NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

БОЖИЙ ПРОМЫСЕЛ. РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ КАК ХОЗЯЙСТВУЮЩИЙ СУБЪЕКТ
       
(Фото Тофика Шахвердиева)
    
       
Опубликовав в прошлом номере «Новой» статью Андрея Черкизова «Был ли Иуда сотрудником спецслужб?», мы пригласили читателей к дискуссии о Русской православной церкви как хозяйствующем субъекте. Собственно, дискуссия уже идет. Множество откликов на интервью религиоведа Николая Шабурова, опубликованное в «Новой» № 1 за нынешний год. Многие из них — как тревожный звонок, предупреждающий общество об опасности, исходящей от руководства РПЦ.
       Читатели считают, что Церковь ведет себя все более агрессивно по отношению к населению, которое откровенно рассматривается церковными деятелями как «стадо», пасти которое властью поручено именно РПЦ «по праву рождения». Кроме того, по их мнению, Русская православная церковь:
       — льнет к власти, на всех своих уровнях открыто занимается ее обслуживанием;
       — при попустительстве власти нарушает государственные законы, вторгаясь в школу, армию и другие государственные институты, в которых можно использовать административный ресурс для навязывания «православной» идеологии;
       — используя невиданные государственные льготы, ведет масштабную экономическую деятельность, исчисляющуюся миллиардами долларов, на фоне обнищания народа, которому проповедует нестяжательность и христову нищету;
       — под предлогом «реституции» захватывает движимое и недвижимое имущество в масштабах всей страны, быстро превращаясь в крупнейшего собственника, при том что объявленное «правопреемство» и наследование дореволюционной Российской церкви является спорным с точки зрения церковной истории и сомнительным с точки зрения юридической;
       — «протаскивает» законодательные инициативы, закрепляющие ее исключительные права носителя «единственно верного учения».
       Все это и многое другое никак не красит утративших чувство меры церковных деятелей в глазах людей, которые по мере увеличения церковного преуспеяния в качестве придатка власти все более отворачиваются от РПЦ, в которой они не находят прибежища веры и утешения.
       Так что нынешние недальновидные церковные руководители своей политической и экономической активностью оказывают медвежью услугу самой РПЦ. Впрочем, возможно, им безразлично, что будет «после них». Вместо того чтобы заботиться о верующих и проповедовать христианство, как это делали нищий Христос и его апостолы, пешком «обходя города и веси», РПЦ использует смычку с властью для осуществления религиозной экспансии в обществе, а также решения меркантильных вопросов, весьма далеких от служения Богу.
       
       
ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ БОГ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ
Церковная собственность для монаха дороже Создателя
       
