NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ЧЕРЕЗ АМБРАЗУРУ КАССОВОГО АППАРАТА
Такой взгляд сегодняшней шоу-демократии на мир погружает его в новое средневековье
       
(Рисунок С. Аруханова)
     
       
В последнее время многих из нас беспокоят проблемы отнюдь не локального свойства. Мы вдруг почувствовали, как хрупок современный мир и как ненадежно все, что его оберегает от разрушения. Такое впечатление, что он сорвался с тормозов и стремительно несется к катастрофе, на фоне которой теряет значение все, что еще вчера представляло для людей предмет повседневного беспокойства.
       Еще недавно были иные, нежели сейчас, угрозы — мировая ядерная война, глобальная экологическая катастрофа, мировой энергетический кризис, СПИД. Кто сейчас думает о столь масштабных бедах? Немногие. Большинство обеспокоено тем, что трагедия в любой момент может произойти совсем рядом с тобой или, того хуже, — затронет кого-нибудь из близких, дорогих тебе людей. Ощущение надвигающейся катастрофы стало локальным и почти повседневным. Но что самое страшное — привычным.
       
       
Террористические акты, где бы они ни происходили — в России или далеко за ее пределами, ныне воспринимаются едва ли не как природная неизбежность. Вроде пожара или землетрясения, о которых можно сказать: эту беду не предотвратить. Утром включаем телевизор и ждем: что еще потрясло наш донельзя неустойчивый мир? И если ничего страшного не случилось — удивляемся. Сообщения о десятках убитых уже не потрясают. Жертвы привыкли мерить сотнями, а то и тысячами. Все, что менее того, — событие малозначительное.
       В современном мире, как некогда в средневековье, можно убить человека только за то, что он поклоняется иному богу и в его жилах течет кровь иных предков. Это уже не вызовет всеобщего шока, хотя лет двадцать—тридцать назад подобное казалось невероятным. Всякое, конечно, случалось, но не в таком количестве, не с такой периодичностью, не столь повсеместно. Современный мир болен, серьезно болен. И это пугает. Но еще больше пугает то, что у него нет врачевателей.
       На днях, выступая на одном из предвыборных митингов, президент США, в ответ на требования своих оппонентов вывести американские войска из Ирака, произнес поразительные слова: «Мы не собираемся бросать людей, жаждущих демократии». Любой, кто прожил на Востоке хотя бы несколько лет и общался с местными жителями, понимает, как оторван от реальной жизни этот президентский пассаж.
       Невозможно представить, чтобы регион, с его тысячелетними правилами полуфеодального общежития, вдруг зажил по классическим канонам американской цивилизации с ее избирательной системой, многопартийностью, парламентаризмом, независимой судебной системой, защищенными законом гражданскими свободами, а главное — с абсолютным неприятием силы как средства изменения сложившихся в стране политических реальностей. Восток — это особый мир. В житейском плане он не так благополучен, как американский, но в общечеловеческом — несравненно сложнее и многообразнее.
       Несколько столетий назад европейцы колонизировали большую часть Азии и Африки и привнесли туда собственную материальную культуру — строили города и дороги, организовывали здравоохранение и образование, приучали туземцев к индустриальной культуре. Но все, как потом оказалось, было построено на песке. Система насильственной европеизации народов жила до тех пор, пока была репрессивной. Лишь только Европа доросла до высот современной демократии с ее трепетным отношением к общечеловеческой морали и к гражданским свободам — все пошло прахом.
       Колонизаторы ушли, оставив после себя такие кровавые и затяжные конфликты, которых до них в этих местах не было и в помине. Не привыкшим к тяготам и потерям американцам в Ираке не удержаться ни при каких условиях. И что же они оставят после себя? Говорят, демократию. Наивно, а потому смешно. Их демократия, построенная по законам развлекательного шоу-бизнеса, с притопами и прихлопами, в этих краях смотрится диковато. Все равно что дарить кочевнику «удивительный электроутюг с мощным отпаривающим эффектом».
       Отношение иракцев к Хусейну в последнее время меняется. Многие из тех, кто видел в его свержении доброе предзнаменование, ныне думают иначе. Некоторые аналитики считают, что это связано с присутствием на их земле оккупантов. И это правда. Но далеко не вся. В Ираке происходит то, что на Востоке не может не происходить в отсутствие всеподавляющей диктатуры, — разрастаются межэтнические и межрелигиозные конфликты. Они не обернулись полномасштабной гражданской войной лишь потому, что у противоборствующих сторон пока еще имеется общий враг. А что будет, когда тот исчезнет, растворится в заокеанских далях? То, что Хусейн был кровавым диктатором, — факт, не требующий доказательств. Но то, что после него крови прольется во сто крат больше, — даже более очевидно. Многочисленные и ставшие благодаря американцам чертовски популярными религиозные и этнические мракобесы почти наверняка втянут в свои кровавые разборки весь иракский народ, от мала до велика. И это станет ценой бездумного и поспешного устранения диктатора ради чужеродной, а потому мифической демократии.
       
