NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

КРИМИНАЛЬНЫЙ СЕВООБОРОТ
30—40% земли попадает в первую очередь к чиновникам
       
(Фото — EPA)
      
       
Жители трех сел в Воронежской области получили прелестные письма от одного из фермеров с деловым предложением насчет аренды земельных паев. Бизнес-план предусматривает, с одной стороны, формирование под крылом фермера крупных сельскохозяйственных угодий, а с другой — получение пенсионерами: а) по тонне зерна, б) по 14 килограммов подсолнечного масла и в) по бесплатному гробу.
       Возможно, план реализовался бы как по маслу, однако колхозные ветераны узнали в новом фермере бывшего председателя колхоза, который и довел хозяйство до ручки. В связи с чем пункт «в» привел их в ярость, и они обратились в милицию и в прессу. Но милиция только руками развела: никаких законов новый фермер не нарушил.
       
       «Оборотни в кабинетах»
       Земля в глубинке давно поделена. Купля-продажа ее происходит под диктовку крупных капиталов. Здесь они уже скупили большие угодья — включая лесные.
       Теоретически задача ставилась так: на земле должен появиться хозяин, и тогда сельское хозяйство станет эффективным. Собственником якобы должен стать крестьянин. Но фактически хозяином земли стала номенклатура, а крестьянам определена прежняя роль: работника на барских плантациях. Рассуждения о свободной купле-продаже, о фермерстве, о свободном труде крестьян на своей земле — от лукавого. Съесть-то он, может, и съест, да кто ж ему даст?..
       Теоретики не учли коррупцию. Вот в 92-м году наступил в Воронежской области фермерский бум. И целая толпа разных начальников стала фермерами в трех самых плодородных районах. Им лично либо на подставных лиц выделялись поля, и никто из простых смертных об этом не догадывался. Колхозники продолжали работать на полях и убирали урожай, а «фермер» продавал его и получал деньги. Некоторые из начальников даже понятия не имели, где находятся их «фермерские хозяйства».
       Тогда это дело получило огласку, и лжефермерам прищемили хвост. Но сегодня в областной Думе с трибуны говорят, что многие чиновники имеют большие наделы воронежской земли, оформленные на родственников или подставных лиц, и собирают с них дань точно так же, как раньше собирали помещики и лжефермеры. А те, кто всю жизнь ишачил в колхозе, часто не могут добиться положенного им клочка земли. Их участки отходят в фонды перераспределения и уже оттуда становятся чьей-нибудь собственностью. Эти фонды — просто золотая жила.
       
       И межа с межою говорит…
       Из газет: «…Бывший совхоз Новоусманский, ныне «Плодово-ягодная компания». Когда-то здесь выращивали лучшие в Черноземье сорта яблок. Но около двух лет назад предприятие обанкротилось, имущество было продано инвесторам. Селяне говорят, что здесь не обошлось без помощи районной администрации. Людей никто не спрашивал. В итоге почти все они остались не только без работы, но и без земельных паев».
       В селе Средний Икорец пайщики получили от «инвестора» при посредничестве районной администрации предложение: вы нам землю в аренду на 5 лет, а мы вам будем платить за нее 3 центнера зерна в год. Половина согласилась, а у несогласных начались проблемы. Под разными предлогами их стали увольнять с работы. А с земельными паями несогласных начались странности: хитро-мудро они объявлялись невостребованными и изымались в районный фонд перераспределения. Оттуда земля уходила в аренду еще одному «инвестору», а законные собственники вообще ничего не получали.
       Эта схема «сотрудничества» так понравилась «инвестору», что срок аренды земель в документах волшебным образом вырос с 5 до 25 лет.
       Частный случай. В Раменском районе старичок-собственник несколько лет получал от «инвестора» по два мешка зерна в качестве арендной платы. В последние годы и это получать перестал. Оказалось, «инвестор» передал землю другому арендатору. Тот сообщил деду: да не получали мы с вашей земли никакого урожая. Скосили ячмень, он лежит в рядках. Можете забирать его себе. Старичок сходил на поле: все чисто убрано. Пошел в милицию — оттуда его послали. В суд. Но в суд он уже не пошел. Сказал: «Ну их на хрен». И многие в районе, где большинство пайщиков — ветераны колхозных битв, смиряются и живут по пословице «С сильным не борись, с богатым не судись». Поскольку весовая категория не та; сил не осталось, а богатств не нажили.
       Сегодня «инвесторы» выжимают из земли все соки, засевая их «бизнес-культурами» — подсолнечником, ячменем для пивоварения. Слова «севооборот» они не знают. Цель «залетных фермеров» — сорвать куш поскорей и побольше, а дальше хоть трава не расти.
       Есть и другие причины разрушения севооборота. На селе остается все меньше специалистов. Целая дыра между поколениями: старые кадры вымирают, а молодежь работать на земле не желает. И не видно, что может привлечь ее в будущем.
       Зато очень много проблем возникает с выделением паев бюджетникам-пенсионерам.
       Вот пишут в газету супруги-пенсионеры, 77 и 78 лет. Он всю жизнь отработал завмедпунктом в селе, она 35 лет работала учителем в сельской школе. При разделе паев обратились в колхозы, но им отказали. В районную администрацию ткнулись — там им предложили обращаться в суд. То есть судиться как бы с теми, с кем они бок о бок прожили всю свою непростую жизнь. Обратились к представителю президента, но и тот послал в суд. Собрали документы, передали в суд. И тишина. Полная! Никому не нужны больше старики. А вот земля их нужна.
       Раздел земли в России всегда был тяжелым процессом. Последний раздел начался еще в 1991 году. По постановлению правительства паи выделяли до 98-го года. Оформляли документы упрощенно: есть список, на общем собрании люди голосуют и утверждают его. Вот Иванов, Петров, Сидоров плюс учительница, плюс фельдшер и т.д. Поделили, скажем, три тысячи гектаров на 495 человек.
       И тут приходит бабушка, она живет в городе, но всю жизнь работала в колхозе. Имеет она право на пай? Имеет. Сейчас в области много мигрантов, они работают в хозяйствах. Им по справедливости надо выделить пай? Беженцы и переселенцы — они такие же русские люди и уже хлебнули горя там, откуда их заставили бежать. Разве справедливо их и здесь всего лишать? Ну, собрались, выделили пай. А это значит, что те три тысячи гектаров надо делить не на 495 человек, а по новой, на 497.
       Люди идут в суд, и конца-краю земельным конфликтам не видно. Кого-то упустили, человек потом приходит и говорит: я же имею право! И действительно, право он может иметь гораздо больше, чем те, кому участки уже выделены.
       