Сретенский монастырь       
Скандал: Церковь отнимает у детей школу. Борьба за здание французской спецшколы № 1216, соседствующей со Сретенским монастырем в Москве, подходит к концу, и выигрывают ее, к сожалению, не дети. Только, видать, и остается школьникам последовать примеру сирот из Ивановского интердома, пристыдивших завоевателей из Минобороны прогремевшей на всю страну стихийной детской голодовкой. Однако святых-то отцов, монахов-постников, пожалуй, голодовкой не разжалобишь: одно слово — аскеты.
       Захват чужого имущества для РПЦ не новость. Примеров тому множество и в Москве, и особенно на периферии. Да и сам Сретенский монастырь был взят штурмом и силой отбит у общины опального священника-«неообновленца» Георгия Кочеткова, которого нынешний сретенский наместник Тихон Шевкунов продолжал гнать и преследовать, пока не добился его изгнания из церкви и запрещения в священнослужении.
       Что же касается школы, то умиляет истинно монашеская нестяжательность, с которой господин Шевкунов (язык как-то не поворачивается назвать «отцом» того, кто выгоняет детей из их дома) объяснил, что лично ему и его монастырю здание школы не нужно: это-де патриарх настаивает на возвращении РПЦ бывшей церковной собственности, а он лишь исполняет веление начальства. Не нужно, но пусть стоит, потому как наша собственность, церковная. И вот здесь, я полагаю, стоит кое-что прояснить. Так сказать, договориться о понятиях. Итак.
       Во все века будучи единым организмом, Церковь постепенно все более превращалась в организацию по мере развития юридической стороны в отношениях между отдельными своими «субъектами»: епархиями, монастырями и приходами. Но, став постепенно юридически и дисциплинарно единой, Церковь — осознанно или нет — избегала единства экономического. Что, будучи парадоксом, именно помогало ей, уже закоснев до организации, все-таки оставаться живым организмом — телом Христа, — так как возможность корысти в отношениях между начальствующими и подчиненными все-таки не могла стать самодовлеющей.
       Поэтому, говоря о «собственности РПЦ», говорим о несуществующем. У Церкви никогда не было единой, общей собственности, да и не могло быть, ибо Церковь — это сам Христос, нищий проповедник, с которого нечего было взять. На самом деле церковная «собственность» всегда была достоянием народа. Причем не «вообще народа», а именно общей собственностью людей, составлявших конкретную приходскую или монастырскую общину.
       Именно эту норму церковных отношений закрепил в самом начале демократических реформ Закон о свободе совести, объявивший любую зарегистрированную религиозную организацию — приход, монастырь, общину, братство — самостоятельным юридическим лицом и собственником своего имущества, действующим на основании собственного гражданского устава.
       Предполагалось, что церковное единство достигается не юридическими и экономическими нормами, а христианскими отношениями внутри самой Церкви, между ее членами. Именно так думали создатели закона. И ошибались.
       Церковная администрация, особо не полагаясь на такие зыбкие понятия, как вера и совесть, и озабоченная более всего возможной утратой административного контроля над своими «подразделениями», потратила годы на борьбу за протащенные ею всеми правдами и неправдами через Думу новые «религиозные» законы, закрепившие в первую очередь ее права как единого собственника церковного имущества. Что бы ни случилось в монастырях, приходах, церковных общинах, братствах и даже в епархиях, с правом на собственность при любых коллизиях происходит «возгонка вверх». Как во времена Уленшпигеля, когда всегда и за всех наследство получал король.
       В уставе РПЦ, с большим скрипом зарегистрированном Минюстом из-за множества (более 50) грубых нарушений Конституции и прав граждан, это объяснялось тем, «что все это принадлежит Богу». На что Минюст резонно возражал, что «Бог не является юридическим лицом». Пришлось из церковного устава это единственное упоминание о Боге убрать.
       Многие, наверное, помнят телевизионную «картиночку, достойную пера»: из автобуса выгружаются вооруженные тяжелыми напрестольными крестами воронежские священники в рясах, строятся когортой и начинают с пением молитвы «Царю Небесный» — прямо как в фильме «Крестоносцы» — лупить, отгоняя от храмовых дверей, этими самыми крестами бабок, удумавших из-за конфликта батюшки с архиереем отделиться от РПЦ всем приходом и никого из церковного начальства в свой храм не пускать. Ну что ж, отделяйтесь, а храм и имущество, построенное и приобретенное на деньги ваши и ваших предков, мы у вас отнимем силой, потому что оно — наше.
       Так или иначе выходит, что ленинский закон «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» наконец-то опровергнут полностью. Отделенная от государства РПЦ давно уже обратно присоединилась и даже, можно сказать, присосалась к новой русской власти.
       А вот вторая часть закона — «об отделении церкви от школы» — опровергается прямо на наших с вами глазах. Присоединив к себе школьное здание, святые отцы, видимо, не задумываются о том, что этим они навсегда «отделят» от Церкви детей, которые в нем учатся.
       
       Олег ЧЕКРЫГИН, в прошлом — священнослужитель
       
       
ОБЗОР ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ ВНУТРИЦЕРКОВНЫХ ГРУППИРОВОК
Краткий путеводитель по коридорам российского православия
       
