они, собственно, эти присяжные? Каков их социальный статус? Где «таких» взяли?..
       Бессмысленные пересуды. Правда состоит не в том, школу они окончили или институт: большинство в стране имеет среднее образование, и большинство в этой коллегии — со средним образованием; большинство «нас» работает на низкооплачиваемых должностях — и большинство в этой коллегии работает на невысоких зарплатах…
       Правда в том, что большинство в стране считает чеченцев вторым человеческим сортом, приветствует правовой расовый нигилизм, оправдывает суд Линча и мечтает о возвращении смертной казни. Аплодисменты присяжных убийце — овация победы одних граждан России над другими. Конечно, овация тупика, не сулящая будущего, — но эта овация — исповедь ныне живущего большинства.
       …Их хоронили в таких крошечных белых коконах, и не потому, что мертвые были маленькими детьми. Просто тогда, в январе 2002-го, от каждого казненного осталась лишь горсточка обугленных костей, и старики намотали побольше белых простыней, чтобы живым было полегче…
       Кто видел, никогда не забудет. Кто не видел, тому легче. Судить.
       
       P.S. 5 мая в Северо-Кавказском окружном военном суде должно было состояться итоговое заседание по «делу Ульмана». Но итоговым оно не стало. Рассматривались технические, процедурные вопросы. Следующее заседание назначено на 7 мая.
       
       Анна ПОЛИТКОВСКАЯ
       
06.05.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 31
6 мая 2004 г.

Точка зрения
Ластоногий юморок третьей за последние двадцать лет страны
Подробности
Начальник УВД на Московском метрополитене отправлен в отставку
Расследования
Суд присяжных оправдал военных убийц
Отстоять московскую землю от фашистов было легче, чем от чиновников
Болевая точка
Мурат Зязиков: Есть желающие превратить Ингушетию во вторую Чечню. Но я не позволю
Исторический факт
  9 мая. Этот день мы приближали, как могли
Из записных книжек штрафника: «Вы погибаете раньше, чем начинаете жить»
Анатолий Иващенко. «Колос в поле боя»
«Жди меня» вернулась на иврите
Когда жизнь дешевле окурка…
Кинобудка
Молодые увидели лицо войны
Наши даты
9 мая — 80-й день рождения Булата Окуджавы
У нас если не сталь в голосе, то — Булат
Станислав Рассадин. «И все изранены, как ты»
Сергей Никитин. Физически он лирик
Люди
Александр Бовин: Люди когда-нибудь прорвутся в справедливое общество
Власть
«Защитника крестьян» подвел домик в деревне
Власть и деньги
Курс рубля к должности
Новости компаний
Московский арбитражный суд отложил рассмотрение жалобы «ЮКОСа»
Инострания
Европа подошла к окну и приоткрыла форточку
Абашидзе взорвал за собой мосты
Россию могут пригласить поучаствовать в послевоенном урегулировании в Ираке
Регионы
В Воронеже подсчитали ценность труда
Зачем земляки романтика Грина стоят в очереди?
Спорт
Мы среди проч.
Телеревизор
Правда, которую запретили. «Золотые ворота» фильма REN TV
Музыкальная жизнь
Возвращение короля. 15 мая Би Би Кинг даст в Москве свой заключительный концерт
Культурный слой
Церкви стали концертными залами
Вольная тема
Как оперировали маму. Уроки Института Бакулева
Московский наблюдатель
Красная шапочка ногам покоя не дает

Следующий номер
«Новой газеты»
выйдет 13 мая

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100