NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ОХОТА НА ВЕДЬМ ПО-УЗБЕКСКИ
К визиту президента Каримова к президенту Путину
       
Азиза Ахметова с внуком в их доме (Ташкент).
     
       
Милиционеры без стука и предупреждения за несколько секунд сломали замок на входной двери и в ходе быстротечной операции, без единого выстрела, захватили живьем группу потенциально опасных потенциальных террористов, потенциально связанных с «Аль-Каидой». Группа состояла из двух молодых женщин и трех маленьких девочек. Но главной подозреваемой и потенциально самой опасной 59-летней Дармон Султановой дома не оказалась. Она ушла в гости, но домашние не знали, куда.
       «Наверное, поехала в Ташкент взрывать бомбу», — пошутили милиционеры и увезли двух невесток и трех внучек Султановой в участок, где продержали до вечера.
       Мухаббат, жена или вдова сына Султановой Уйгуна Рузметова, ничего не знает о судьбе своего мужа и его брата Ойбека, кроме того, что их в 1999-м приговорили к смертной казни за терроризм. Мухаббат, ее трех дочек 5, 7 и 8 лет, а также вторую невестку задержали в рамках милицейской зачистки подозреваемых в связи с террористами сразу после того, как в конце марта этого года прогремели взрывы в Ташкенте, его пригородах и Бухаре.
Шейх Мухаммад Садык Юсуф. Намаз в мечети Имама аль-Бухари в Старом городе.       Мухаббат и другим членам этой теперь уже чисто женской семьи в этот раз повезло. Их отпустили в тот же вечер, когда Дармон Султанова сама явилась в участок в поисках своих пропавших родных. Готовилась Дармон, по ее словам, к самому худшему. Хотя, как она сама признает, самое худшее в ее жизни уже произошло в январе 1999-го, когда ее, 54-летнюю женщину, раздели до нижнего белья, поставили на колени, приковали наручниками к батарее в душном тюремном коридоре, а потом мимо нее провели двух ее окровавленных и изнуренных многодневными пытками сыновей. Сыновьям сказали, что прямо сейчас на их глазах, если они не признают предъявленные им обвинения, охранники изнасилуют их мать, а потом еще и их жен. В результате братья сознались в том, что участвовали в заговоре по свержению режима Каримова, и были приговорены к высшей мере.
       Муж Султановой Собир Рузметов, врач на пенсии, тоже был арестован в январе 1999-го. Ему, как утверждает Султанова, подбросили наркотики, и по этому сфабрикованному обвинению Собир просидел в тюрьме и лагере до 2001 года, пока его не освободили по амнистии. К этому времени его здоровье было окончательно подорвано избиениями, лишениями лагерной жизни и известием о гибели сыновей. Собир постоянно находится в больницах, а его семья вынуждена была переехать из Хорезма, где соседи стали избегать их, как прокаженных, в Чирчик, небольшой городок в двадцати минутах езды от Ташкента, где они и живут одни, без мужчин в одноэтажном доме — вместо стекол пузырится мутный целлофан, а на металлических воротах, покрашенных аляпистой голубой краской, написано мелом — «Дом продается».
       Султанова говорит, что единственная причина, почему власти преследуют ее семью, — это то, что они хотели изучать Коран и делать намаз, как положено, пять раз в сутки. Никто из ее семьи, говорит Султанова, никогда не состоял ни в какой политической или религиозной организации.
       Последние события в Узбекистане — взрывы и перестрелки в Ташкенте и Бухаре — продолжают оставаться окутанными завесой неясности, несмотря на повторяющиеся бойкие заявления властей о причастности к этим событиям сил международного терроризма и даже «Аль-Каиды». Что же в действительности произошло в Узбекистане между 28 марта и 30 марта? Факты, по рассказам очевидцев и свидетелей, таковы.
       Около 10 человек погибло в результате взрыва в доме в поселке недалеко от Бухары 28 марта. Затем 29 марта женщина взрывает себя на рынке Чорсу в Старом городе в Ташкенте. В результате взрыва, кроме самоубийцы погибают два милиционера. 30 марта на северной окраине Ташкента в районе Йалангач происходит несколько перестрелок и взрывов, в результате которых погибают, по крайней мере, еще около пятнадцати предполагаемых террористов и несколько милиционеров.
       Вот как описывает один из эпизодов Клара Муртазова, проживающая на первом этаже пятиэтажного кирпичного дома в поселке Йалангач, где в квартире прямо над ее головой скрывались вооруженные люди: «Когда началась стрельба, я выглянула в окно и услышала, как кто-то кричит мне из-за забора напротив дома: «Отойди от окна, а то пристрелим». Я не сразу поняла, что они имеют в виду, и продолжала смотреть. В этот момент из нашего подъезда на улицу выбежала молодая женщина в синих джинсах, черной куртке и (мусульманском) платке на голове. Она держала в правой вытянутой руке какой-то предмет. Из-за забора раздались выстрелы, я отбежала от окна — и тут раздался взрыв, и в комнату посыпались стекла. Потом было еще два взрыва на лестнице. Потом тишина. А потом прямо над головой раздались пять отдельных выстрелов — и все стихло».
       Из сбивчивых рассказов жильцов и местного участкового можно предположить, что на лестнице между вторым и первым этажами и перед подъездом три молодые женщины взорвали себя или оказались взорваны либо ручными гранатами, либо самодельными взрывными устройствами. В нехорошей же квартире на втором этаже были найдены тела пяти молодых человек, предположительно выстреливших себе в голову.
       Молодые люди снимали эту квартиру уже несколько месяцев. Вели себя тихо. Если с кем и заговаривали, то были вежливы. Говорили по-узбекски, с провинциальным южным акцентом. Женщин, направлявшихся в эту квартиру или выходивших из нее, соседи вообще никогда не видели, до самого последнего дня.
       В похожей ситуации, случившейся в пятистах метрах от этого дома, четверо предполагаемых террористов в то же утро перелезли через невысокий забор во двор частного дома, где проживает семья этнического корейца Юрия Тена, забаррикадировались в жилой пристройке и после короткой перестрелки с милицией и спецназом взорвали сами себя. В главной части дома в этот момент находились двое малолетних детей, но неизвестные их не тронули.
       Всего за эти три дня в Ташкенте и Бухаре, по утверждениям Генеральной прокуратуры, погибли 33 террориста, 10 милиционеров и четверо гражданских лиц, среди них — трое детей. В прошлую пятницу генеральный прокурор Узбекистана Рашид Кадыров дал брифинг для журналистов, на котором поведал о какой-то организованной террористической группе, руководимой из единого центра, находящегося за границей. По словам Кадырова, следствию удалось выяснить, что террористы были подготовлены за границей «арабскими инструкторами, которые тренировали боевиков «Аль-Каиды». Кадыров также упомянул Хизб ут-Тахрир (Партию освобождения) — политическую религиозную организацию, не проповедующую насилия.
       Прокурор республики зачитал текст по бумажке и удалился. Вопросы прокурору задать было нельзя. Да, похоже, у собравшихся трех десятков журналистов, а в подавляющем большинстве это были представители местных средств массовой информации, вопросов не было. И так все ясно. «Аль-Каида»? Значит, «Аль-Каида». По крайней мере президента Буша это объяснение вполне устраивает. И у него, похоже, тоже нет вопросов. По сообщениям из Белого дома, президент Джордж Буш подтвердил свою приверженность к продолжению сотрудничества с Узбекистаном, направленного на борьбу с терроризмом. Президент Буш, выражая соболезнования президенту Каримову, подчеркнул, что террористические акты в Узбекистане являются звеньями одной террористической цепи.
       