       
Западные политики в действительном хотят видеть желаемое. Оттого и твердят на каждом углу, что все народы мира только и мечтают что о демократии, а все диктаторы только и думают, как бы эти мечты никогда не стали явью. Что это, если не «сладкий сон»? Потому что реальность, увы, не столь благостна и не столь очевидна. Откуда, к примеру, в наши дни исходит наибольшая угроза терроризма? Как ни странно, из государств, где Западу в свое время худо-бедно удалось ликвидировать традиционную репрессивность режимов и форсировать создание демократических институтов. Случайно ли это? Едва ли.
       Можно не сомневаться, что мир получит в Ираке после ухода оттуда коалиционных сил — страна станет вотчиной международных террористов. И не только потому, что они слетятся на запах крови и больших денег. Созданы внутренние условия, чтобы терроризм дал на этой земле свои всходы. И сделано это руками американцев. Пройдет не так много времени — и в этой стране появятся люди, которые, достигнув зрелости, ни разу не держали в руках ничего, кроме оружия. И не умеют ничего, кроме как убивать.
       Собственно говоря, это тот недуг, который Россия получила у себя в Чечне. Побороть его во сто крат труднее, нежели под улюлюканье опьяненной безвластием толпы сбросить памятник тому или иному диктатору. Можно, к примеру, изловить Масхадова или Басаева (правда, что-то с этим у российских борцов с террором явно не ладится), но нельзя в одночасье превратить спустившегося с гор боевика «со стажем» в законопослушного и политически терпимого гражданина. А кого за это винить? Кремль почти тринадцать лет кряду, руководствуясь своей корыстью, то потрафлял сепаратизму, то объявлял на него крестовый поход. И сам взрастил на Кавказе общество, не знающее ничего, кроме войны.
       После того как Узбекистан потрясла серия недавних терактов, в российской прессе только ленивый не высказался по поводу авторитаризма президента Каримова. Многие узбекские интеллектуалы, перебравшиеся в Москву и отсюда критикующие то, что происходит у них дома, любят порассуждать о «средневековом ханстве» и о том, что Россия — а более всего Запад — должна потребовать демократизации жизни в республике. Если бы не операция в Афганистане, наверное, США, используя разные рычаги и возможности, уже давно бы предприняли какие-то попытки воздействовать на режим в Ташкенте. Может быть, даже небезуспешные. А чего бы в итоге добились? Того же, чего добились всюду, где уже «наводили порядок», — демократия, скроенная по западным лекалам, в местных условиях окажется не по размеру. Она нежизнеспособна и приведет лишь к тому, что вся пирамида власти, рано или поздно, рухнет, придавив собой все и вся.
       Наступит час — и Запад увидит то, от чего содрогнется: еще один Афганистан, управляемый разношерстными религиозными догматиками. Не исключено, что, осознав ошибку, он бросится ее исправлять — и получит еще один Ирак, в котором народ не желает мириться с присутствием оккупантов и не приемлет ценности, которые ему навязывают извне.
       После событий на Балканах, в которых силы западной коалиции проявили абсолютную беспомощность и недальновидность, многие сербы, прежде считавшие Милошевича тираном, ныне признают его правоту в отношении «жесткого курса», направленного на разграничение противоборствующих этнических группировок в Косове и Метохии. Сегодня они не на стороне миротворцев и не считают их таковыми. И тут есть над чем задуматься…
       В современном мире страшно не то, что армия террористов множится день ото дня, а то, что население стран, охваченных террором, не на стороне тех, кто с ним борется. Подобное наблюдаем чуть ли не всюду, где ведется эта борьба. Даже те палестинцы, что заняты вполне мирными делами и не берут в руки оружие, отнюдь не на стороне израильтян, уничтоживших идейного вдохновителя местных «бомбистов». Когда в Испании по подозрению в совершении терактов арестовали несколько марокканцев, социологические службы, работающие в Северной Африке, сообщили, что местное население относится к их действиям с пониманием и сочувствием. А что наблюдаем в нашей Чечне? Президент Кадыров вместе с незаменимым Ястржембским могут слагать любые легенды про «всенародную поддержку», а реальность выглядит далеко не благостно: даже те чеченцы, кто считает сторонников Басаева бандитами, отнюдь не симпатизируют федералам. Они могут накормить российского солдата, могут перевязать рану, даже укрыть от боевиков, но это не меняет сути — народ не сочувствует тем, кто на его земле воюет с террором по принципу «мы заставим вас стать счастливыми!». Такое наблюдаем всюду — в Чечне и в Ираке, в Афганистане и в Израиле. Почему? Наверное, причин много, даже очень.
       Но, думаю, одна из главных — стратегический талант тех, кто руководит борьбой со злом, не соответствует уровню задач, вставших перед современным миром. Поэтому у них ничего и не получается. И не получится. Страшно подумать, что нас ждет впереди.
       Похоже, сегодня мир делает то, на чем споткнулся несколько столетий назад, — на штыках несет «варварам» цивилизацию и порядок. А им ничего этого не надо, у них свои представления о ценностях бытия. Да и что им, собственно, предлагают? Порченый товар. Только слепой не замечает, что современная западная демократия, мягко говоря, нездорова, оттого сплошь и рядом дает сбои. Можно вспомнить, как со скандалом четыре года назад американцы выбирали своего президента. Или как итальянцы сделали премьером человека, который не успел урегулировать отношения с законом, обвинявшим его в коррупции и финансовых махинациях. Гельмут Коль, Жак Ширак, Тони Блэр — за каждым из них тянется шлейф большого или малого порока, рожденного пренебрежением к той самой демократии, благодаря которой они вознеслись на вершины власти. Репутация перестала быть мерилом общественного доверия. Отношение народа к тем, кто им управляет, повсеместно становится все более и более снисходительным. Отсюда результат — политическая элита мира интеллектуально мельчает, становится неспособной к осмыслению стратегических последствий принимаемых ею решений.
       
