NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

МАСКХАЛАТНОСТЬ
Истинные виновники смерти призывника Березина скорее всего не будут наказаны. Их халатность в отношении к здоровью и жизням молодых ребят пытаются замаскировать
       
(Фото Владимира Веленгурина)
     
       
Володя Березин умирал долго. Это уже потом его командиры озвучат версию о «молниеносном» течении болезни. На самом деле призывника из Подмосковья — здорового парня, готовившего себя к службе в спецназе, — убивали долгие три недели: вначале проморозили во время печально известного авиаперелета, потом застудили в части, выставив после бани на мороз, и добили, заставив бегать по колено в снегу на так называемой зарядке.
       За время своей короткой службы Березин столкнулся с концентрированным выражением всего того, что делает армию «школой жизни» — начиная от откровенного скотства командиров и заканчивая ставшей привычной «дедовщиной». Мы уже писали о том, что говорят сами солдаты о причинах смерти своего сослуживца («Новая газета» № 3). Теперь, после беседы с представителем командования Магаданского погранотряда можно с уверенностью утверждать, что в гибели рядового Березина виновата не только и не столько команда «покупателей» и офицеры, отвечающие за перевозку личного состава, продержавшие призывников несколько часов на двадцатиградусном морозе новосибирского и амурского аэропортов, а вся «властная вертикаль» российской армии и ФСБ с их пограничными войсками.
       
       
Магаданская областная больница, куда угодила большая часть «замороженной» командирами партии призывников из Подмосковья, расположена с роскошью пятизвездочного отеля: у знаменитого Нагаевского залива, с плакатным видом на поросшие лиственницей сопки и свинцовую равнину замерзшего Великого океана.
       У берега застыл угловатый ледокол «Красин». Его визит в жизни Магадана стал вторым по важности событием января. А главная городская новость впервые за долгие годы «потянула» на общефедеральное значение: массовая вспышка пневмонии пограничников и смерть рядового Березина сделали столицу Колымы самым упоминаемым в СМИ российским областным центром.
       
       Дальний, дальний Восток
       Оказывается, расстояние можно измерять в градусах. Голос стюардессы, объявившей перед вылетом температуру «за бортом», был скучен: четыре градуса ниже нуля, холодно. Зато на подлете к магаданскому аэропорту «Сокол» голос заметно оживился — мороз 37 градусов.
       Магадан до сих пор не может отвыкнуть от своего прежнего «полузакрытого» статуса. До сих пор доступ в некоторые колымские районы ограничен специальным распоряжением областного начальства, а в кассе местного автовокзала висит короткий список «не въездных» населенных пунктов. Здесь уже нет «зон» — просто потому, что стало невыгодно содержать заключенных. Зато остались золотые прииски и водится красная рыба, так что пограничникам есть что охранять. Но лучше всего покой неофициальной столицы сталинского ГУЛАГа стережет российская бедность. Просто так сюда не приедешь: перелет из Москвы стоит (без льгот) больше четырнадцати тысяч рублей. Так что бичей, которые лет пятнадцать назад толпами приезжали сюда на заработки, в Магадане почти не осталось. Бомжей — тоже. А вот солдат возят сюда бесплатно.
       Трудно представить, что чувствует вчерашний школьник, внезапно оказавшись здесь, за тысячи километров от родного дома. Назвать здешние края «русским Севером» просто язык не поворачивается. Местные таксисты раскатывают по крутым улицам Магадана на роскошных «праворульных» «Тойотах». Окружившие город величественные сопки, поросшие искореженными холодным ветром деревьями, больше напоминают иллюстрацию к средневековому самурайскому роману. А остальную Россию местные жители называют не иначе как «материк». Зато по части функционирования «властной вертикали» столица Колымы ничем не отличается от любого другого областного центра России. И реакцию местного военного начальства на трагедию, произошедшую с призывниками из Подмосковья, тоже можно считать стандартной.
       
