NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

НАШЕ СОБАЧЬЕ ДЕЛО
Под таким заголовком мы печатали материал о преследовании ветеринаров. Сегодня человек, задержавший нескольких наркокурьеров, может получить срок за лечение кошки
       
Врач Садоведов в зале суда. (Фото — ИТАР-ТАСС)
     
       
Константин Садоведов — ветеринарный врач. У него все руки в синяках — оттого, что ходит на самбо, — и тихий голос. Это я предполагаю, что голос у него тихий. Со мной он как раз говорит громко. Его кабинет отделен от операционной чисто символической перегородкой. Там, в операционной, плачет женщина, у которой час назад машина переехала спаниеля. Теперь Садоведову приходится говорить громче, хотя он просто мог бы попросить ту женщину покинуть помещение.
       
       
Садоведов — подсудимый. Он проходит по уголовному делу. Однажды выехал по вызову, для того чтобы прооперировать кошку. Осмотрел животное, подготовился к операции, наполнил шприц кетамином, чтобы сделать обезболивание. Теперь его хотят посадить на десять лет.
       Операция происходила в квартире оперативного работника Госнаркоконтроля Курылева, хозяйкой кошки оказалась оперативная работница — Воскресенская. А сама четырехцветная дворовая мурка проходит по делу как «лицо, которому производился сбыт наркотиков».
       Чиновники Минсельхоза, забывшие в свое время внести кетамин в список препаратов, разрешенных к использованию в ветеринарии, никак не думали, что их оплошность так дорого обойдется врачам. ГНК не замедлил этой забывчивостью воспользоваться. По всей стране на ветеринаров заведены десятки уголовных дел. Минсельхозовцы уже раскаялись и внесли кетамин в злосчастный список, но карательную машину не остановить. И Садоведов теперь подсудимый.
       
Солдат Садоведов сжигает наркотики. (Фото — "Журнал")
     
       
Костя Садоведов несколько лет служил на границе с Таджикистаном. Когда заканчивал свою ветеринарную академию, пришла разнарядка на офицеров с военной кафедры. Можно было пойти на калининградскую таможню «грузовики с колбасой проверять», можно было вообще в Москве остаться, но Садоведов выбрал одну из двух «путевок» в Таджикистан. Решил, что будет перекрывать наркотрафик.
       — У нас участок в 280 километров, на нем всего 16 погранзастав. Естественно, народу не хватает, и надо угадать, где они пойдут в следующий раз. Засаду надо устроить незаметно. Сидеть в засаде можно и неделю, и две. Если они потащат через границу дуди — это такой очень сильный наркотик, который курить можно, — то охрана будет сильная. А нас обычно больше пяти человек не бывает… Я никогда не стреляю, пока человек не переступит границу. Хотя мог бы. Хотя другие стреляют. Но я оставляю выбор: ты уходишь или ты — преступник.
       Тогда, с кошкой, сотрудники ГНК никакого выбора Садоведову не оставили (не колоть он не мог: кошка умерла бы). Между тем закон об оперативно-разыскной деятельности квалифицирует их действия как провокацию. Сведения, добытые таким путем, доказательствами не являются. Сотрудников, использовавших этот прием, самих судить бы надо.
       Адвокат Садоведова Евгений Черноусов ходатайствовал о признании эксперимента, проведенного в квартире Курылева, незаконным. Но судья Анатолий Севрюков его ходатайство отклонил без объяснения причин.
       Судья категорически не допускает, чтобы Садоведова защищали. Он постоянно отклоняет ходатайства адвоката Черноусова, хотя изложенные в них требования вполне законны. Удовлетворение любого из этих ходатайств повлекло бы за собой закрытие дела.
       Следственный эксперимент и задержание в жилом помещении, согласно все тому же закону об оперативно-разыскной деятельности, можно проводить только с санкции суда либо с согласия всех проживающих. Ни того, ни другого при проведении следственного эксперимента в квартире Курылева получено не было. Сам судья Севрюков был удивлен тем, что в законе, оказывается, есть такая норма. Вероятно, оперуполномоченный по особо важным делам майор Курылев, подписавший постановление о проведении следственного эксперимента в собственной квартире, тоже законов не знает. Как и начальник управления ГНК по Москве генерал-майор Чуваев, утвердивший это постановление.
       Курылев, испугавшийся было, что попал в переплет со своим незнанием законов, заявил, что в той квартире никто не живет, все выписались. Но напрасно он волновался. Как только адвокат потребовал запросить в ЖЭКе справку о зарегистрированных в квартире, судья сразу его требование отклонил.
       
