NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

КТО РАЗРУШИТ НОВУЮ СТЕНУ В БЕРЛИНЕ?
На «Берлинале» выяснилось: возник социально «озабоченный» кинематограф
       
Герой фильма Ратиха акина: из тюрьмы — во внутреннюю эмиграцию
       
       
Международная пресса шумит о непредсказуемости итогов «Берлинале». Несомненно. Любой «наградной лист» прежде всего зависит от «награждающих». Судейское председательство интеллектуалки Фрэнсис Мак Дорманд (любимой актрисы братьев Коэнов, сыгравшей скромного беременного полицейского в «Фарго») заведомо обещало сюрпризы. И многих журналистов решение жюри дежурно шокировало...
       
       
Проблема в том, что конкурсная программа фестиваля, не имеющая явного эстетического лидера, провоцирует субъективность суждений. «Берлинале», благосклонный к авторскому кино и его представителям в лицах Маттео Гарроне, Ромуальда Кармакара, Ричарда Линклетера, Аннет Ольсен; чтящий классиков — Ангелопулоса, Ромера, Лоуча, — все же предпочел мейнстрим. Другое дело, что мейнстрим резко обновляет свой имидж. Рукодельная авторская выделка уступает место драйвовым, не без некоторой небрежности, бешеным по темпераменту, но главное — совпадающим по «группе крови» с временем.
       Если результаты фестиваля вызывают споры до хрипоты, то оценки самих картин практически совпадают.
       Понятно было, что кинопатриарх Тео Ангелопулос снимет очередную масштабную сагу: «глубоко личное на фоне исторических катаклизмов». В кинематографе 68-летний мэтр предпочитает стиль мюралей — крупнокалиберных полотен «настенной» живописи, описывающих разнообразные путешествия: во времени и пространстве.
       Трудно забыть эпизод его «Трилогии: плачущий луг», в котором сотни беженцев устраиваются на постой в оперном театре. В партере сложен убогий скарб, сотни семей находят себе пристанище в ложах за развешанными простынями. Вот он — истинный «театр военных действий» под светом софитов и шикарных люстр. Вот образ Европы, открывающей занавес бесконечным кровавым спектаклям ХХ века. Ангелопулос — стопроцентный классик. Картину снял не стыдную. Как хороший твидовый костюм — неброскую, крепко сшитую, которой «сносу не будет». Многие прочили фильму победу. Но, похоже, для тех, кто решал судьбу наград, фильм Ангелопулоса — лишь фон, культурный контекст, на котором более очевидны приметы лихорадочной современности.
       Это не тенденция года. Похоже, это тенденция нового века. Ведь и на предыдущем «Берлинале» победила скромная картина «В этом мире», рассказывающая о трудном пути беженцев.
       Европа учится жить в новой ситуации загнанного вглубь хронического социального землетрясения. Еще недавно тема эмигрантов и беженцев была экзотическим путешествием в иномир. Чужой. Загадочный, опасный. Существующий где-то рядом: в подвале, в спецлагерях, в районах-гетто. Туда заглядывал глазок камеры: экстравагантно, любопытно. А гастарбайтеры покорно занимали пустующую нишу «обслуги» цивилизованного общества, довольствуясь ролью чернорабочих, горничных, рыночных зазывал. Но вот столкновение цивилизаций произошло.
       Сегодня все кардинально меняется. В одной Германии проживают примерно около 4 миллионов турок. И героями многих картин становятся дети гастарбайтеров. Те, кто, обучившись в лучших университетах Европы, делает карьеру, пытаясь с невиданной для вялого европейца южной энергией вклиниться, просочиться, врубиться в сытую жизнь общества беспрестанного потребления.
       Любопытно, что фильм Фатиха Акина, отмеченный «Золотым Медведем», значится первым в каталоге «Берлинале», словно его смысловой пролог. Название «Gegen die wand» можно перевести по-разному: «Лобовой удар», «Головой об стену». Но мне кажется наиболее точной метафорой перевода — «Глухая стена». Формально Берлинская стена уж десять лет как рухнула. Но прорастание невидимых, непроницаемых стен меж людьми, социальными слоями, нацгруппами все более очевидно. И стены эти прочнее бетона заграждений.
       Герои фильма Акина и в благостной Европе существуют буквально на краю. Готовы в любой момент схватиться за бритву, как за соломинку, вытягивающую в иной мир. Ему 40 — и он вязнет в болоте пьянства и наркотиков. Ей 20 — и она пытается с помощью бритвы разрезать крепчайшие узы устоев и традиций благоверной мусульманской семьи. Они нужны друг другу. Сначала брак Кахита и Сибелы — чистая фикция, помогающая справиться с грузом проблем. Но, и пробив непроницаемые устои, они не могут прошибить последнюю стену — между собой. Фильм тридцатилетнего Фатиха Акина (как и его герои, молодой режиссер из турецкой семьи живет в Гамбурге) — обжигающий «энергетический» напиток. В единую взрывоопасную смесь смешано общественное и личное. Ясно, что обязательно рванет. Страсть. Трагедия, настоенная на иронии. Целая россыпь не привычных взгляду европейца акцентов.
       