       Присяга пациента
       Пройти в пульмонологическое отделение Магаданской областной больницы оказалось неожиданно легко. Охраны в крашенном масляной краской подъезде «черного» хода не было, а курившие на лестнице больные не обратили на меня ни малейшего внимания. В длинном коридоре тихо переругивались двое военных: «Бедные дети… А на них пахать можно...». В отдалении маячила широкоплечая фигура парня с выбритой «под ноль» головой и в больничной пижаме. «Призывников у нас нет», – строго заметил вызванный санитаркой врач. — «Есть солдаты. Вот один, ходячий...». «Ходячий солдат», придерживая ватку в сгибе локтя, подошел ближе: «Поговорить? Давайте». Разговаривали в ординаторской.
       Правда, «свобода сбора информации» продолжалась недолго. «Да, понятно. Никакой прессы», — отрапортовал, подняв телефонную трубку, присутствующий при моем разговоре с солдатом врач. Поглядев на меня, пожал плечами: «Ладно, заканчивайте, раз начали — не выгонять же…».
       Врач демонстративно читал газету. Солдаты недоверчиво улыбались и опасливо косились на диктофон. Замялись: «Понимаете, нас просили с журналистами не общаться, так что — без фамилий». Оказывается, уже несколько раз к ним приходили какие-то офицеры и инструктировали по поводу общения с прессой. К примеру, говорить о нарушениях дисциплины в части категорически не рекомендовалось. «А что, были такие случаи?» «Еще как! — оживился «ходячий солдат». — Меня вот перед самой отправкой сюда сержант бил перед строем. Ногой в живот, потом коленом в грудь. Да еще в казарме очень холодно было. Нас сержант научил температуру «накачивать»: мы становились строем, клали руки друг другу на плечи и качались. Помогало. Минут двадцать покачаешься — и тепло».
       Результат опроса потерпевших явно не совпадал с озвученной в центральных СМИ версией. Получалось, что слегли солдаты не сразу после прибытия в часть, а вдоволь набегавшись на морозе в ходе «зарядок» и переночевав пару недель в выстуженной казарме Петропавловска-Камчатского. Попутно — все остальное, полный букет: драчливые сержанты и «деды», равнодушные прапорщики и офицеры и беспредельщики из национального землячества.
       О том, что тяжелая болезнь солдат не стала прямым следствием перелета, можно было понять из простого сопоставления дат. 3 декабря заболевшие парни были призваны в армию, 4-го — ночевали на голом полу в подмосковном аэропорту «Чкаловский»; с 5-го по 6-е их морозили в Новосибирске и в Амурской области, и только незадолго до Нового года они попали в госпиталь с диагнозом «пневмония». А до этого был Петропавловск…
       Сразу после прибытия в часть, 6-го декабря, никто из них не обратился к врачу: легкий кашель и насморк — ничего серьезного... Потом служили, как все. То есть спали в выстуженной казарме, «накачивая» в ней приемлемую температуру приседаниями; бегали по утрам на зарядку по камчатскому морозу, естественно, не в бушлатах; мерзли после холодной бани на пронизывающем ветру, дожидаясь у выхода своих сослуживцев….
       По словам ребят, задыхаться во время зарядки Владимир Березин начал только перед отправкой в Магадан. Через две недели после злополучного рейса. Сержанты не обращали на это никакого внимания: «Такого кабана гонять и гонять нужно». На армейском сленге все это, по злой иронии судьбы, называется «карантином» — специальным сводным подразделением, в котором проходят первоначальную подготовку вновь прибывшие.
       Действительно, здоровье Володи Березина позволило ему продержаться почти месяц. Даже попав вместе с остальными участниками «ледового рейса» в магаданскую часть, он не сразу оказался в больнице.
       Так, по словам полковника Леонида Харчева, заместителя по кадрам командира Магаданского пограничного соединения, прибыв 15 декабря к месту службы, только 23-го он обратился с жалобами на здоровье. 24 декабря был госпитализирован в инфекционную больницу Магадана, потом, 28-го, переведен в реанимацию, где и скончался 2 января нового, 2004 года. Так долго не длится ни одна пневмония. Скорее всего, серьезно Березин заболел уже в части, простуженным бегая по морозу на издевательских «зарядках». А значит, спасти его на Камчатке от начинающейся болезни мог курс обычного отечественного антибиотика, а вовсе не «курс молодого бойца»…
       
