NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

АДВОКАТ ОБЩЕСТВА ПЕРЕД ГОСУДАРСТВОМ
Владимир ЛУКИН: Я не ссорюсь с властью, а хочу заставить ее отказаться от незаконных решений
       
(Фото — ИТАР-ТАСС)
     
       
Кадры решают все. Эту истину хорошо усвоили в России. Когда демократы (яблочники и эспээсовцы) не попали в Думу, Владимир Путин пообещал, что их идеи и кадры будут востребованы. И действительно, не без путинской протекции многие яблочники стали входить в различные властные структуры. А одного из основателей партии «ЯБЛОКО» Владимира Лукина Путин порекомендовал на пост омбудсмена.
       Что сможет Лукин сделать на посту главного правозащитника страны, пока не ясно, но надежды в связи с этим назначением у многих большие. Репутация у Владимира Петровича именно та, что нужна для этой должности. По крайней мере это решение не вызвало такого удивления, как назначение Фрадкова на пост премьера.
       Главный правозащитник дал интервью «Новой газете».
       
       — На Западе понятие «права человека» — это как догма. В России же это словосочетание порой вызывает только ухмылку. Все знают про «права человека», но что это такое, сказать не может никто.
       — Как уполномоченный по правам человека я понимаю их так, как они сформулированы в нашей Конституции. А как рядовой гражданин полагаю, что человек может жить свободно и делать то, что он считает нужным, до тех пор, пока его действия не противоречат интересам других людей.
       Именно этот зазор между интересами людей и обозначает их права.
       — Это на Западе звучит: «Мои права кончаются там, где начинаются права другого», — а у нас они кончаются там, где начинается своеволие чиновника.
       — Увы, это так. Чем выше государственный чиновник, тем больше он мнит о себе. С его точки зрения, именно он является прямым носителем закона, а не человеком, ему подчиненным. На вербальном уровне закон главенствует, на практике всем «рулит» телефонное право.
       Но здесь важно не перегибать палку, права человека не должны превышать все другие права. И задача наша не в том, чтобы возвеличить права человека, ущемив государственность, а в том, чтобы найти баланс между реализацией прав человека и реализацией системы организации общества.
       — Владимир Петрович, вы можете быть уверены в том, что то поколение политиков и чиновников, которое пришло в высшие эшелоны власти после 91-го года и которое сейчас там находится, способно изменить свое сознание?
       — Да, пессимистические мысли возникли. Для того чтобы попытаться хоть как-то изменить ситуацию, нам необходимо несколько серьезных примеров правового поведения. Без лицемерия и ханжества. Потому что у нас подчиненные всех уровней — как правило, люди с чуткой нервной системой, они моментально перенимают поведение своего начальства.
       — Что это за «примеры правового поведения»?
       — Ну, например, Владимир Путин, по крайней мере на словах, упорно сопротивляется попыткам превратить его в разновидность туркменбаши, увековечив его пребывание у власти или продлив срок президентских полномочий.
       Мы говорим о сегодняшней ситуации, и я намеренно привожу положительный пример. Это уже может рассматриваться как очень хороший пример.
       — Хорошо, а другие примеры есть?
       — Не хочу говорить, что я их не вижу, да я и не вправе. Я жду примеров конституционного поведения властей. Не по форме, а по содержанию.
       — А чьи интересы представляет уполномоченный по правам человека Владимир Лукин?
       — Интересы граждан Российской Федерации.
       — То есть вы защищаете права граждан? От кого?
       — От государства, от других граждан. Вообще я, если хотите, — адвокат общества перед государством.
       — Не кажется ли вам, что здесь есть некий парадокс? Вас рекомендовал на должность символ государства — президент, и вы защищаете граждан от государства, будучи фактически назначенным самим этим государством?
       — Я не вижу парадокса. Конституция оберегает независимость института уполномоченного по правам человека, он избирается на 5 лет, то есть срок его полномочий больше, чем у Думы и президента. Я максимально отдален от капризов власти. Конечно, я могу быть отозван, но это такая же сложная процедура, как и импичмент.
       — Пост омбудсмена в системе государственных отношений имеет политический вес?
       — Да, это должность политическая, потому что она утверждена Конституцией. Но политикой омбудсмен заниматься не должен.
       Это политическая должность человека, который берет на себя обязательства заниматься не политикой, а только проблемами конкретных нарушений прав человека. Например, я не считаю себя вправе комментировать те или иные политические события, скажем, хорошо ли сделал Путин, отправив Касьянова в отставку и назначив Фрадкова.
       — Но это только вопрос вашей личной этики либо же это где-то прописано в законе, что омбудсмен не имеет права заниматься политикой?
       — Это сугубо уровень личной чистоплотности и соображения профессиональной этики.