       
Судьба современных Ромео и Джульетт, как показывает действительность, нисколько не облегчилась. Напротив: общество, и прежде всего его главная железобетонная ячейка — семья, нарезает противоречивую реальность на умозрительные квадратики. Изо всех сил запихивает в «камеры хранения» традиций, ортодоксальных верований человеческие судьбы.
       На первый взгляд лирическая комедия Даниэля Бурмана «Потерянные объятия», ставшая вторым, по признанию, фильмом «Берлинале» (Гран-при жюри), — совсем про другое. Аргентинец Ариэль (актер Даниэль Хендлер назван лучшим), проводящий свое время среди друзей и родственников в шопинг-центре Даун-тауна Буэнос-Айреса, пытается выяснить причину ухода из семьи отца.
       Постепенно выясняется: герой не столько «ищет отца», ныне проживающего в Израиле, сколько возможность самоидентификации. Кто ты, откуда и куда? Такие «простые» вопросы решает юноша Ариэль, словно бы между прочим, в обыденной текучке разговоров с покупателями, продавцами соседних лавочек, беготне по городу.
       О фантастическом преображении актрисы Шарлиз Терон из красавицы в чудовище, точнее «Монстра» (так именуется фильм Патти Дженкинс), мы уже писали в берлинских репортажах. Так что приз актрисе был одним из самых ожидаемых. Вот имя Каталины Сандино Морена возникло вполне неожиданно. С целью вырваться из плена нищеты и безработицы ее героиня, честная колумбийка, становится наркокурьером.
       На мой взгляд, у Каталины были вполне убедительные, более блестящие конкурентки. Например, целая россыпь поразительных женских характеров в шведской психодраме «Предрассветные сумерки» (приз за актерский ансамбль). Тут кстати отметить явную феминизацию фестиваля. Четыре режиссера в главной официальной программе (Сильвия Чанг, Патти Дженкинс, Нэнси Мейерс и Аннет Ольсен). Мощные женские актерские работы (на фоне невыразительных мужских). И, наконец, преимущественно женское жюри, возглавляемое Мак Дорманд. В снятых на цифру «Предрассветных сумерках» нет проблем адаптации к «чужой» жизни эмигрантов. Здесь все еще запутанней. Между всеми героями — дистанция огромных размеров, даже если по утрам они встречаются на одной кухне. Каждый из них пожизненно заключен в камеру вязкого одиночества. Каждый существует в режиме надрывного монолога. Кричи, рви глотку. Тебя не в силах расслышать ни муж, ни первая подруга.
       Вполне достойной наградой отмечен маргинал Ким Ки-дук за фильм «Самаритянка». Этот режиссер — ударник кинематографического труда (в сезон по две картины), успевает точно следить, а главное — следовать тенденциям моды, в том числе и на социальный заказ. В «Самаритянке» речь идет о разрушении неокрепших душ юных кореянок. Двенадцатилетняя Йео-Ин — дочь полицейского — выполняет функции менеджера подружки-сверстницы Джае-Йанг — малолетней проститутки. Когда подруга гибнет, Йео-Ин заступает на ежедневную «вахту», дабы очистить душу любимой подружки от греха. На первом плане фильма Ким Ки-дука не сальные подробности отношений педофилов с проститутками в школьной форме и гольфах, а диалог отца и дочери. Точнее, отсутствие диалога.
       