       Визит «спецкора»
       О своих армейских приключениях пациенты магаданской областной больницы рассказывали неохотно: оказывается, неоднократно навещавшие их офицеры настоятельно не рекомендовали рассказывать о подробностях службы. Зато, по словам тех же посетителей, о том, как проходил злополучный перелет, они могли говорить совершенно свободно. К тому же солдат, часть дня проводивших под капельницей, сильно озадачил инцидент, произошедший после моего первого посещения.
       «В субботу, через час после того, как ты ушел, к нам пришел какой-то мужик и сказал, что он — корреспондент «Новой газеты» из Москвы. А потом начал задавать те же вопросы, что и ты. Мы ему — как учили: поморозились мы в дороге, попали сюда… Про то, как нас в части били, решили не говорить — и правильно сделали. Мужик этот потом нам сказал, что он из ФСБ. Говорит, на присягу к вам приду».
       Встретиться еще раз с агентом у ребят не получилось. Присягу им перенесли — до полного выздоровления. Клятву верности подморозившему их государству давали более везучие солдаты, успевшие к тому времени оправиться от последствий перелета и первых дней службы. Зато для меня лично визит в больницу «журналиста» окончательно расставил все точки в странном деле «молниеносной пневмонии».
       В науке управления производством есть такой термин — «минимизация отрицательных последствий». Российские военные выражаются проще: «прикрыть задницу». То есть — уменьшить гнев начальства после очередного «залета» до приемлемых величин, выдавая информацию о случившемся частями и в благоприятном для себя свете. Скорее всего, в случае с гибелью Владимира Березина и болезнью восьми десятков призывников рецепт спасения командирского «тыла» выглядел так: раз уж в СМИ попала информация о тех безобразиях, которые сопровождали все этапы перелета команды проводников из Москвы на Камчатку, то прессе лучше этим и ограничиться. Конечно, отвечать за гибель солдата все равно придется, но круг виновных в этом случае сужается до минимума, затрагивая только сопровождающих призывников лиц. Все остальное, конечно, вскроется, но только в рамках служебного расследования, которое, по старой привычки, утаят от общественности.
       Ведь «властная вертикаль» имеет довольно существенный недостаток. К примеру, ее наличие начисто снимает вечный российский вопрос: «Кто виноват?», поскольку доведенная до абсолюта полнота власти на деле должна означать столь же абсолютную полноту ответственности. В некоторых случаях это совсем ни к чему: незачем связывать имя Главнокомандующего и президента, а также министра обороны и директора ФСБ с отдельными разгильдяями из числа их подчиненных. Ведь если бы не массовая вспышка пневмонии у сослуживцев Володи Березина, никому бы и в голову не пришло связать его гибель с обстоятельствами перелета группы призывников из Москвы на Камчатку. Просто — еще одна похоронка. Не выдержало здоровье. Армия и ФСБ тут ни при чем. Государство — тоже.
       
       Павел ВОЛОШИН
       
       
       Вместо комментария
       
       
В субботу 17 января в Магадане имел место весьма поучительный эпизод с посещением опером из ФСБ застуженных родными командирами бойцов. Итак, сразу после обеда непримечательный с виду мужчина средних лет в свойском разговоре подсел на койку к проходящему по следствию свидетелем призывнику с воспалением легких. Представившись корреспондентом «Новой газеты» из Москвы, он попросил солдата и его товарищей рассказать о ставшем теперь знаменитом «ледовом походе» в подробностях. Никаких подробностей ловкий сыщик не дождался, а, услышав обычную версию, уже обнародованную в центральных СМИ, вздохнул с облегчением. И тут же раскрыл молодежи как родным служебный секрет: он сотрудник ФСБ.
       А каких бы он подробностей хотел, если настоящий журналист «Новой газеты» Волошин сидел на той же койке на час раньше, не забыв при знакомстве предъявить служебное удостоверение? Оперу больные не поверили, как семеро козлят совершенно резонно не поверили в свое время волку. Интерпретировать этот доморощенный детектив можно как минимум двояко. Наиболее вероятно, что местное начальство, внесшее свой вклад в эту скотскую историю, решило из первых уст узнать, какие опасные для него подробности способны сообщить залетным журналистам пострадавшие? И послало сотрудника своего ведомства (напомним, что погранвойска относятся именно к ФСБ) на разведку. С тем чтобы опасную информацию выявить и через непосредственных командиров запретить к распространению. Скажем, засекретить.
       Могло быть и иначе: опасаясь, что на местах вся правда будет скрыта начальниками, Москва приказала магаданскому горотделу ФСБ провести свое независимое расследование. И только уж потом, в силу непобедимого армейского и бюрократического кумовства, материалы закрытого расследования станут известны начальникам призывников, а ненужные темы будут запрещены в разговорах с журналистами. Куда ни кинь – всюду клин.
       Все одно, эти хитрые замыслы были блестяще провалены местным оперработником. Он зашел в гостиницу к знакомой администраторше, просмотрел список жильцов, выбрал себе легенду по возрасту и симпатиям и двинул разводить жертв только что реформированной армии на душевные откровения. Святая простота… По другому и не могло случится в ведомстве, где главные противники до сих пор — США и журналисты.
       Одно ясно – начальству надо знать заранее, какие подлые детали для следствия хранит цепкая память выживших пограничников. А в рапорте это может отразиться и таким образом: «Используя имеющиеся оперативные позиции в среде работников гостиничной администрации, для выполнения задания была отработана легенда посещения объекта. Используя метод подхода «под чужим флагом» (приезжего корреспондента), сотрудник… в доверительной беседе с объектом получил следующие данные о деталях дела, могущие привести к негативным последствиям в среде служащих магаданского погранотряда…».
       