       
Теперь ключевой момент. Главный, так сказать, козырь защиты. Вы будете смеяться, но Госнаркоконтроль, ловко расправляющийся с ветеринарами, не имеет никакого права проводить эксперименты, обыски, задержания. Ни в квартирах, ни в клиниках, ни на улицах. Ни по отношению к врачам, ни по отношению к наркоторговцам. И не обладает такими полномочиями. Сорокатысячная армия, не поместившаяся в бывшем здании налоговиков на Маросейке, не узаконена. Закон о Госнаркоконтроле пока не принят. Существует этот орган согласно указу президента, а это рядовой подзаконный акт. В указе президента не прописаны права комитета на проведение мероприятий, связанных с ограничением свободы граждан.
       Но сотрудники ГНК заявили, что ветеринария — это их территория, и сами теперь устанавливают на ней правила. Уже вроде и Путин высказался по этому поводу. Довольно резко, кстати, высказался. Но это результата не возымело.
       — Мне всегда тревожно. Но это не страх, это именно тревога. Еще с границы осталась. Всегда — и днем, и ночью, и дома, и на работе. Наверное, уже не пройдет никогда. Я хожу в церковь, говорю с батюшкой. Рассказываю про то, как убивал людей. Но ведь и они меня убить могли. Мне кажется, это по-честному: или я, или меня… Мы идем ночью ставить засаду и знаем, что кто-то вернется, а кто-то — нет. Все говорят, а потом вдруг замолкают. Как по команде. И я просто физически ощущаю, что мы — все вместе. Я это очень хорошо знаю. У меня и отец, и дед — пограничники.
       Госнаркоконтролеры — тоже люди в форме и тоже стараются вместе держаться. В последнее время — вместе с Генпрокуратурой. В конце января Генпрокуратура, встревоженная слухами о том, что в кетаминных делах масса нарушений, истребовала несколько штук на проверку. Садоведовского дела среди них не было, но остальные, по сути, идентичны ему: те же провокации, те же незаконные задержания. Через какое-то время ветеринары узнали, что все дела, видимо, будут закрыты на законных основаниях. Но еще через несколько дней уже Госнаркоконтроль вздохнул с облегчением: выяснилось, что Генпрокуратура к чистоте кетаминных дел никаких претензий не имеет. Сумели найти общий язык.
       
       
Впрочем, в ГНК тоже не звери служат. Если еще несколько месяцев назад заместитель председателя ГНК Александр Михайлов готов был рвать на себе рубашку, чтобы довести дела ветеринаров до суда, то теперь подсудимым недвусмысленно намекают: ведите себя хорошо — и больше условного срока не получите. И Черкесов говорит о том, что в каждом конкретном случае будет принято решение, которое «не будет превышать степени общественной опасности правонарушения». Но позвольте, Виктор Васильевич, какую общественную опасность представляет укол анальгетика кошке?
       ГНК в сложившейся ситуации надо отстоять честь мундира. Только в ГНК забывают один важный момент: им условный срок видится компромиссом, а для ветеринаров — это крах всей жизни. Осужденный по «наркотической» статье ни в какой ветклинике работать не сможет. Все. Куда идти этим людям, которые всю свою жизнь только тем и занимались, что лечили зверей? Что им делать? Подметать дорожки в зоопарке?
       — Я недавно удалял флюс у собаки. Вкололи несколько раз местную анестезию — не взяло. А больше нельзя. И у пса посреди операции остановилось сердце. Он не вынес. Откачивали полтора часа. А хозяйка не поняла ничего, она думала, что зубы только так и лечат.
       Если и вашему питомцу предстоит сложная операция и вы опасаетесь делать ее без наркоза, то найдется масса желающих предложить вам следующий выход. За определенную сумму в клинику приезжает человек со шприцем, который собственноручно колет вашего питомца и тем самым весь риск принимает на себя. Не сомневайтесь, этот кетамин завезен в Россию нелегально. Это новый бизнес. Есть спрос — есть предложение.
       Адвокат Черноусов разговаривал о сложившейся ситуации с заместителем генерального прокурора РФ Сабиром Кехлеровым. В неформальной беседе тот сообщил адвокату, что в последнее время кетамин просто валом повалил в Россию. Кетаминных курьеров задерживают постоянно, но поток не ослабевает. Так что создан новый кетаминный рынок.
       
       P.S. В ветеринаров наркоконтролеры вцепились намертво. Теперь придумали новый заход. По клиникам ГНК разослал запрос такого содержания: пользовались ли вы кетамином в 2002 — 2003 годах? Если не пользовались, то укажите, какими препаратами его заменяли. Расчет безошибочный. Ну кто теперь признается, что использовал кетамин? А раз врачи столько лет обходились без этого лекарства, то, получается, можно и без него.
       