       
Русская православная церковь стала частью политической системы нашей страны, ситуация внутри РПЦ влияет на общую ситуацию в России, между тем это самый закрытый из существующих в стране институтов. Понять, что происходит внутри Русской православной церкви, значит понять, как и на каких условиях взаимодействует Церковь с государством и обществом.
       Когда мы говорим «Церковь», то подразумеваем хотя бы один из двух возможных ее обликов.
       Первый облик Церкви — миллионы православных христиан. Это люди, различные по политическим взглядам и не объединенные ничем, кроме того, что приходят в храмы и молятся в соответствии с канонами и обычаями.
       В этой Церкви власти, способной приказывать и контролировать исполнение приказов, не существует. Но всегда государство мечтало такую власть приобрести и сделать православие не верой, но идеологией.
       Второй облик Церкви — Московская патриархия. Эта мощная в политическом и финансовом отношении управленческая церковная структура является фактически самостоятельным субъектом в диалоге с государством и обществом. Именно она зачастую и получает от светских СМИ эпитет «Церковь».
       Чтобы обладать властью в Московской патриархии, необходимо контролировать ее управленческие и финансовые рычаги.
       Итак, кто же ведет борьбу за эту власть?
       Главным претендентом на лидерство является митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. В патриархии его многие боялись — слишком активный, мешает уютно эволюционировать вместе с государством.
       Все последние годы существовал и иной курс в Московской патриархии. Его сторонники — так называемая антикирилловская оппозиция. Наиболее старые представители этого пространства — директор церковного комбината «Софрино» Евгений Пархаев и бывший митрополит Воронежский Мефодий. Они — выразители интересов того огромного слоя церковных бюрократов, которые сделали карьеру еще в СССР. Эта старая гвардия свыклась с тем, что РПЦ является даже не младшим партнером государства, а его маргинальным продолжением.
       На смену им приходит новое поколение церковных государственников. Эти уже не готовы мириться с собственной периферийностью, но именно они внедряют идеи: православие и русскость — синонимы, православие — неотъемлемая часть национальной идеи и, наконец, православие — подлинное наполнение государственной идеологии.
       Наиболее яркий представитель «новых государственников в рясах» — архимандрит Тихон (Шевкунов), завязавший контакты и с высшими чинами ФСБ, и с банкиром Сергеем Пугачевым, и с монашеско-фундаменталистскими кругами.
       Взошла звезда отца Тихона в начале 90-х, когда он выступил в «Литературной газете» с программной статьей, призывающей православных держаться за СССР (читай: «за империю в любом ее облике») и негативно относиться к термину «демократия».
       Как и во времена СССР, внутрицерковная политика продолжается и за пределами патриархии. Естественно, главные сторонники огосударствления Церкви сидят на Старой площади. Они видят опасность усиления РПЦ как не зависящей от администрации президента общественной силы и понимают, что главный противник тут — Кирилл.
       Одно из основных действующих лиц «от государства» — Владислав Сурков — претворитель в жизнь принципа устройства российского общества, который можно назвать так: «все в одном стакане».
       Конечно, Сурков — не самостоятельная фигура, а всего лишь технолог высокого уровня, исполняющий заказ власти. Суть этого заказа (в том, что касается РПЦ) — превратить православную церковь в идеологическое подразделение авторитарного государства, настоящий центр по торговле «опиумом для народа».
       Этот разномастный конгломерат бюрократов, фундаменталистов, политтехнологов-империалистов, с одной стороны, и иерархов-автономистов, примыкающих к митрополиту Кириллу, с другой, — и есть две главные противоборствующие силы в РПЦ.
       Борьба между ними велась в последнее десятилетие с переменным успехом, но последняя схватка все же осталась за кирилловцами.
       В высших эшелонах Церкви во второй половине 2003 года произошел ряд кадровых перестановок. Удален в Казахстан митрополит Мефодий, из самой богатой Воронежско-Липецкой епархии его отправили фактически в ссылку. Митрополит Солнечногорский Сергий перестал быть управделами РПЦ и отправлен в Воронеж, на его место назначен епископ Боровский и Калужский Климент, бывший первый заместитель митрополита Кирилла.
       Но, конечно, идеологические разногласия, интриги, столкновения интересов и группировок на этом в Московской патриархии не закончились.
       
       Андрей ШВЕЦ
       
       
       БИЗНЕС ЦЕРКВИ
       1994 г. РПЦ обратилась к правительству РФ за разрешением ввозить подакцизные товары (вино и сигареты) как гуманитарную помощь — без налогов и таможенных пошлин.
       1995 г. РПЦ и Минобороны (П. Грачев) создали Федеральный фонд для аккумулирования внебюджетных средств за счет продаваемого на нужды патриархии военного имущества…
       1996 г. Церковное художественно-производственное предприятие «Софрино» реализовало гуманитарное вино через коммерческие фирмы на 30 млн долларов. Церкви и государству ничего не досталось.
       2000 г. Гульназ Сотникова — во главе патриаршего Фонда примирения и согласия. Авиаперевозчикам рекомендовано прислушаться к ее идее о создании единого агента на рынке международных грузовых перевозок.
       2002 г. Подписан «План привлечения средств для расчетов за выполнение работы по воссозданию храма Христа Спасителя в Москве…». Некоторых бизнесменов заставляют платить взносы. Расходы на храм «дрейфовали» от заявленных 200 млн долларов до 500 млн.
       
       
Настоятель храма свв. Косьмы и Дамиана о. Александр БОРИСОВ:
ХОЧУ СОХРАНИТЬ СВОЙ ПРИХОД, А ДРУГИМ Я НЕ СУДЬЯ
       