       Вот тебе, бабушка, и Юрьев пай!
       В областной Думе попытались разобраться: кто продает сегодня свои паи? Оказалось, продают обычно ветераны за 5 — 6 тысяч рублей. Хотя номинально средняя цена гектара у нас в области 20 — 22 тысячи рублей. То есть 6 га — 120 тысяч. Однако крестьяне часто и не подозревают о реальной цене земли. Поэтому энергичные ребята ездят по области и скупают паи. А люди их продают из-за нищеты или неверия в будущее.
       Сейчас на селе осталось лишь 20% владельцев паев от тех, что были вначале. Много неоформленных паев отошло в фонды перераспределения. По оценкам депутатов, 30—40% земли попадает, в первую очередь, к чиновникам, которые уже примерили наделы по 50, 100 гектаров и складывают из них крупные сельхозугодья. Самые лакомые поля достаются тем, кто имеет власть и возможность наложить на них лапу.
       И что впереди? На рынке земли наступило время хищных спекулянтов, быстрого сколачивания капиталов на скупке и перепродаже паев. Народ, как и десять лет назад, будет чесать репу: опять надули с приватизацией! Слово «землевладелец» неизбежно станет таким же ругательным, как сегодня — «нефтяной олигарх».
       Большая беда может выйти.
       
       Александр ЯГОДКИН, наш соб. корр., Воронеж
       
19.04.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 27
19 апреля 2004 г.

Болевая точка
Девятимесячные девочки объявлены шахидками
Отделение связи
Открытое письмо Верховному Главнокомандующему РФ В.В. Путину
Точка зрения
Наум Коржавин. Обескураживающие годы
Борис Немцов. Путин — наше всё. И это опасно
Александр Добровинский. Адвокатам нужно дать право обыскивать прокуроров
После выборов
Оценки действий Владимира Путина за четыре года его президентского правления
Расследования
«Оборотням в погонах» предъявлено обвинение
Человек, задержавший несколько наркокурьеров, может получить срок за лечение кошки
У Юрикова отняли чувство ветра
Подробности
«Опыт частного сопротивления». Народ или население?
Мы — свободны. Сколько нас? Репортаж с маленького митинга
Цена закона
Борис Грызлов почти плакал
Депутаты манипулируют законами в интересах своего бизнеса
Власть
Мэр и генералы. Кампании против Лужкова всегда начинались с милицейских отставок
Специальный репортаж
Охота на ведьм по-узбекски. К визиту президента Каримова к президенту Путину
Новейшая история
Взгляд на мир через амбразуру кассового аппарата погружает его в новое Средневековье
Первые лица
Лыжня для одинокого хоккеиста. Лукашенко выиграл у России в теннис 10 троллейбусов
Отдельный разговор
   Групповой портрет: лимита XXI века
Введение
Хроники разоблаченной лимитчицы
Кто спасет их от SOSковцов?
Кто отвечает за миграционную политику в Москве и в России
Вопрос — Ответ
Советы вербовщика
Букет Молдавии
Незваному гостю хуже татарина
Обстоятельства
Останется ли Страшный суд не зависимым от законодательной власти РФ?
Армия
Альтернативка тоже бывает сверхсрочной
Люди
Семья Данилевичей отделилась от государства
Власть и люди
Трудящиеся хотят видеть Путина в бронзе
Московский наблюдатель
У Гоголя нет московской прописки
Финансы
Криминальный севооборот. 30–40% земли попадает в первую очередь к чиновникам
Регионы
Создается правозащитный центр им. маркиза де Сада
«Пират» дрался и брал пленных
Телеревизор
Взгляд из-под «Барьера»: в дуэли всегда побеждает Соловьев
У Министерства обороны появится свой телеканал
Вольная тема
Между Сетью и тусовкой одно отличие — в Сети не наливают
Товарищ директор, что вы здесь шляетесь?
Сюжеты
В Сергиевом Посаде подняли символ возрождения России. Звони, если что…
Это светлое чувство «лавэ»
Свидание
Кто придумывает шутки для веселых и находчивых?
Кинобудка
«Кино, которое мы потеряли»: Телец и Молох
Театральный бинокль
«Гроза» женщин
Швейк штурмует Москву
Сектор глаза
Искусство быть несерьезной
Наградной отдел
Впервые в России прошел конкурс пофигистов
Личное дело
На вопросы «Новой газеты» отвечает Вера Глаголева
Наши даты
21 апреля — день альтернатив
Реакция
Расписка за убийство
Голос из бездны
Уточнение
Мама как спецслужба

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100