Дармон Султанова с внучками в их доме (Чирчик).       
Вопросы, однако, возникают у многих наблюдателей и аналитиков как за границей, так и в Узбекистане.
       «У меня мало сомнений, что эти так называемые террористические акты были организованы руководством Узбекистана, — говорит независимый аналитик, директор неправительственной организации «Озод Овоз» («Свободный Голос») Бобомурод Абдуллаев. — Каримов таким образом убивает двух зайцев. В очередной раз доказывает американцам, что Узбекистан находится на общей линии фронта войны с мировым терроризмом, и в то же время уничтожает остатки фундаменталистской оппозиции».
       Многие отмечают, что последние теракты словно специально совпадают по времени с важными политическими моментами в жизни Узбекистана, которые будут определять, укрепится ли Узбекистан в роли стратегического союзника США в Средней Азии, будет ли Европа продолжать проявлять интерес к этой бывшей советской республике и расширять свои инвестиции или Узбекистан будет объявлен очередным тоталитарным изгоем на карте мира, очередной безнадежной постсоветской диктатурой в этом стратегически важном регионе.
       Дело в том, что в апреле закончился срок годичного периода, определенного Европейским банком реконструкции и развития как возможность для Узбекистана признать наличие таких страшных нарушений прав человека, как пытки в следственных органах и тюрьмах республики, и в корне исправить ситуацию; кроме того, изменить положение с регистрацией политических партий и движений, а также добиться других видимых подвижек в области прав человека и защиты политических свобод.
       Европа, похоже, определяется с выбором своей политики. 6 апреля совет директоров ЕБРР решил, что «через год после призыва исправить политическую и экономическую ситуацию в Узбекистане… прогресс является очень ограниченным, и банк не может продолжать свою деятельность, как обычно». ЕБРР принял решение ограничить инвестиции в частный сектор, продолжая некоторую деятельность в общественном секторе. Иными словами, Европу не убедили взрывы и перестрелки, а Узбекистан лишился критически необходимых миллионных инвестиций.
       