       — До того как стало известно о вашем назначении, с вами обсуждали такую перспективу?
       — Нет, мне ничего не было известно. Я был приглашен на встречу с президентом, в ходе которой он мне и сообщил, что хочет содействовать моему назначению на этот пост. Я согласился.
       — А можно ваше назначение рассматривать как реализацию обещания, которое дал Путин: задействовать кадры и ресурсы проигравших парламентские выборы демократов?
       — Да, это выглядит логичным, тем более что в беседе со мной он оговорился, что моя партийная принадлежность его никоим образом не беспокоит.
       — Первые правозащитные организации у нас в стране были негосударственные, они финансировались Западом и пытались работать по его образу и подобию. Однако в последнее время государство активизировалось в этом направлении. Были созданы Комиссия по правам человека при президенте РФ, затем — институт омбудсмена. Это что, попытка власти возглавить правозащитное движение, сделать его подконтрольным?
       — Изначально инициатива создания в России института омбудсмена принадлежала общественным правозащитникам. Конечно, могут быть попытки использования государственных правозащитных органов в целях, о которых вы говорите. Но в моем случае это вряд ли получится: я плохой помощник для ущемления общественных правозащитников.
       И потом, когда я говорил с президентом, я особо подчеркнул, что одним из главных условий, на которых я принимаю это предложение, будет положительная реакция правозащитников. Она такой и была.
       — Какова структура правозащитных организаций в России?
       — Она иерархическая. Существует конституционный государственный уполномоченный по правам человека — омбудсмен. Затем — Комиссия по правам человека при президенте РФ, которую возглавляет Элла Памфилова.
       Затем институт региональных омбудсменов, у нас он существует в 27 регионах. Их избирают местные законодательные органы, мне они не подотчетны, мы общаемся в режиме консультаций. Но у меня есть идея сделать этот институт более независимым от региональных интересов, чтобы кандидатуры согласовывались с Центром.
       И наконец, существуют общественные организации и отдельные правозащитники по конкретным проблемам, например по защите прав детей.
       — Насколько велик аппарат института уполномоченного по правам человека?
       — В настоящее время в его составе 176 человек. С моим приходом были изменения, но незначительные. Численность аппарата надо сопрягать с количеством населения в России, с числом накопившихся проблем. Например, в Чехии этот институт составляет 60 человек, но там и население всей страны — 5 миллионов человек.
       — Можем ли мы вернуть Западу упрек в том, что в России, мол, постоянно попираются права человека, напомнив о правах того же Саддама Хусейна или о правах человека в Афганистане, о правах мирных граждан в период бомбовых ударов по Югославии?
       — Это — из серии «сам дурак». Для этого у нас есть политики и дипломаты. А мне бы хотелось сделать так, чтобы у нас в стране положение с правами человека улучшалось. Вот тогда мы бы могли доказать свою правоту на деле, а не руководствуясь известным советским принципом: «А зато у вас негров вешают».
       Но я все же завидую американцам. Они заняли очень правильную позицию. По большому счету им глубоко плевать, что происходит в других странах, и вмешиваются они туда, только лоббируя свои интересы. Зато в своей стране они очень блюдут интересы своих граждан, их права.
       — Вы хотите улучшить права человека в стране, где пока отсутствует правовая культура, где чиновнику закон не писан. При этом вы, представитель государства, боретесь против этого государства и у вас, по вашим же словам, не может быть никакой политической линии. Но как же тогда общаться с властью, хоть на какие-то компромиссы вы должны будете идти?
       — На компромиссы с властью по конкретным законам я не готов идти. Однако и постоянно обострять ситуацию тоже не дело.
       Есть два способа сделать саму мою должность неэффективной. Первый — это начать героическое самоутверждение с помощью ругани и криков, какая у нас плохая власть, что в принципе недалеко от правды. Но этим путем можно только сорвать аплодисменты, на деле ничего не достигнув.
       Второй способ — это стать винтиком нынешней власти, потеряв всякий авторитет. Ни того, ни другого я не собираюсь делать. Да это сложно, но это вопрос не теории, а практики; посмотрим, как получится.
       — И все же какие приоритеты вы намерены заложить в основу вашего общения с властью: компромисс, противостояние?
       — Расскажу анекдот. Один человек спрашивает другого: «Что это ты постоянно со своей женой ссоришься? Ты ласкай ее, стерву, ласкай». Вот так и до€лжно строить отношения. Главное, чтобы власть сама ощущала потребность в изменении своих же незаконных решений. Для этого существует много способов. Но раскрывать их — все равно что раскрыть все свои карты.
       
