NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ПОСЛЕДНИЙ ШАНС УЗНАТЬ ПРАВДУ
       
       Мы продолжаем публиковать ответы претендентов на пост президента на вопросы, заданные им в открытом письме жертв терактов («Новая газета», № 2, 2004). «Мы потеряли близких при взрывах жилых домов в 1999 г. и при захвате театра на Дубровке в 2002 г… — говорится в письме. — Мы тщетно пытались получить от власти вразумительные объяснения… Для нас эти выборы — возможно, последний шанс добиться правды». В № 2 мы опубликовали ответы первых трех кандидатов — Ирины Хакамады, Николая Харитонова и Ивана Рыбкина. Сегодня — продолжение.
       
       
Вопросы к кандидатам в президенты:
       ПО ВЗРЫВАМ ДОМОВ:
       — Почему власть воспрепятствовала расследованию событий в Рязани, где сотрудники ФСБ были уличены в подготовке взрыва жилого дома?
       — Почему спикер Госдумы Геннадий Селезнев объявил о взрыве жилого дома в Волгодонске за три дня до того, как он произошел?
       — Почему не расследовано обнаружение гексогена в мешках с надписью «Сахар» на военной базе в Рязани осенью 1999 г.?
       — Почему под давлением ФСБ закрыто следствие о передаче гексогена с военных складов в подставные фирмы через НИИ Росконверсвзрывцентр?
       — Почему арестован адвокат Трепашкин, установивший личность агента ФСБ, арендовавшего помещение для закладки бомбы в доме на ул. Гурьянова?
       ПО ДУБРОВКЕ:
       — Почему решение о начале штурма с применением газа было принято, когда наметились реальные возможности освобождения заложников?
       — Знали ли власти о том, что взрыва не будет, применив медленно действующее средство, что давало возможность привести в действие взрывные устройства?
       — Почему все террористы, в том числе находящиеся в беспомощном состоянии, были уничтожены, а не арестованы для проведения расследования?
       — Почему власти скрыли существование участвовавшего в захвате театра Теркибаева и после того, как его имя стало известно, он погиб в автокатастрофе?
       — Почему при проведении спецоперации не было организовано оказание доврачебной помощи заложникам, что привело к гибели 130 человек?
       
       
Кандидат в президенты С. МИРОНОВ:
«Считаю преступлением, когда политики делают карьеру на смерти людей»
       
(Фото — ИТАР-ТАСС)       Когда в стране происходит трагедия такого масштаба, как это было со взрывами домов в Москве и Волгодонске, с захватом заложников в культурном центре на Дубровке, все мы, граждане России, испытываем одинаковые чувства и хотим одного: найти и наказать виновников преступления. Настоящих виновников.
       На следствии лежит огромная ответственность. При расследовании любых дел, а тем более таких сложных, общественно значимых, как «Норд-Ост», нельзя проявлять торопливость. Необходимо дать следователям закончить свою работу. Необходимо проявить терпение.
       Такие дела не могут и не должны служить поводом для нечистоплотных политических махинаций. Считаю преступлением, когда политики делают свою карьеру на смерти людей, на горе их близких. Я этим заниматься не буду.
       Считаю, что мы должны ознакомиться с мнением следователей, которые больше года занимались выяснением причин и поиском виновных. И только после этого делать выводы, если мы действительно хотим эффективно бороться с терроризмом.
       
       
Кандидат в президенты С. ГЛАЗЬЕВ:
«Необходимо создать институт парламентских расследований»
       
(Фото Дмитрия Копылова)       В этих вопросах содержатся чудовищные обвинения действующей власти. Я, конечно, не могу подменять ни судью, ни прокурора и рассуждать о том, чего точно не знаю. Поэтому отвечу сразу на все вопросы — по общей теме.
       Я уверен, вскрыть истину необходимо. Потому что и по событиям на Дубровке, и по взрывам домов — в отношении этих трагедий у общественности нет уверенности, что все было именно так, как трактуют власти. Поэтому я предлагаю создать институт парламентских расследований. Это очень важно, и я уже занимался этим, когда работал в Совете Федерации; впервые в России тогда удалось организовать расследование обстоятельств и причин финансового краха 1998 года. Мы сделали многое, собрали свидетельства, факты, потребовали признаний от генпрокурора. И сейчас, в нынешней Думе, я вижу реальные возможности для организации расследования по Дубровке и взрывам. И мне кажется, кстати, что это будет проще, чем в прошлой Думе, которая отказала в создании комиссии по расследованию расстрела парламента в 1993 году. Конечно, в рамках действующей Конституции парламентская комиссия не будет обладать правом допроса свидетелей, но попробовать стоит.
       
       
Кандидат в президенты О. МАЛЫШКИН:
«Ставить под сомнение работу спецслужб — не наша компетенция»
       
(Фото — ИТАР-ТАСС)       По взрывам домов:
       — По расследованию в Рязани. Я с такими фактами даже не встречался, не сталкивался.
       — О Геннадии Селезневе. Мне ничего не известно.
       — Гексоген… Это прерогатива спецслужб, они этими делами занимаются. Каким образом гражданский человек может туда попасть? Думаю, спецслужбы сработали, исходя из того, что можно было сделать в тот момент. Ну как вы считаете, чтобы в нашей стране… Даже у меня и слов-то нет на эту тему… в том аспекте, в котором ставится вопрос. Считаю, этого не могло быть. Против своих людей? И говорить не стоит… Напрочь отрицаю. У меня даже в голову такое не может зайти. Такой вымысел… Надо талант иметь, чтобы раскачать такое дело. Но, согласен, надо брать истоки — если, например, говорить о «Норд-Осте», то другое дело — задавать вопрос: каким образом туда попали террористы? Проникли? Вооруженные? В центр Москвы? Вот этим очень сильно надо заниматься. А ставить под сомнение работу спецслужб — не наша компетенция. Ошибки могут у них быть, но они принимали правильное решение.
       — Почему следствие закрыто? Почему арестован адвокат Трепашкин? Я не знаком с этими вопросами.
       