       
Теперь очередь за США. Узбекистан является стратегическим партнером США с 2001 года, когда согласился разместить у себя авиацию и около тысячи американских военнослужащих рядом с границей с Афганистаном, где тогда разворачивалась операция против талибов и «Аль-Каиды». Военный контингент США продолжает находиться в Узбекистане, а правительство США оказывает серьезную помощь этой стране, в том числе и военную. Только в этом году США готовятся выделить Узбекистану более 57 миллионов долларов. Одна незадача: стратегическое сотрудничество по договору увязывается с широкими демократическими преобразованиями. В подтверждение этого Госдепартамент должен этой весной провести так называемую сертификацию Узбекистана по этим вопросам, и только тогда миллионы долларов потекут в экономику страны и ее военные арсеналы. В последнем докладе, выпущенном Госдепом в марте, говорится о серьезных нарушениях в Узбекистане, но решение о сертификации пока не принято, хотя, судя по последнему заявлению Буша, это всего лишь вопрос времени.
       «В выборе своих политических ориентиров Каримов — единственный из лидеров бывших советских республик в Средней Азии, который почти полностью отвернулся от Москвы и поставил все на сотрудничество с США, — говорит независимый аналитик, бывший карьерный дипломат Алишер Таксанов. — Каримов словно заявляет — я отменил цензуру, я сократил количество статей Уголовного кодекса, предусматривающих смертную казнь, я смягчил наказания за экономические преступления, я объявил амнистию. Я знаю, что вы хотите от меня. Но как я могу быть еще более либеральным, если мне приходится бороться у себя в стране с нашим общим врагом — международным терроризмом?»
       Таксанов тоже склоняется к версии, что теракты могли каким-то образом организовать спецслужбы, хотя и не исключает вероятности того, что взрывы и нападения на сотрудников милиции могли быть совершены отчаявшимися людьми, которые ненавидят милицию «как самый коррумпированный и жестокий аппарат насилия в Узбекистане».
       