       — Сретенский монастырь отбирает школу у детей только потому, что она стоит на бывшей монастырской земле. Зачем?
       — Многие государственные школы в тридцатых годах в Москве строились на монастырских и церковных землях в противовес общественному влиянию Церкви. Так что, если хотите, это некое восстановление исторической справедливости. Конечно, здесь каждый случай нужно рассматривать индивидуально.
       — А вам не кажется, что для Церкви, может быть, вообще несвоевременно в нашей разоренной стране, среди обнищавшего народа, отстаивать права на собственность?
       — У нас в стране огромные средства тратятся впустую, а приходы вынуждены влачить жалкое существование на собранные среди прихожан пожертвования. А между тем Церковь могла бы приносить государству и обществу большую пользу в рамках своего социального служения. Для этого нужно, чтобы при каждом храме был дом прихода, где могла бы вестись внебогослужебная работа церкви. Но денег на это нет, и ни власть, ни бизнес не спешат помогать нашей приходской жизни.
       — Не знаю, намеренно или нет, но вы переводите разговор на внутриприходские темы.
       — Конечно. Это как раз то, что я знаю и что меня волнует, а что там у отца Тихона или в других местах, я не знаю и судить не берусь.
       — Итак, получается, что приходы сами по себе, а что делает от лица Церкви и именем народа патриархия: например, покупает на табачные и нефтяные деньги банк за миллиард долларов или получает взятки от Хусейна за лоббирование его интересов, вас не касается и не волнует?
       — А может, это все неправда? Мало ли что в газетах напишут. Я, например, 10 лет участвовал в работе Комиссии по помилованию при президенте РФ. Когда комиссию решили закрыть, то в разных газетах было опубликовано с десяток статей, где была возмутительная ложь. Так что когда про владыку Кирилла писали, что он торгует водкой и табаком, как я могу знать, правда это или нет? Понимаете, это сфера, о которой я ничего не знаю и ничего не могу сказать. Вот о приходской жизни — пожалуйста.
       — То есть очевидная развращенность церковной верхушки, с вашей точки зрения, не может явиться препятствием для прихода людей в церковь?
       — Во-первых, даже если это и так, это скрыто от глаз, поэтому мало кто на это обращает внимание. Во-вторых, подобные настроения в Церкви были с первых ее шагов, это видно из Посланий апостолов.
       — Если верующих один процент населения, значит, для власти нет смысла использовать Церковь в качестве политического инструмента? Зачем же она так активно этого добивается?
       — Есть еще примерно сорок процентов «облегченных христиан». Они положительно воспринимают «церковное стояние» наших лидеров.
       — Итак, священники заняты приходскими делами, Князья Церкви — дележкой власти и богатства. Значит, невоцерковленные, составляющие девяносто девять процентов населения, церкви безразличны?
       — Каждый должен заниматься своим делом. Я, например, для себя в какой-то момент решил отказаться от публичности ради того, чтобы сохранить свою общину и возможность христианской проповеди в той мере, в какой это удается. Это для меня является самым главным делом моей жизни, а другим я не судья.
       
       Беседовал Олег ЧЕКРЫГИН
       
       
09.02.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 9
9 февраля 2004 г.

Болевая точка
    Теракт в московском метро 6 февраля 2004 года:
«Люди вели себя очень по-человечески». Хроника трагедии
Рассказ очевидца — медика-спасателя бригады МЧС
«Завтра доноры встанут в очередь»
«Это готовил спец»
Нет таких слов…
Психологический взрыв всегда разрушительней, чем сам теракт
Как выжить…
Рядовые этой войны ездят на метро
Виктор Шендерович: Патрушев! Почему вас никто не видел?
Перед нами будущее, которое необходимо предотвратить
Навстречу выборам
Фальшивка для президента
Фальшь должна быть чистой и красивой
Цель: удовлетворение «Единой России»
У Путина была своя «семья». Осталась или нет?
На материалах о Путине грифа секретности не было
Среди организаторов предвыборной кампании Владимира Путина есть герои уголовных дел
Брежнев, Путин и дебаты
Власть и люди
Царь болота. Каким видят своего президента граждане России…
Армия
Солдатские матери России объявили о создании своей партии
Г-ну Леонтьеву приказано считать наши вертолеты лучшими в мире
Подробности
В Ростове идет суд над офицерами внутренних войск
Расследования
Следствие ведут черепахи
Попросит ли Ельцин прощения у лосей?
Мосгорсуд зафиксировал падение курса репутации замгенпрокурора Бирюкова
Обстоятельства
Нанятый государством менеджер обманул государство
Автогражданка
Дума опять прокатила автогражданку
Отдельный разговор
Божий промысел. Русская православная церковь как хозяйствующий субъект
Финансы
Починку нужно было отчитаться, и население разбогатело
Взгляд на доклад министра из Ростова
Взгляд на доклад министра из Воронежа
Точка зрения
«Услуги империи просьба не предлагать»
Инострания
Немцы пересаживают органы власти
Мир и мы
В Чечне будет представительство ЕС
Регионы
Самая масштабная кража года
Саратовские зэки нашли дорогу к зрителю
Образование
Людмила Великова и Андрей Бильжо создали новый учебник русского языка
Спорт
В тихоновском омуте…
Плющенко проиграл Ягудину
Телеревизор
Где телевизор — там и родина?
Вольная тема
Юрий Рост. Как Иоселиани справлял свое 70-летие
Наши даты
40 дней назад ушел Владимир Богомолов
Исторический факт
100 лет назад началась русско-японская война
Кинобудка
Морской boy. Открытое письмо Александру Покровскому
Прощай, самец!
Ленты прошлого делают современный андеграунд очередными дублями
Близкие незнакомцы встретились

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100