       Ольга БОБРОВА
      
     
       Справка:
       По уголовным делам, связанным с употреблением кетамина для анестезии животных (ст.228 УК), проходят ветеринарные врачи:
       1) Дука Александр Геннадиевич, клиника «Бон-Пет».
       2) Красная Марина Анатольевна, Московская муниципальная ветеринарная станция.
       3) Садоведов Константин Павлович, клиника ГУП «Полигон».
       4) Середа Сергей Владимирович, заслуженный ветврач РФ, дважды лауреат премии «Золотой скальпель», президент ассоциации практикующих ветврачей, директор клиники «Шанс».
       5) Танаева Ольга Владимировна, ветслужба Владимирской тюрьмы.
       Это далеко не полный список. Нам известно, что по стране идут как минимум 19 подобных процессов. Просим читателей сообщать нам имена других врачей, проходящих по «кетаминным делам». «Новая газета» будет следить за судьбой этих людей. Ни один из них невиновен и не должен пострадать от произвола.
       
      
       От редакции:
       Нам известна позиция Виктора Черкесова: кетамин запрещен, врачи берут за инъекции сумасшедшие деньги. Перед законом все должны быть равны. Однако тот же Черкесов прекрасно понимает: борьба с ветеринарами — отнюдь не приоритет. И можно было добиться результатов отнюдь не репрессивными методами. Посмотрим, какие возобладают в ГНК...
       В ближайших номерах мы надеемся представить точку зрения Виктора Черкесова.
       
       
19.04.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 27
19 апреля 2004 г.

Болевая точка
Девятимесячные девочки объявлены шахидками
Отделение связи
Открытое письмо Верховному Главнокомандующему РФ В.В. Путину
Точка зрения
Наум Коржавин. Обескураживающие годы
Борис Немцов. Путин — наше всё. И это опасно
Александр Добровинский. Адвокатам нужно дать право обыскивать прокуроров
После выборов
Оценки действий Владимира Путина за четыре года его президентского правления
Расследования
«Оборотням в погонах» предъявлено обвинение
Человек, задержавший несколько наркокурьеров, может получить срок за лечение кошки
У Юрикова отняли чувство ветра
Подробности
«Опыт частного сопротивления». Народ или население?
Мы — свободны. Сколько нас? Репортаж с маленького митинга
Цена закона
Борис Грызлов почти плакал
Депутаты манипулируют законами в интересах своего бизнеса
Власть
Мэр и генералы. Кампании против Лужкова всегда начинались с милицейских отставок
Специальный репортаж
Охота на ведьм по-узбекски. К визиту президента Каримова к президенту Путину
Новейшая история
Взгляд на мир через амбразуру кассового аппарата погружает его в новое Средневековье
Первые лица
Лыжня для одинокого хоккеиста. Лукашенко выиграл у России в теннис 10 троллейбусов
Отдельный разговор
   Групповой портрет: лимита XXI века
Введение
Хроники разоблаченной лимитчицы
Кто спасет их от SOSковцов?
Кто отвечает за миграционную политику в Москве и в России
Вопрос — Ответ
Советы вербовщика
Букет Молдавии
Незваному гостю хуже татарина
Обстоятельства
Останется ли Страшный суд не зависимым от законодательной власти РФ?
Армия
Альтернативка тоже бывает сверхсрочной
Люди
Семья Данилевичей отделилась от государства
Власть и люди
Трудящиеся хотят видеть Путина в бронзе
Московский наблюдатель
У Гоголя нет московской прописки
Финансы
Криминальный севооборот. 30–40% земли попадает в первую очередь к чиновникам
Регионы
Создается правозащитный центр им. маркиза де Сада
«Пират» дрался и брал пленных
Телеревизор
Взгляд из-под «Барьера»: в дуэли всегда побеждает Соловьев
У Министерства обороны появится свой телеканал
Вольная тема
Между Сетью и тусовкой одно отличие — в Сети не наливают
Товарищ директор, что вы здесь шляетесь?
Сюжеты
В Сергиевом Посаде подняли символ возрождения России. Звони, если что…
Это светлое чувство «лавэ»
Свидание
Кто придумывает шутки для веселых и находчивых?
Кинобудка
«Кино, которое мы потеряли»: Телец и Молох
Театральный бинокль
«Гроза» женщин
Швейк штурмует Москву
Сектор глаза
Искусство быть несерьезной
Наградной отдел
Впервые в России прошел конкурс пофигистов
Личное дело
На вопросы «Новой газеты» отвечает Вера Глаголева
Наши даты
21 апреля — день альтернатив
Реакция
Расписка за убийство
Голос из бездны
Уточнение
Мама как спецслужба

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100