Полиция проверяет машины и повозки на въезде в Ташкент.       
Репрессии инакомыслящих начались в Узбекистане уже в начале 90-х годов, когда заметно выросли общественная роль и популярность многих имамов, которые частенько стали выступать с критикой действий правительства. В 1992-м, когда в соседнем Таджикистане началась гражданская война, Каримов предпринял жесткие шаги, чтобы обезопасить республику от превращения в еще одно поле битвы в Средней Азии. Были запрещены оппозиционные партии, как и запрещена деятельность Исламской партии возрождения. Именно тогда Каримов твердо определился, откуда идет главная опасность его режиму — от независимых мусульман, которые пользовались гораздо большим доверием у нищего и забитого населения, чем непонятные и невнятные демократы, которым так и не суждено было превратиться в Узбекистане в хотя бы минимально влиятельную политическую силу.
       Непослушные имамы и муллы подверглись репрессиям и гонениям, как и лидеры оппозиционных демократических партий. Некоторые просто исчезли, некоторые попали в тюрьму. С 1993 года правительство начало жестко определять рамки деятельности исламских лидеров, многим из которых пришлось покинуть страну. Но свято место пусто не бывает.
       На их место пришли эмиссары из-за границы, которые стали обучать молодых людей исламу на дому, проповедуя и распространяя исламскую литературу. Особенно активно с середины 90-х годов стала проявляться деятельность международной организации Хизб ут-Тахрир. В отличие от многих ваххабитских организаций и сект Хизб ут-Тахрир делает упор на мирном и постепенном достижении своей, с точки зрения дня сегодняшнего, утопической цели — построения исламского государства, или халифата, на территории всей Средней Азии.
       Хизб ут-Тахрир многократно подчеркивала ненасильственный характер своей деятельности, хотя в ее проповедях и литературе содержатся строки, которые могут быть истолкованы как призывы к насилию, а также явные элементы антисемитизма. Хизб ут-Тахрир считает ислам самодостаточной не только религиозной, но и политической структурой, абсолютно пригодной для того, чтобы замещать собой государство со своими готовыми порядками и законами. Хизб ут-Тахрир и ее деятельность запрещены в Узбекистане. Причастность к этой организации может рассматриваться как посягательство на основы конституционного строя (статья 159 Уголовного кодекса) и наказывается таким же тяжким образом, как и деятельность структуры совершенно иного толка, а именно Исламского движения Узбекистана, или ИДУ.
       
       
Зачатки будущего ИДУ появились еще в середине 90-х годов, когда в Ферганской долине образовались первые отряды самообороны, что-то вроде народной дружины, состоявшие из молодых вооруженных людей, которые добровольно вызвались помогать милиции следить за порядком. В 1997 году они объединились в Исламское движение Узбекистана, которое, в отличие от Хизб ут-Тахрир, прямо ставит своей целью свержение правительства Каримова. Многие из его членов и руководителей воевали в Таджикистане на стороне исламской оппозиции.
       Когда военные действия закончились, они попытались вернуться в Узбекистан, но были объявлены вне закона и ушли в подполье. Большинство же из них бежало в Афганистан под руководством известных лидеров Джумы Намангани (впоследствии убитого в одной из первых американских бомбардировок Афганистана в 2001 году) и Тахира Юлдашева, который до сих пор скрывается в Афганистане или приграничных районах Пакистана.
       С 1997 года Каримов начал новую волну репрессий, направленную в первую очередь против ИДУ и Хизб ут-Тахрир и косвенно против остатков демократической оппозиции — партии Эрк (Воля) и движения Бирлик (Свобода). Серия взрывов в феврале 1999 г. в Ташкенте, которая унесла 16 жизней, ознаменовала новый виток репрессий. Под определение члена Хизб ут-Тахрир стали подходить любые лица, которые были замечены в том, что молились пять раз в день и пользовались услугами независимых имамов, которые проповедовали в домах, а не в мечетях. Признания членства в Хизб ут-Тахрир или ИДУ, по наблюдениям независимых экспертов, выбивались методами ужасных пыток, которые по своей чудовищности могут поспорить с методами сталинских застенков, если верить тому, что утверждается в 334-страничном докладе о правах человека в Узбекистане, который увидел свет 30 марта сего года.
       По оценкам «Хьюман Райтс Вотч», в настоящее время в тюрьмах и лагерях Узбекистана содержится около 7000 заключенных, осужденных на различные сроки за мирную религиозную деятельность. «Идеология Хизб ут-Тахрир не демократична. Она антизападническая, антисемитская. В ней много ненависти, — говорит представитель «Хьюман Райтс Вотч» в Убекистане Эллисон Гилл. — Мы не поддерживаем их позицию. Мы защищаем их право ее высказывать».
       