       
А что в итоге? Деградация публичной политики приводит к усилению роли политического закулисья. Реальная власть постепенно перетекает в транснациональные экономические структуры, у которых весьма специфический взгляд на мир — через амбразуру кассового аппарата. Для них, к примеру, Ирак — это в первую очередь добытая нефть. А во вторую — доходы от нефти. Потому не стоит удивляться, что все усилия западных миссионеров, помогающих «народам, томящимся под пятой диктатуры», заканчиваются одним и тем же — чуть ли не всенародным сопротивлением привнесенной извне демократии.
       Подавляющее большинство представителей нынешней политической элиты мыслит категориями геронтологии — они озабочены в основном продлением собственной жизни на вершине мировой власти. У них все строится «под выборы». Почему, к примеру, французское руководство не поддержало решения своих американских коллег в отношении Ирака? Не из-за разницы в стратегических подходах к борьбе с террором. Из-за того, что современная Франция больше, чем любая другая европейская страна, населена приверженцами ислама. Елисейский дворец в первую очередь думал об их голосах, которые могут быть отданы «за», а могут и «против».
       Но это полбеды. Другая ее половина — политическая меркантильность элит. Для тех, кто ныне вершит «мировую политику», главным стало — подыграть настроениям, в данный момент доминирующим в обществе. Избиратель хочет решительных мер — осуществляются военные операции. Обеспокоен понесенными жертвами — начинается переговорный процесс. Увы, современным миром правят бездарности. Не в том смысле, что они глупы от природы и необразованны. Они — не стратеги, а потому не способны оперировать категориями Истории и быть законодателями общественных настроений. Бушу далеко до Рузвельта; Блэр, как говорится, рядом не стоял с Черчиллем; а Ширака невозможно сравнивать с Де Голлем, как и Шредера с Аденауэром (сравнения из нашей российской жизни предусмотрительно оставим на потом). Казалось бы, современное общество должно повышать требования ко всем, кто им руководит, а оно их снижает, выдвигая в первые ряды не лучших, а себе подобных. В результате демократия деградирует.
       В последние полвека мир кардинальным образом изменился, а политические механизмы и институты практически остались прежними. Оттого демократия и мутирует, поражая невиданными доселе плодами. Как отнестись к тому, что актер-терминатор, лишенный каких-либо управленческих талантов и не имеющий никакого государственного опыта, стал губернатором одного из самых важных и богатых штатов Америки? Конечно, это порождение общества, лишенного политического вкуса и ставшего абсолютно нетребовательным.
       Но главное в другом, не столь очевидном: вопрос о том, кто будет сидеть в кресле губернатора, ровным счетом ничего не значит. Как ничего не значит то, что российский Алтай отныне будет возглавлять профессиональный затейник. И Евдокимов, и Шварценеггер — все это фигуры бутафорской демократии. Подлинная власть не у них. Она у тех, кто никак не зависит от волеизъявления граждан. Увы, таков современный мир. Самое печальное, что многие из нас это вполне осознают, но не хотят принять как реальность. А не приняв, не могут ничего изменить. За то, похоже, и будем наказаны.
       