       Валерий ШИРЯЕВ
       
       
22.01.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 4
22 января 2004 г.

Армия
Маскхалатность. Виновными в трагедии пытаются сделать только тех, кто попал в поле зрения журналистов
Ответит ли за замерзших призывников «Арбатский» военный округ?
Басманный суд оценил тактическую ошибку генерала Казанцева в 250 тысяч рублей
Автогражданка
Эвакуация кошельков. Сотрудники ГИБДД отстаивают свои интересы с помощью спецтехники
Это не страховка. Это — новый налог
Учитесь разговаривать с постовым
Комментарии специалистов
Навстречу выборам
Заявление Российской демократической партии «ЯБЛОКО»
В Питере появился избирательный блок «СПС – «ЯБЛОКО»
Почем подпись за президента?
После выборов
Елена Боннэр: Повезло тем, кто не попал в Думу
Власть
Кадыров подлизывается к Путину. Другого способа выжить у него нет
Анонс
Новая акция: — «Против судебного произвола»
Экономика
Определяющие сегодня экономическую политику силовики разработали проект, который может подстегнуть инфляцию
Точка зрения
Евгений Ясин: Экономический кризис не грозит. Есть кризис доверия государства и народа
Личное дело
Президент Татарстана не смог научиться курить
Специальный репортаж
Горбачевщина. Конфликт вокруг школы Президента СССР
Расследования
Стало известно, кто прокатил Путина на краденом автобусе
Адвокат Ходорковского изумляет немцев правдой о России
Отделение связи
Опровержение и наш комментарий
И моего отца расстреляли по приговору «тройки»
Московский наблюдатель
Курс рубля к серебренику
От хлеба пока никто не умер
Общество
Fax you, родная столица! Диалоги и монологи провинциалов о Москве и москвичах
Милосердие
Помогите поставить ребенка на ноги!
Власть и люди
Самая преданная москвичка не вписана в историю столицы
Власть и деньги
Депутатский статус позволяет лишать здания статуса памятников архитектуры?
Спорт
Кубок Содружества превратился в фарс, как и само СНГ
Тренер сборной Латвии не хочет играть с Россией
Телеревизор
Первый и MTV перешли на стереовещание
Новости телеканалов
Сюжеты
Над пропастью «моржи»
Подробности
Показали морковь и спрятали
Было на будущей неделе
26 января – 1 февраля. Чем они потрясли мир?
Свидание
Максим Никулин: Чтобы на манеже было смешно, вокруг должно быть все серьезно
Кинобудка
Среда хоббитания. А что Толкиену?
Музыкальная жизнь
Александр Городницкий — об авторской песне
Бит без синяков. Репортаж с двух разных фестивалей в двух разных столицах
Культурный слой
Вереск — на благо Мира
Вольная тема
Преподаватели журфака: испуганный студент — существо безобидное. Наглый — невыносимое

АРХИВ ЗА 2004 ГОД
95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 35-36 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2004 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100