       По Дубровке:
       — О начале штурма. Не думаю, что тогда наметились реальные возможности освобождения заложников. Мы же все смотрели телевизор — ничего там не намечалось. Думаю, спецслужбы приняли правильное решение о штурме. Я бы так же поступил. А если бы все бабахнуло? Сколько бы погибло? Все. Хакамада может что угодно говорить о переговорах — это популизм и болтовня. В тот момент никто не знал, как бы развивалось. Повторю, самое главное по Дубровке — что я буду делать — это узнать, каким образом вооруженный отряд попал в «Норд-Ост».
       — Знали ли власти, что взрыва не будет? Не ко мне вопрос. Ну вот Хакамада говорит: наметились шансы для переговоров. Она ничего не знала! А если наметились, пусть бы и делала все это. Вышла бы и сказала: «Стоп, вот они — все заложники выходят, еще две минутки — и я все сделаю». А то — тихо там где-то что-то, а после стала говорить. Не по-людски это все. Политические дивиденды — на чьем-то горе.
       — Почему все террористы были уничтожены? В тот момент, представьте, вот влетели, быстро, кто там определял: в беспомощном они состоянии или нет, все летит, несется, я подумал, что он беспомощный, а он притворился и рванул… Это нужно бывать в таких моментах, чтобы понимать. Не приходилось там выбирать. Уничтожил — и попер. Выбора не было — или всем погибнуть, или уничтожить. Конечно, люди ведут не пустые разговоры. Раз они есть, значит, где-то что-то недоделано. Но сделать нужно было именно так. Но недоработочки остались. И вы представьте: потянулось бы, переговоры эти, один говорит, другой, этот беспомощный… И рвануло бы. Представляете, сколько было бы жертв, и тогда все по-другому бы заговорили.
       — О Теркибаеве. Я не знаю этих фактов.
       — О медпомощи. Это была недоработка всех. Нужно было мгновенно реагировать, но это вопрос не спецслужб, а к московскому правительству и спасателям. Недоработали. Думаю, за это кто-то наказание понес. На уровне врача какого-нибудь отделения — который не откачал. Вот это я могу узнать. Хотел бы сказать, что если бы я оказался в заложниках, там, на Дубровке, как простой гражданин, я бы вел себя по-другому. Совсем. Я бы не сидел. Я бы загрыз их там голыми руками. Я такой по натуре человек. Были мужики же там… Они должны были организоваться в обязательном порядке. Выживай прежде всего сам, а потом на кого-то надейся. Мы же мужики. Ты должен свою жизнь отдать за любимую, за своих детей, за Родину. Потому что ты — мужик. И это самое главное слово. А если на тебя кто-то цыкнул — и ты бежишь в милицию заявлять, на тебя топнули — и ты опять бежишь… Да вы бы, женщины, нас таких и не любили. Правда?
       
       
       Необходимое послесловие
       Неинформативно, однако. И поэтому очень грустно. Люди, решившие идти в президенты, могли бы знать и побольше. И быть позаинтересованнее в поисках истины… Не так ли?
       
       Подготовила Анна ПОЛИТКОВСКАЯ
       
26.01.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 5
26 января 2004 г.

Отдельный разговор
Держа Вю. Здравствуй, прошлое!
Дядя Степа сильнее всех живых
Пришла цензура в сапогах
Без стука не входить?
Мы все быстрее летим в СССР образца тридцатых
Выходит, зря рвали партбилеты?
Обстоятельства
Кремль не платит за лояльность
Султыгов ёк, но не до конца. И ненадолго
Расследования
Адвокат Артюхова не успела съесть маляву Ходорковского
Кто ведет войну против Джорджа Сороса в Америке и России?
Точка зрения
Путь к власти меняет походку
Анализ на лояльность. Его сдали президенту неизвестные известные журналисты
Навстречу выборам
Почему начали мочить «Комитет-2008»?
Геращенко отдыхает
Последний шанс узнать правду. Кандидаты на пост президента РФ отвечают на вопросы о взрывах домов и захвате «Норд-Оста»
После выборов
У СПС было четыре головы…
Мир и мы
После ареста Ходорковского и думских выборов европейцы разуверились в генетическом родстве с Россией
Чтобы продать авианосец «Горшков» Индии, мы должны его сначала сделать
Тупики СНГ
Белорусы наказаны за болтовню своего президента
Две операции по спасению Кучмы прошли с разным успехом
Регионы
На смену красному пришел пояс цвета хаки
Подробности
Вневедомственную охрану посадили на бюджет
Наши даты
Евгений Евтушенко. Тоталитаризм начался с тире
Реакция
Учим чиновников читать газету и уважать читателей
Специальный репортаж
Под сенью «Тополей»
Московский наблюдатель
Лужков прописал Кришну в Москве
Инострания
Отбивные на утюге. Независимое мышление Великой Британии
Образование
Детей приучают делать правильный выбор
Спорт
Боксер Виктор Агеев — вторая «сорвавшаяся звезда» после Стрельцова
По чьей вине у Егора Титова обнаружен допинг?
Сюжеты
За результат — бронзовые медали
Исторический факт
27 января 1944 года — день снятия блокады Ленинграда
Свидание
Михаил Пиотровский: Эрмитаж — цифровые технологии XIX века
Кинобудка
Зара Абдуллаева. Персонажи в поисках дождя
Театральный бинокль
Опыт женского продюсерского центра «Чайка ТВ»
«Действующие лица» – 2004

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100