Света Тен со своим племянником Игорем отбирают уцелевшие после взрыва кирпичи.       
По официальным сообщениям, расследование последних терактов идет полным ходом. За последние дни органы безопасности и внутренних дел арестовали 54 человека, из них 45 уже предъявлены обвинения. Генпрокурор Кадыров на недавнем брифинге сказал, что по подозрению в связи с террористами были задержаны и допрошены 412 человек, из которых все, кроме девяти, уже были отпущены домой.
       Возможно, среди тех, кто числится в задержанных, находятся 31-летняя Делорам Мухамедова и ее родственница — 16-летняя Махфуза Насырова, которые накануне последних событий отправились в Андижанскую тюрьму навестить одного из родственников и не вернулись в назначенное время. Мать Делорам 51-летняя Азиза Ахмедова в шоке. Мать четверых дочерей, она за последние четыре года проводила в тюрьму своего мужа, кандидата технических наук, и пятерых своих зятьев. Да, именно пятерых. Это не ошибка. Это просто трагедия. Когда муж одной из четверых ее дочерей скончался в тюрьме, ее дочь снова вышла замуж, но и этот муж тоже оказался за решеткой. Младшего зятя, правда, вскоре выпустили, заменив ему срок на условный. Все остальные сидят по обвинению в членстве в «экстремистской организации Хизб ут-Тахрир». Ахмедова получила информацию от ташкентской милиции, что обе женщины задержаны для выяснения личности. У задержанной Делорам дома остались четверо детей.
       «Я в ужасе. Я звоню в милицию Андижана, но они не дают мне никакого ответа, — говорит Азиза. — Они посадили всех моих мужчин. Теперь взялись за женщин. Я очень боюсь, как бы они с ними чего не сделали. Моих мужа и зятьев били на следствии. Они ничего не сделали. Только изучали Коран. Мой муж сказал тогда судье: «Если вы найдете хоть один призыв к насилию в этой книге (учебник по исламу Хизб ут-Тахрир), то тогда осуждайте меня». Судья ничего ему не сказал, а дал 13 лет. Потом еще три года добавили в лагере».
       Зульфия Ижмухамедова, 24-летняя торговка тканями на рынке Чорсу, не верит официальным обвинениям Хизб ут-Тахрир в причастности к последним взрывам. «Генеральный прокурор должен знать, что Хизб ут-Тахрир никогда не была связана с насилием». По признанию Ижмухамедовой, в 1999 году ее муж Сунат получил четырнадцать лет лагерей, когда сам добровольно признался на суде в том, что был сознательным активистом Хизб ут-Тахрир. Сейчас он сидит в колонии «Джаслык», в Каракалпакистане на западе страны, рядом с Аральским морем. Колония «Джаслык» считается самой ужасной из всех колоний и тюрем Узбекистана. По свидетельствам многих узников колонии, их регулярно избивают, подвергают пыткам и унижениям, насилуют, не разрешают молиться, заставляют сотни раз в день хором говорить фразы вроде «Каримов — живой бог».
       Из этой страшной тюрьмы 62-летней Фатиме Мухадировой выдали труп ее сына Музафара Авазова в августе 2002 г. На теле были следы массивных ожогов, которые свидетельствовали о том, что перед смертью его еще живьем погружали в кипяток. Администрация колонии утверждала, что на Авазова другие заключенные просто опрокинули чайник с кипятком. Мухадирова стала добиваться справедливости, и 12 февраля 2004 года ее посадили в тюрьму, но перед самым визитом министра обороны США Дональда Рамсфелда, в конце февраля, ее выпустили, заменив шестилетний срок на штраф, эквивалентный 250 долларам.
       Рамсфелд подтвердил тогда, что «Узбекистан является ключевым членом глобальной коалиции в войне с террором», и довольный результатами визита отправился домой.
       «Одни репрессии не решат этих важных проблем», — говорит шейх Мухаммад Садык Юсуф, бывший муфтий всей советской Средней Азии и Казахстана, который считает, что президент Каримов проводит в целом правильную политику, а вот его подчиненные «часто перегибают палку». Бывший муфтий сейчас является самым авторитетным официальным имамом в Узбекистане. В 1993 году, после того как ночью во дворе его дома взорвалась граната, он понял намек и отправился за границу на Ближний Восток, где провел долгие восемь лет, пока, наконец, власти не сделали ему новый намек — теперь уже на безопасное возвращение.
       «Эти проповедники ислама глубоко заблуждаются, — говорит шейх о деятелях Хизб ут-Тахрир. — Многие из них не знают даже самых обычных молитв. Но бороться с ними одним насилием невозможно. Это провоцирует только новый всплеск реакционных настроений».
       «Милиция и службы безопасности осуществляют абсолютный контроль над гражданами, — говорит политический аналитик и до недавнего времени сотрудница международной организации «Фридом Хаус» Умида Ниязова. — Средства массовой информации — под жестким контролем государства. Политические партии были задавлены в 1993 году. Глубокая неудовлетворенность в душах людей является нишей, которую заполняют исламские экстремисты и которая в других условиях могла бы быть заполнена демократическими партиями».
       