       Беседовала Ирина ГОРДИЕНКО
       
22.03.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 19
22 марта 2004 г.

Мир и мы
Краткий курс демократии. Дебаты английского парламента по вопросу соблюдения прав человека в России
Власть и люди
Охранники президента Марий Эл устроили налет на деревню
Владимир Лукин — адвокат общества перед государством
Болевая точка
Мы снова — советские люмпены. С нами можно делать все, что захочется власти
Новейшая история
Создание резервации ударными темпами. Чеченцев, следующих из России, депортируют прямо с границы
Обстоятельства
Мумии в пирамиде власти
«Стародум» Станислава Рассадина
Тайная свобода равнодушных
Власть
Функционеры с партстажем дождались своего часа
Телеревизор
Телепутин. «Лишь бы день начинался и кончался тобой»
Власть и деньги
Касьянов временно недоступен
Либерализм с лицом Березовского
После выборов
В президентских выборах приняли участие больше 100% заключенных
Кто не ходит к урне, тот лишится койки
Точка зрения
Голосуем печенью. А потом это все в печенках сидит
Расследования
Бывший офицер КГБ погиб, слишком близко подойдя к разгадке тайны одной из частей химзащиты Беларуси
Нефть в обмен на наркотики и оружие. Черный интернационал
Глава «Фонда М.В.Д.» хотел стать мэром Москвы, а оказался в федеральном розыске
Ходорковский признан опаснее серийного убийцы
Армия
Почему Куроедов поставил в угол флагман Российского флота
Почему на учениях в Баренцевом море ракета отклонилась от заданной траектории
Похоже, что Россия имеет все шансы получить титул «международного старьевщика»
Офицеры обвиняются в мошенничестве
Финансы
Как живет и зарабатывает парикмахер? Все держится на волоске
Хождение по рукам. Как мы пытались открыть собственное дело
Ценники скоро изменятся. Центробанк планирует сложить все деньги в одну корзину
Заемщиками Сбербанка являются 2,5 миллиона россиян. Скоро их станет втрое больше
Подробности
Губернатор Калужской области сделал неканонический подарок Патриарху
Московский наблюдатель
Еще один левый марш…
Медицина
Академик Дмитрий Львов: Мы работаем в эпицентре смертельных эпидемий
Спорт
Лимонок полная корзина. Кто хотел взорвать гендиректора баскетбольного клуба
Люди
Кафедра безбашенных машин. Инженерная мысль бывает не только о куске хлеба
Храм для тещи. Когда он восстановил церковь, народ захотел молиться
Марина Ладынина. Улыбка на все времена
Исторический факт
Две смерти генерала Карбышева
Наши даты
18 марта в парижской клинике умерла Исса Панина
Библиотека
Александр Кушнер: Мне нравятся чужие «Мерседесы»
Книжный червь из Уймонской долины
Кинобудка
Целлулоидные и порнокопытные. Таковы в основном герои главных фильмов на фестивале «Лики любви»
Театральный бинокль
По многочисленным просьбам зрителей популярный мюзикл «Норд-Ост» будет возрожден
Скрипка и очень больно
Сектор глаза
У кремлевских стен три дня гостили звезды британского дизайна
Новости компаний
Опасные сотовые связи. Кто «заказал» «МегаФон»?
К сведению…
Ребенка выплеснули вместе с водой, но он остался жив

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100