       Павел ВОЩАНОВ, обозреватель «Новой»
       
19.04.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 27
19 апреля 2004 г.

Болевая точка
Девятимесячные девочки объявлены шахидками
Отделение связи
Открытое письмо Верховному Главнокомандующему РФ В.В. Путину
Точка зрения
Наум Коржавин. Обескураживающие годы
Борис Немцов. Путин — наше всё. И это опасно
Александр Добровинский. Адвокатам нужно дать право обыскивать прокуроров
После выборов
Оценки действий Владимира Путина за четыре года его президентского правления
Расследования
«Оборотням в погонах» предъявлено обвинение
Человек, задержавший несколько наркокурьеров, может получить срок за лечение кошки
У Юрикова отняли чувство ветра
Подробности
«Опыт частного сопротивления». Народ или население?
Мы — свободны. Сколько нас? Репортаж с маленького митинга
Цена закона
Борис Грызлов почти плакал
Депутаты манипулируют законами в интересах своего бизнеса
Власть
Мэр и генералы. Кампании против Лужкова всегда начинались с милицейских отставок
Специальный репортаж
Охота на ведьм по-узбекски. К визиту президента Каримова к президенту Путину
Новейшая история
Взгляд на мир через амбразуру кассового аппарата погружает его в новое Средневековье
Первые лица
Лыжня для одинокого хоккеиста. Лукашенко выиграл у России в теннис 10 троллейбусов
Отдельный разговор
   Групповой портрет: лимита XXI века
Введение
Хроники разоблаченной лимитчицы
Кто спасет их от SOSковцов?
Кто отвечает за миграционную политику в Москве и в России
Вопрос — Ответ
Советы вербовщика
Букет Молдавии
Незваному гостю хуже татарина
Обстоятельства
Останется ли Страшный суд не зависимым от законодательной власти РФ?
Армия
Альтернативка тоже бывает сверхсрочной
Люди
Семья Данилевичей отделилась от государства
Власть и люди
Трудящиеся хотят видеть Путина в бронзе
Московский наблюдатель
У Гоголя нет московской прописки
Финансы
Криминальный севооборот. 30–40% земли попадает в первую очередь к чиновникам
Регионы
Создается правозащитный центр им. маркиза де Сада
«Пират» дрался и брал пленных
Телеревизор
Взгляд из-под «Барьера»: в дуэли всегда побеждает Соловьев
У Министерства обороны появится свой телеканал
Вольная тема
Между Сетью и тусовкой одно отличие — в Сети не наливают
Товарищ директор, что вы здесь шляетесь?
Сюжеты
В Сергиевом Посаде подняли символ возрождения России. Звони, если что…
Это светлое чувство «лавэ»
Свидание
Кто придумывает шутки для веселых и находчивых?
Кинобудка
«Кино, которое мы потеряли»: Телец и Молох
Театральный бинокль
«Гроза» женщин
Швейк штурмует Москву
Сектор глаза
Искусство быть несерьезной
Наградной отдел
Впервые в России прошел конкурс пофигистов
Личное дело
На вопросы «Новой газеты» отвечает Вера Глаголева
Наши даты
21 апреля — день альтернатив
Реакция
Расписка за убийство
Голос из бездны
Уточнение
Мама как спецслужба

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100