       Сергей ЛОЙКО, Ташкент
       Специально для «Новой газеты»
       Фото автора
       
19.04.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 27
19 апреля 2004 г.

Болевая точка
Девятимесячные девочки объявлены шахидками
Отделение связи
Открытое письмо Верховному Главнокомандующему РФ В.В. Путину
Точка зрения
Наум Коржавин. Обескураживающие годы
Борис Немцов. Путин — наше всё. И это опасно
Александр Добровинский. Адвокатам нужно дать право обыскивать прокуроров
После выборов
Оценки действий Владимира Путина за четыре года его президентского правления
Расследования
«Оборотням в погонах» предъявлено обвинение
Человек, задержавший несколько наркокурьеров, может получить срок за лечение кошки
У Юрикова отняли чувство ветра
Подробности
«Опыт частного сопротивления». Народ или население?
Мы — свободны. Сколько нас? Репортаж с маленького митинга
Цена закона
Борис Грызлов почти плакал
Депутаты манипулируют законами в интересах своего бизнеса
Власть
Мэр и генералы. Кампании против Лужкова всегда начинались с милицейских отставок
Специальный репортаж
Охота на ведьм по-узбекски. К визиту президента Каримова к президенту Путину
Новейшая история
Взгляд на мир через амбразуру кассового аппарата погружает его в новое Средневековье
Первые лица
Лыжня для одинокого хоккеиста. Лукашенко выиграл у России в теннис 10 троллейбусов
Отдельный разговор
   Групповой портрет: лимита XXI века
Введение
Хроники разоблаченной лимитчицы
Кто спасет их от SOSковцов?
Кто отвечает за миграционную политику в Москве и в России
Вопрос — Ответ
Советы вербовщика
Букет Молдавии
Незваному гостю хуже татарина
Обстоятельства
Останется ли Страшный суд не зависимым от законодательной власти РФ?
Армия
Альтернативка тоже бывает сверхсрочной
Люди
Семья Данилевичей отделилась от государства
Власть и люди
Трудящиеся хотят видеть Путина в бронзе
Московский наблюдатель
У Гоголя нет московской прописки
Финансы
Криминальный севооборот. 30–40% земли попадает в первую очередь к чиновникам
Регионы
Создается правозащитный центр им. маркиза де Сада
«Пират» дрался и брал пленных
Телеревизор
Взгляд из-под «Барьера»: в дуэли всегда побеждает Соловьев
У Министерства обороны появится свой телеканал
Вольная тема
Между Сетью и тусовкой одно отличие — в Сети не наливают
Товарищ директор, что вы здесь шляетесь?
Сюжеты
В Сергиевом Посаде подняли символ возрождения России. Звони, если что…
Это светлое чувство «лавэ»
Свидание
Кто придумывает шутки для веселых и находчивых?
Кинобудка
«Кино, которое мы потеряли»: Телец и Молох
Театральный бинокль
«Гроза» женщин
Швейк штурмует Москву
Сектор глаза
Искусство быть несерьезной
Наградной отдел
Впервые в России прошел конкурс пофигистов
Личное дело
На вопросы «Новой газеты» отвечает Вера Глаголева
Наши даты
21 апреля — день альтернатив
Реакция
Расписка за убийство
Голос из бездны
Уточнение
Мама как спецслужба

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100