       
Большинство фильмов конкурса по сути отвечают духу социального заказа. Этим можно объяснить отсутствие истинных художественных открытий. Но соцзаказ выполнен качественно и искренно. Что делать, если Европа вступает в сумрак страха за свое будущее. А ее «объединенные» формально граждане ощущают себя беженцами в собственных странах.
       Но, кажется мне, кинематограф решился на более трудную роль, чем привычное амплуа дотошного диагноста. Экран, быть может, наивно рассчитывает высветить пути выхода из тупика проблем. Ведь, по сути, вопросы беженцев, так славно понимаемые элитой европейских стран, — на уровне обывателя, чиновничества упираются в ту самую глухую стену, которую не пробить, хоть лоб разбей. Наверное, поэтому и возникает «озабоченный» кинематограф, который, конечно же, будут упрекать в социальной ангажированности, эстетическом несовершенстве. Но, думается, кинематограф выходит на очередной виток самопознания. При невозможности как-то реально влиять на впадающее в «сон не разума» человечество нащупывает путь к расширению душевных горизонтов каждого отдельно взятого зрителя.
       
       Лариса МАЛЮКОВА, обозреватель «Новой», Берлин
       
19.02.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 12
19 февраля 2004 г.

Навстречу выборам
Санкт-Петербург: колыбель резолюции
Уличенные в доверии
Появился еще один Путин. Одноразовый
Депутаты любят президента руками детей
Обстоятельства
Ажиотаж на рынке трагедий
Души в аварийном состоянии
Фунт лиха в тротиловом эквиваленте
Армия
Учебная болванка
Ракета отклонилась от курса
Специальный репортаж
В Нижнем созданы все условия для развития малого бизнеса: производства наркотиков на дому
Финансы
Бедная страна им. Корейко
А крайний кто? Налогоплательщик
Тоска «зеленого». Валюта №1 продолжит падение на мировых рынках
Власть и деньги
Государство приучает бизнес платить не сколько нужно, а сколько скажут
Цена закона
Самоубийцам — пожизненное заключение
Московский наблюдатель
Косино как филиал Лубянки
Новости компаний
Оппоненты Чубайса не смогли «вписаться в рынок»
Мир и мы
Генсек НАТО: Разговор будет жестким
Отношения Россия—ЕС за последние четыре года деградировали
Тупики СНГ
Лукашенко продолжает сажать заевшихся коррупционеров
Медицина
Академик Михаил Давыдов: Руководство страны не понимает, что здоровье нации — главное богатство
Консультация: Что такое посттравматический стресс
Спорт
Вратарь Максим Соколов: Хочу стать писателем
«Ближайший резерв» в Португалии вряд ли понадобится
Было на будущей неделе
23–29 февраля. Чем они потрясли мир?
Вольная тема
Предложение праздника: 23 февраля — День терминалий
Наши даты
Тетя Катя
Отчетливый человек
Свидание
Юрий Энтин: Хочу эмигрировать во взрослые!
Кинобудка
Фильм «72 метра» — в автономном плавании
Кто разрушит новую стену в Берлине?
Музыкальная жизнь
Поп-корм до отвала. Русская попса укрепляет свои позиции
«Тату». Девочки прозрели
Культурный слой
Пассажиры одноместного трамвая соскучились по Володину и приехали к нему на день рождения
Василий Аксенов: «Остров Крым» повлиял на полуостров Крым

Следующий номер
«Новой газеты»
выйдет
26 февраля

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100